Наші серця — з Україною

Мнение

Ника Мелия о Саакашвили, реорганизации партии и других вопросах

16 января, 2022 • 711
Ника Мелия о Саакашвили, реорганизации партии и других вопросах

В крупнейшей оппозиционной партии Грузии «Едином национальном движении» произошли структурные изменения.

Ника Мелия, председатель партии и уже бывший председатель политического совета, передал  пост главы политсовета Кобе Накопия. Генеральным секретарем партии также стал представитель «старой гвардии» партии Петр Цискаришвили.

Чем чреваты перестановки в партийной структуре и означает ли это, что Мелия сдает позиции? Об этих и других вопросах Netgazeti беседовало с самим Мелия.


Netgazeti: Можете объяснить, чем будут отличаться функции председателя партии и главы политсовета? В каком направлении будет работать Накопия, а в каком вы?

Ника Мелия: Нужно принять горькую правду. На протяжении многих лет «Единое национальное движение» было структурно неисправной партией. После моего избрания председателем, я анонсировал реорганизацию, но когда я уже начал этот процесс, то оказался в тюрьме. После моего освобождения стартовала избирательная кампания. После кампании начали развиваться другие процессы. Теперь Михеил Саакашвии оказался в тюрьме, анонсированные мною планы так и не удалось осуществить.

Тем не менее, чтобы не происходило, у партии должны быть конкретные планы и стратегия. Партия должна работать в соответствии с планом и стратегией. Посудите сами — после моего избрания председателем у политсовета председателя не было. Это был «мертворожденный орган», заседания которого в реальности и не проводились, ибо проходили раз в два года. Можно сказать, исполнительной ветви в партии не было.

Вам известно, что Коба Накопия работает по разным направлениям, он также является основателем телеканала Mtavari. Происходило так, что в основном он физически не мог быть в Грузии.

Кроме того, ежедневная работа генерального секретаря в разы важнее, чем мы себе представляем. Например, сегодня у партии нет секретаря по международным отношениям. Представляете? У главной, мейнстримной партии нет секретаря по международным отношениям — человека, ответственного за определение политики с нашими партнерами. Нет и других руководителей важного звена. Можно сказать, в партии нет руководящих лиц кроме Ники Мелия.

Почему не удалось [осуществить запланированное], я уже сказал. Начал в январе прошлого года, но все прекратилось. Сейчас я уже не собираюсь откладывать эти процессы, ибо считаю, что партии будет сложно оставаться жизнеспособной и конкурентоспособной без важных реформ, в том числе болезненных кадровых реформ.

Поэтому, вчерашний день — только начало. Это было невозможно. Я был председателем партии и председателем политсовета и попросту проводил заседания раз в два года. Я временно совместил и руководство тбилисской, самой большой районной организации. Считаю, что ключ к успеху партии и в целом демократической оппозиции находится в Тбилиси, и в организации самой главной оппозиционной партии. Насколько успешны мы будем в городе-миллионике, настолько проще будет искоренить олигархические элементы.

Поэтому, определенный период я буду совмещать руководство тбилисской организацией. После этого, чем раньше, тем лучше, выберем председателя тбилисской организации. По моему представлению его утвердит политсовет. Это будет человек, приемлемый для большинства общественности. По моему решению, это будет сравнительно новый член команды.

Кроме этого, обязательно будет создано молодежное крыло, которого сейчас нет. Это даже неловко — у партии амбиция прийти во власть, но нет молодежного крыла. Партия проведет съезд молодых членов и выберет председателя. Многие представители нового поколения приступят к работе на соответствующих должностях.

Думаю, этот небольшой перечень убедит вас в том, что в партии начинаются реальные, ключевые изменения. Не исключаю, что эти изменения будут болезненными. В целом, реформа не для всех приемлема.

Что вы имеете ввиду под болезненными реформами? Для кого они будут болезненными?

Конечно, все, кто принимал участие борьбе все эти годы, очень ценятся. Никто ни с кем не прощается, но будут перегруппировки, новые ответственные лица на разных позициях. Уверен, все встретят изменения с пониманием. «Национальное движение», как мейнстримная партия, обязана исправить партийную машину.

Конкретно какие должности затронут «болезненные решения»?

У нас по стране уйма должностей. Мы же хотим говорить правду? Правда в том, что в грузинской политике избиратели и даже политики привыкли, что последние работают от выборов до выборов. По окончании выборов партии погружаются в сон и просыпаются за 3-4 месяца до выборов.

Я глубоко убежден, что это также вызывает недоверие в большей части общественности. Мы должны привнести в этой области изменения, ежедневная работа партии должна быть похожа на избирательную кампанию. В период, когда нет выборов, партия должна быть настолько же активной, как и во время выборов. Вы сможете увидеть это невооруженными глазами.

Чрезвычайно важно улучшить качество коммуникации с общественностью. Я уже начал этот процесс, четыре дня был в Самегрело, приехал в Тбилиси для принятия решений. Сейчас поеду в Гурия, объезжу все регионы. Параллельно буду участвовать в построении тбилисской организации, пока не будет назначен новый председатель.

Почему сменился глава тбилисской организации? Это произошло по желанию Заала Удумашвили [бывший глава организации, кандидат в мэры в 2017 году — ред.] или это было ваше решение?

