Политика | |

Амнистия вместо либеральной наркополитики

19 декабря, 2020 | Нино Чичуа
Амнистия вместо либеральной наркополитики

Парламент Грузии десятого созыва, как и пришедшая в 2012 году во власть «Грузинская мечта» начинает свою деятельность с объявления амнистии. Однако, ее масштабы гораздо скромней актов помилования прошлых лет.

Каковы мотивы и цели объявления новой амнистии? Кого она коснется, а кого нет? Указывает ли инициированный законопроект на необходимость либерализации наркополитики?

Осужденных по каким статьям УК коснется амнистия?

Инициатором законопроекта выступил председатель комитета парламента по правам человека Михеил Сарджвеладзе, ранее занимавший должность заместителя министра юстиции.

По нынешней редакции проекта, амнистия коснется статей, предполагающих нарушение относительно не тяжких преступлений. В перечень входят преступления, связанные с наркотическими веществами, воровство, фальсификация, нанесение ущерба имуществу, некоторые категории нанесения телесных повреждений.

На амнистию не смогут рассчитывать осужденные за совершение семейного насилия или убийство по неосторожности. Кроме того, в некоторых случаях амнистия коснется осужденного лишь в том случае, если у него не было судимости, пострадавшая сторона согласна на освобождение или осужденный компенсировал нанесенный им ущерб.

Амнистия вероятно коснется около 3,000 человек

Предположительно, амнистия коснется около 3,000 человек. Из них 800 находятся под стражей, другие отбывают наказание за пределами пенитенциарных учреждений.

В частности, в разъяснительном документе законопроекта говорится, что амнистия предположительно коснется около 800 (738 мужчин и 62 женщины) человек, которые на данный момент сидят в тюрьме. Абсолютное большинство из них, 680 человек, осуждены по 260-й статье УК Грузии — из-за преступления, связанного с наркотическими веществами (за исключением сбыта наркотиков или их аналогов, прекурсоров или новых психоактивных веществ).

Кроме того, по 260-й статье три человека осуждены на пожизненный срок. Сейчас им 46, 61 и 66 лет соответственно, а осуждены они были в 2005-07 годах. В случае принятия законопроекта они выйдут на свободу в 2025-07 годах.

Что касается тех, кто отбывает наказание не в тюрьме, амнистия полностью коснется до 800 условно осужденных и до 240 осужденных, кому суд назначил общественные работы, запретил осуществлять ту или иную деятельность или занимать должности. Частично амнистия затронет до 700 условно осужденных и до 30 тех, кому суд назначил общественные работы, запретил осуществлять ту или иную деятельность или занимать должности.

Акт об амнистии коснется лишения свободы, условного лишения свободы, испытательных сроков, основного и дополнительного наказания кроме штрафа и конфискации имущества. Кроме того, амнистия коснется штрафов, судебный акт которых был принят до 1 октября 2012 года, но которые до сих пор не оплачены. Кроме того, лицам, осужденным по преступлению, связанному с накротическими веществами, восстановят права, которых они были лишены по закону»О борьбе против наркотических преступлений».

Амнистия коснется тех, кто совершил преступление до 11 декабря 2020 года. Она должна войти в силу в течение месяца с момента принятия закона.

«Политзаключенные» остались за пределами амнистии

В отличии от президентского помилования, парламент объявляет амнистию не для конкретных лиц, а по уголовным статьям. По законопроекту, амнистия не коснется пятерых человек — Гиорги Руруа, Ивери Мелашвили, Наталья Ильичева, Акаки Хускивадзе и Акаки Кобаладзе, которых оппозиция, в отличии от властей, считает политзаключенными.

Оппозиция проводит акцию протеста в поддержку «политзаключенных».

По оценке «Европейской Грузии», перечень статей УК «искусственно составлен таким образом, чтобы пленники и личные заключенные власти» не попали под амнистию.

«Любая амнистия, объявленная за 30 лет включала в себя статью о незаконном ношении оружия с условием, что заключенный был осужден впервые [оппозиционный активист Гиорги Руруа обвиняется именно в этом. Оппозиция считает его политзаключенным и требует его освобождения — ред.]. Если амнистия не коснется таких дел, то она лишь для оправдания своих грехов», — сказал один из лидеров партии Гиги Угулава.

Правящая партия в свою очередь призывает оппозицию войти в парламент и присоединиться к обсуждению, в то же время однако говоря, что инициатива не является каким-то жестом для оппозиции, а в перечень статей не будет добавлена ни одна другая.

«Даже если бы амнистия коснулась обвиняемых по «Делу картографов» [Мелашвили и Ильичева] мы бы все равно продолжили правовую борьбу, так как амнистия не является освобождением с реабилитацией. Мы считаем, что эти люди абсолютно невиновны», — сказал Netgazeti Гиорги Мшвениерадзе, представляющий интересы Ивери Мелашвили.

Мотив амнистии

Как говорится в разъяснительной карточке законопроекта, необходимость амнистии исходит из принципов гуманизма. Кроме того, причиной числится улучшение правового состояния определенной категории осужденных и надобностью введения дополнительных рычагов для уголовной ответственности и освобождения от наказания.

Юристы и политики приветствуют акт об амнистии, но считают, что авторы не представили для нее достаточно оснований:

«Я детально ознакомилась с законопроектом и несмотря на мое положительное отношение к амнистии как к гуманному акту, мне было сложно понять, на какой логике основывается эта, какова цель? В общем, недостаточно указывать на принцип гуманизма, нужно больше оснований — исправляет ли амнистия ошибки правосудия? Решает ли то, что в судах правят кланы и принимаются несправедливые решения?

