Мнение |

«Реформы» для сохранения Бибилова у власти

12 апреля, 2021 | Нино Кахишвили
«Реформы» для сохранения Бибилова у власти

Вот уже пять месяцев [де-факто] парламент Южной Осетии не может начать работу. Оппозиционные депутаты бойкотируют его заседания, и законодательное собрание не набирает кворум.

По распоряжению председателя [де-факто] парламента Южной Осетии Алана Тадтаева, депутатам законодательного органа перестали платить жалование до тех пор, пока они не соберутся на сессию и не примут два актуальных закона: «О государственном бюджете на 2021 год» и «О бюджете Пенсионного фонда на 2021 год».

«До принятия вышеуказанных законов, говорится в распоряжении № 7 спикера Тадтаева, — не выдавать всему депутатскому корпусу заработную плату, депутатские выплаты, а так же денежные выплаты на сотовую связь, мойку автотранспортных средств и ГСМ».

Документ датирован 1 февраля, хотя, по мнению местных наблюдателей, скорее всего, распоряжение составили в день его публикации -10 февраля, потому что неделей ранее президент хотел и вовсе распустить т.н. парламент.

По информации источников возможность роспуска парламента активно муссировалась в окружении де-факто президента, где немало невежественных людей (включая его самого) способных генерировать подобные идеи. Но, в конечном счете, возобладала осторожность. Бибилов побоялся зайти слишком далеко.

Политикой Бибилова движут два противоречивых чувства — страх ответственности за непоправимые последствия своих шагов и, одновременно, страстное желание самоутвердиться в качестве сильного лидера, югоосетинского Путина.

В этом смысле распоряжение Тадтаева (читай Бибилова) не выплачивать зарплату депутатам куда более осторожное решение, чем роспуск парламента, хотя такое же противозаконное.

Дело в том, что по закону т.н. спикер парламента не является работодателем депутатов, и не обладает властно-распорядительными полномочиями. По конституции никто не может требовать от депутатов собраться на сессию или наказывать их за «прогулы».

Лишая депутатов зарплаты, президент Анатолий Бибилов и подконтрольное ему парламентское большинство (20 из 34 депутатов) пытаются принудить 14 оппозиционеров явиться в заксобрание, чтобы составить кворум и возобновить работу законодательного собрания.

С 7 сентября прошлого года эти 14 депутатов — представители оппозиционных партий «Ныхас», «Народной партии» и солидарные с ними мажоритарии — бойкотируют парламентские сессии. Они заявили, что не приступят к законотворческой деятельности до тех пор, пока президент Анатолий Бибилов не отправит в отставку генерального прокурора Урузмага Джагаева.

Депутаты считают генпрокурора ответственным за зверское убийство 30-летнего жителя Цхинвали Инала Джиоева.

Инала Джабиева и двух его товарищей – Алана Кулумбегова и Николая Цховребова сотрудники милиции похитили 23 августа и в течение пяти последующих суток пытками принудили их признаться в покушении на министра внутренних дел Игоря Наниева.

В югоосетинском обществе в это покушение мало кто верит. По версии следствия преступник стрелял по проезжавшему автомобилю «Нива» с затемненными стеклами из пистолета Макарова с расстояния около 30 метров. Министр сидел за рулем, две из трех выпущенных пуль попали в дверь переднего пассажирского сиденья. Пули едва пробили металл, но в салон не попали – не хватило мощности патрона.

В городе заваленным автоматами, реактивными гранатометами, населенном сотнями людей, имеющих за плечами многолетний боевой опыт, в киллера с «хлопушкой», поверили далеко не все.

Многие считают, что это была провокация, чтобы дискредитировать оппозицию.

В том, что это «покушение» было провокацией, общество Южной Осестии убедилось, услышав заявление Бибилова. Президент сказал, что за покушением стоят «некоторые политики, сросшиеся с криминалом». Важно, что заявление опередило выводы следствия. Президент явно намекал на оппозицию и в первую очередь – на лидера партии «Ныхас» Алана Гаглоева, которого местные аналитики считают главным соперником Бибилова на президентских выборах 2022 года.