Думаю, Заал Удумашвили в самый сложный период усилил, даже больше, спас команду. Говорю прямо, если бы не он, партия наверно не смогла бы провести избирательную кампанию 2017 года. Он выполняет важную роль в партии и будет наделен иными функциями. Время от времени партия нуждается в перегруппировках. Это было двустороннее решение. Мы это обсуждали, функции Заала будут важными. Я лично не допущу, чтобы его роль принизили.

Вернемся к первому вопросу. Чем в партии будет заниматься её председатель, а чем председатель политсовета? Какова разница между вашими функциями?

Огромная. По представлению председателя партии назначается генсек и председатель политсовета. Партией управляет команда. Представляете, до сегодняшнего дня я был единственным ответственным лицом в партии по всем направлениям. У нас не было разных людей, мы были разрушены. В головном офисе у партии не было ни одного ответственного лица кроме председателя. Нужно признать, что это ненормальная обстановка.

Вы сейчас спрашиваете, мол, какая разница между мамой и папой?! Функции разные. Председатель партии несет ответственность за её развитие, принятие важных решений… Как бы это сказать, я сейчас отвечаю за то, чтобы у партии была исправная структура, которой в данный момент нет.

По вашим словам, партия нуждается в обновлении и новых лицах. Почему вы решили выдвинуть Кобу Накопия, который является старым членом партии, а не сравнительно новое лицо?

Скажу прямо: не будь Хатия Деканоидзе председателем парламентской фракции, политсовет возглавила бы она. Я остановился на их с Накопия кандидатурах. В случае главы политсовета партии опыт важен. Партия нуждается в обновлении, но когда я в 2014 году в неё вступил, не занимал ни одну руководящую должность и не должен был занимать. Опыт очень важен.

Петре Цискаришвили мой друг, опытный человек. На его плечи ложится развитие партии, построение инфраструктуры и партийной логистики, которая полностью развалена. Роль генерального секретаря неоценима и я удивляюсь, как партия дошла сюда без столь важных звён. Не знаю, почему у части общественности сложилось иное впечатление, но партия сейчас начинает процесс строительства.

То есть, выбирая между Накопия и Деканоидзе, вы выбрали первого…

Причем тут Накопия… Функциональная и политическая нагрузка генсека важна. Я на протяжении многих лет дружу с человеком, доверяю ему, а это очень важно. Председатель политсовета должен быть человеком опытным и приемлемым для партии, в которой тысячи членов. Как вы представляете себе, чтобы новый член команды, еще неизвестный партии, стал председателем политсовета?

А Хатия Деканоидзе не смогла бы совместить две должности?

Это не может быть действенным. Конечно, она не смогла бы. Получилось бы выстроить партийную структуру, когда у человека две важные должности одновременно? Она не смогла бы и не сможет. К чему тут разговоры?!

Получается, вы говорите об обновлении партии, но в результате изменений должности распределяются между ее старыми членами?

Вот меня же нельзя было назначать на политическую должность 2014 году? Нельзя назначать человека, пришедшего месяц или два назад на политическую должность. Если ты ему не враг, не должен так делать. Что касается новых людей, которые пришли в команду, несколько из них стали депутатами Сакребуло Тбилиси, часть возьмется за разные направления в управлении партией. Вскоре и вы узнаете об этом.

Этот процесс продолжится и я вам в очередной раз говорю, не ищите интригу. Я не отличаюсь тем что скрываю информацию. Генсек и председатель партии обязательно должны быть опытными. В партии широкий выбор, но на данном этапе я выбрал Кобу Накопия. Он был бы первым наряду со мной, кто выбрал бы Хатию Деканоидзе. Хатия важная часть нашей команды. Почему вы ищете интригу? У кого есть вопросы, тот предпочел бы, чтобы у меня вообще не было исполнительного секретаря…

Вместе с Кобой я принял решение осуществить перестановки. Это даст ему больше гибкости в работе по разным фронтам.

Может вы и не поверите, но региональные организации также не были укомплектованы. Я больше не мог давать такую роскошь человеку, желавшему, чтобы партия была в таком хаосе. По всем направлениям будут приняты соответствующие решения.

Часть сторонников «Нацдвижения» смотрит на вас критически. На фоне того, что Михеил Саакашвили остается в тюрьме, критически настроенные недовольны вашей стратегий. Это совпадает с вашим уходом с поста председателя политсовета. Стоит ли считать, что это начало процесса вашего ухода из партии?

Когда я был председателем политсовета, это был «мертворожденный» орган. Как вы не были его председателем, так не был и я. Вместо политсовета я взял на себя тбилисскую организацию. Я хочу быстро ее построить и назначить председателем молодого человека приемлемого хотя бы для широкой части общественности .

Вы ищете интригу там, где её нет. У партии нет людей на около 10 ведущих должностях, их нужно заполнить, провести съезды и продолжить процесс обновления.

До начала структурных изменений была ли у вас консультация с Михеилом Саакашвили?

Почему у меня должна была быть консультация по этим вопросам?

Он один из основателей партии… Члены партии часто с ним встречаются, возможно был разговор на эту тему…

На эту тему разговора не было.

То есть, Саакашвили ни в какой либо форме не был вовлечен в этот процесс?

А почему он должен был быть вовлечен? Я уже ответил — конечно он не был [вовлечен].

Правила перепечатки