Политически чувствительные дела, которые критически оценивают международные организации тоже не попадают под амнистию, так что эта цель отпадает. Если власть хотела достигнуть с оппозицией политического соглашения, то эта была возможность, которую следовало использовать. Если такой мотивации нет, то эта амнистия становится предметом политического несогласия, а не согласия», — сказала Netgazeti бывший председатель комитета по правам человека Эка Беселия.

Эка Беселия.

Она акцентирует внимание на законодательный вакуум, возникший после провала реформы наркополитики и считает, что инициатива об амнистии недостаточно покрывает данное направление:

«В целом много ошибок, которые можно исправить актом об амнистии, но конкретный проект не может решить эти проблемы. Поэтому, честно говоря, кроме как гуманного заголовка и интересов тех 800 людей, которых как говорят, освободят, не вижу, на какой итог рассчитана амнистия, особенно на фоне того, что в перечень статей много таких, которые не часто встречаются в практике. Исходя из этого считаю, что перечень статей большой из-за создания искусственного масштаба [амнистии]», — сказала юрист Netgazeti.

По оценке члена «Европейской Грузии» Ирмы Надирашвили инициатива об амнистии нацелена на то, чтобы «отдать долги по предвыборным обещаниям правящей партии». Во время предвыборной кампании оппозиция всегда заявляла, что «Грузинская мечта» мобилизует свои голоса при помощи так называемых «криминальных авторитетов» и «уличных смотрящих».

Эка Беселия, в свою очередь, не исключает, что амнистия может коснутся тех, кто обвиняется в насилии по отношению к представителям оппозиции.

«Я вспомнила факт избиения Хабеишвили [оппозиционный политик — ред.], по которому несколько человек отданы под ответственность. Скорее всего, их амнистия коснется. Она может коснутся тех, кто считается приближенным с властью. Эти вопросы остаются, поэтому нужно было больше обоснований, больше ясности и больше логики во время хаотичного составления перечня статей», — считает Беселия.

В правящей партии свою очередь не говорят о какой-нибудь особенной причине или общественно-политических аспектах амнистии кроме как принципа гуманизма (что и так является основой любой амнистии). Они указывают, что прошло много времени с принятия последнего подобного закона.

«Амнистия является эксклюзивным полномочием парламента и стандартно объявляется в стране относительно часто. Если взглянуть на историю последних 30 лет, можно увидеть, что парламент принимал закон об амнистии десятки раз. В нашем случае был большой интервал, поэтому и посчитали, что сегодня настало время», — заявил лидер парламентского большинства Иракли Кобахидзе.

Инициативу приветствует председатель организации «Демократическая инициатива Грузии» (GDI) Гиорги Мшвениерадзе.

Гиорги Мшвениерадзе. Фото: Anika Sway

«В целом, любой акт об амнистии акт гуманный и естественно хороший, но он всегда содержит риски. Если правительство должным образом не обработало данные, возможно что будет определенное влияние на криминогенную обстановку. Однако, как говорится в разъяснительной карточке, при подготовке законопроекта были консультации с МВД, Прокуратурой и Службой государственной безопасности (СГБ). Это дает повод думать, что авторы проекта и правоохранительные органы обменялись информацией», — считает он.

Единоразовый гуманный акт VS либеральная наркополитика

Как отмечено выше, амнистия 2020 года больше всего коснется осужденных за преступления, связанные с наркотическими веществами.

«Абсолютное большинство среди тех, кто по амнистии покинет пенитенциарные учреждения — осужденные за преступления, связанные с наркотиками. Я бы хотел, что вообще не приходилось выпускать их на свободу, чтобы людей вообще не арестовывали и у нас изначально была правильная политика. Наркополитика должна быть частью сферы здравоохранения, а не уголовного права. Однако, к амнистии я настроен положительно», — говорит Мшвениерадзе.

Акаки Зоидзе, один из инициаторов пакета законопроектов о либерализации наркополитики, который так и пролежал на полке в парламенте девятого созыва приветствует акт об амнистии и то, что она коснется осужденных за преступления, связанные с наркотиками.

«Здесь амнистия не нужна — зависимые от психоактивных веществ не должны сидеть в тюрьме из-за ненасильственного преступления. Амнистию я конечно поддерживаю, но обязательно надо принять пакет законопроектов, который мы не смогли довести до конца. Было достигнуто определенное соглашение, но кое-какие вещи помещали — в том числе дискредитация и то, что для некоторых наших коллег это было не так политически актуально. Очень важно, чтобы парламент довел реформу наркополитики до конца», — сказал Netgazeti Акаки Зоидзе.

Шествие с требованием гуманной наркополитики, 17 июня 2017 года

Пакет законопроектов о гуманной наркополитике был составлен «Национальной платформой наркополитики Грузии» и в июне 2017 года зарегистрирован в парламенте пятью депутатами — Акаки Зоидзе, Леван Коберидзе, Димитри Цкитишвили, Ирина Пруидзе и Софо Кацарава.

Реформа должна была обеспечить, чтобы подход уголовного правосудия к преступлениям, связанным с наркотиками основывался на гуманизме, индивидуальном и не репрессивном подходе, реабилитации и ресоциализации.

Рассмотрение законопроекта неоднократно откладывали. Парламент девятого созыва завершил свою работу так его и не приняв. Процесс реформы наркополитики прекращен на неопределенный срок и на данный момент не стоит на повестке дня нового парламента.