Как бы в подтверждение этой версии подконтрольная президенту Генеральная прокуратура объявила о возобновлении расследований по нераскрытым тяжким преступлениям 15-20 летней давности, с формулировкой «по вновь открывшимся обстоятельствам», которые заключаются якобы в причастности к этим преступлениям лидеров оппозиции и членов их семей.

Проекту по зачистке политического поля перед президентскими выборами помешала смерть Инала Джабиева.

По заключению местной судмедэкспертизы, он скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате длительного пребывания в позе «ласточка».

Так называют пытку, когда у задержанного скованные за спиной запястья стягивают к лодыжкам, и надолго оставляют в этом неестественном состоянии. У другого подозреваемого — Николая Цховребова из-за милицейских истязаний отнялись ноги.

28 августа после того, как милиционеры вернули семье синий от побоев труп Джабиева, возмущенные родственники Джабиева и около двух тысяч горожан вышли на площадь с требованием ареста силовиков, участвовавших в пытках.

Горожане требовали отставки генерального прокурора и президента. Первый лично руководил расследованием уголовного дела о покушении на Игоря Наниева, второй – держал расследование под личным контролем.

Милиция вынуждена была выпустить под подписку о невыезде и двух оставшихся «подозреваемых» и арестовать 11 милиционеров, участвовавших в пытках.

29 августа премьер-министр Эрик Пухаев заявил, что не может после случившегося оставаться на своем посту и подал в отставку, а вместе с ним автоматически ушел и весь кабинет министров.

Требование отставки президент Бибилов отверг. «Меня выбрал весь народ, я не уйду по желанию нескольких человек!», — заявил он в ответ на требования митингующих.

Требования отставки генпрокурора, поддержало и конституционное большинство парламента — 27 из 34 депутатов.

Местное законодательство не предусматривает вынесение недоверия генеральному прокурору или председателю Верховного суда – только министрам.

Поэтому они могут отправить Урузмага Джагаева в отставку только в том случае, если президент направит в парламент представление на генерального прокурора.

Президент категорически отказался выполнять эти требования. Судя по его реакции, его возмутила сама форма обращения. «Вы не можете от меня ничего требовать», — заявил он депутатам.

В ответ представители партии «Ныхас», «Народной партии» и солидарные с ними мажоритарии, всего 14 депутатов, объявили бойкот.

Суть его в том, что парламентская сессия может начать работу лишь набрав кворум – 2/3 от всего числа депутатов. То есть количество отсутствующих не должно превышать 11 депутатов.

Вследствие бойкота оппозиции не утвержден бюджет на текущий год и не сформировано правительство – на смену ушедшему в отставку.

Депутаты лишь дважды прерывали бойкот — конце октября, когда они собрались, чтобы утвердить расходы на борьбу с коронавирусом, и в начале февраля, когда состоялось расширенное заседание парламента Южной Осетии с участием российских депутатов. Это заседание состоялось по просьбе делегации Федерального собрания РФ и носило формальный характер.

Аргументация конфликтующих сторон состоит в следующем. Президент считает, что оснований для отставки генерального прокурора нет, потому что он лично не участвовал в допросах и не знал о пытках. Прежде чем принимать решение о соответствии Урузмага Джагаева занимаемой должности, необходимо дождаться результатов расследования смерти Джабиева.

Парламентская оппозиция напротив, считает, что пока Джагаев занимает должность генпрокурора, ни о каком объективном расследовании по делу Джабиева не может быть и речи – не станет же генеральный прокурор уличать самого себя!

Депутаты считают принципиальным добиться этой отставки, иначе, убеждены они, произвол силовиков будет только усиливаться.
Один из оппозиционных депутатов рассказывал мне, что перед тем, как милиционеров поместили под арест, с ними встречался генеральный прокурор — он пообещал, что вытащит их из тюрьмы, правда не сразу и не всех одновременно.

Двум-трем милиционерам, которые возьмут ответственность на себя, придется за решеткой задержаться, но и им генеральный прокурор якобы обещал скорое освобождение. Депутат также сообщил в беседе, что генпрокурор пообещал задержанным милиционерам помощь с выплатой кредитов пока они сидят.

Как бы в подтверждение этого мнения из России пришли результаты повторной экспертизы причин смерти Джабиева. По российским выводам, Инал Джабиев скончался от абстиненции, то есть из-за того, что прекратил принимать наркотики. В соответствие с российскими выводами, повреждения, причиненные ему милиционерами, были незначительны и не могли привести к смерти.

Все маски были сброшены, для всех стало очевидно, что обещания президента объективно расследовать причины смерти Джабиева – не более, чем способ выиграть время. Эту экспертизу уже никуда не деть.

Правда, ее выводы противоречат первому заключению, это значит, что обвиняемые или потерпевшие могут затребовать в России и третью экспертизу. Хотя и в третьей, если она состоится, убеждены родственники Инала Джабиева, будет указанна все та же «смерть от абстиненции».

Так же было в истории с Арчилом Татунашвили. Силовики забили его до смерти, а потом предоставили его родным заключению российских судмедэкспертов, гд в качестве причины смерти был указан сердечный приступ.

Джабиевы, понимая, что российская экспертиза не прольет свет на обстоятельства смерти их родственника, отказались от предложения Бибилова оплатить расходы, связанные с третьей экспертизой в России.

Таким образом, противоречия между сторонами обострены до крайности. Компромиссы невозможны – кто-то должен победить. На стороне президента Бибилова – парламентское большинство, все силовые структуры, и суды.

На стороне 14-ти оппозиционных депутатов – только общественное мнение. Их единственный рычаг давления на президента – это невозможность набрать кворум без их присутствия. Работа парламента застопорилась, и он не может выполнять свою функцию.

Мать и вдова Инала Джабиева проводят бессрочную акцию протеста против произвола властей с середины декабря 2020 года. Они круглосуточно стоят на площади, в то время как поддерживающие их люди организовали там нечто вроде дежурств – одни стоят с женщинами ночью, другие вечером. Туда приходят представители местной интеллигенции, молодежи, их поддерживает в социальных сетях осетинская диаспора. Им посвящаются стихи и песни, общественные организации принимают специальные обращения в их поддержку.

Пикет стал центральным событием в Южной Осетии. Считается неприличным не побывать там хотя бы раз, и не выразить женщинам свою поддержку.

Люди действительно обеспокоены внутриполитической ситуацией, если не сказать напуганы.

Президент поставил силовиков в привилегированное положение, он покровительствует им, покрывает их правонарушения. По сути, он ведет себя как их предводитель.

«Бибилов своих не сдает», — это его главный message к силовикам и потенциальным союзникам. А теперь выясняется, что силовики помогают ему расправляться с политическими оппонентами. Людей это пугает – очевидно, что Бибилов выстраивает какой-то новый порядок, в котором отводит себе явно больше прав, чем ему положено по конституции.

Анатолий Бибилов отреагировал на бессрочную акцию протеста в Центре Цхинвали довольно странно — он заявил, что оппозиция насильственно удерживает женщин на площади, в противном случае они бы давно ушли домой. А еще он увольняет госслужащих, замеченных на пикете.

Задержка принятия бюджета не катастрофична – закон предполагает, что в этом случае правительство будет ежемесячно тратить одну двенадцатую часть совокупного бюджета за прошлый год.

Для Бибилова важно другое: непринятие бюджета означает, что он не контролирует республику, что он не в состоянии привести республику и депутатов «к общему знаменателю».

Весной 2022 года выборы президента, и Кремль не станет поддерживать политика, который не может управлять вверенной ему территорией, как это желательно Кремлю.

Эта ситуация, кроме того, претит властной натуре Анатолия Бибилова. Он пытается копировать стиль правления Путина, и когда вдруг встречает несогласие или сопротивление, то приходит в ярость.

В то же время нет механизма, с помощью которого можно было бы вынудить президента отправить генерального прокурора в отставку, как нет и законного варианта принуждения депутатов к выходу на сессию.

В начале февраля произошел забавный эпизод, когда президент обманом попытался затащить депутатов на сессию.

Он объявил, что готов обсуждать пути выхода из кризиса и договариваться с оппозицией. Оппозиционные депутаты восприняли это заявление как согласие на отставку Генпрокурора и явились в здание парламента. Но непосредственно перед заседанием депутаты выяснили, что им приготовили подвох – после регистрации явки предполагалось утвердить в повестке дня принятие бюджета. После регистрации участников депутатское меньшинство уже не смогло бы этому помешать, даже если бы покинуло зал заседаний.

После этого случая даже стараются даже не походить к зданию парламента, в часы, когда президент назначает внеочередную сессию – чтобы их силой не затащили на заседание.

В отсутствии правовых механизмов, команда президента пытается придумать решение проблемы, пусть незаконное, но такое, чтобы в глазах населения оно выглядело актом справедливости, то есть было незаконным, но легитимным.

На прошлой неделе такая идея появилась. Президент запретил председателю Пенсионного фонда Азе Тасоевой выплачивать пенсионерам пособия, и чтобы та не вздумала ослушаться, пригрозил ей прокурорской проверкой.

Через прессу Анатолий Бибилов объявил, что пока депутаты не примут бюджет пенсионного фонда на 2021 год, правительство не имеет права платить песни. В правительственной прессе была организована пиар компания, по дискредитации оппозиции.

«С какой совестью можно получать зарплату (депутату), если по твоей вине ее не получают другие люди», — заявил первый вице-спикер Петр Гассиев на своем брифинге о своих коллегах-оппозиционерах.

Упрекнуть оппозиционных депутатов принудили и председателя пенсионного фонда:

«На начало года у нас 5037 получателей пенсий, среди которых немало инвалидов и людей с подорванным здоровьем ожидают каждый день получения своей пенсии… Каждый день в Пенсионный фонд приходят возмущенные пенсионеры группами. Они очень возмущены, им не на что покупать лекарства».

Это интервью было опубликовано в день смерти ее супруга. Даже такую трагедию начальство не посчитало основанием для неучастия в пиар-акции.

Наконец, в пятницу 12 февраля президент Бибилов организовал в зале заседаний парламента акцию протеста, о которой, он якобы узнал в последний момент и присоединился к ней.

«Возмущенный народ» для мероприятия собирали чиновники, в основном в бюджетных организациях и автобусами свозили в Цхинвали.
После нескольких выступлений «представителей народа» слово взял Анатолий Бибилов.

Раз уж несколько депутатов пошли против своего народа, заявил Бибилов, то он не видит ничего страшного в том, что парламент примет бюджет без них. По его мнению, ничего страшного не случиться, если кворума немного будет не хватать. В конце концов, страну надо спасать!

Все это форменный балаган – дело в том, что бюджетный кодекс позволяет выплачивать пенсии и без приятого бюджета. Более того, за январь пенсии уже выплачены – то есть правительство само доказало необоснованность скандала.

Бибилов торопится – в конце февраля ему предстоит поездка в Москву и встреча с кураторами. Он не может полететь туда с виноватым лицом, без бюджета и планов на год. Не может он и уступить требованиям протестующих – для него это немыслимое унижение. Но и пойти на явное нарушение закона – не решается.

И так уже пять месяцев. В Южной Осетии эту историю называют кризисом управления.

Автор: Мурат Гукемухов


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашённых Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.