Мнение | |

08.08.08: «В Гааге мы все вместе провалили судебный процесс»

18 августа, 2020 | Нино Чичуа
08.08.08: «В Гааге мы все вместе провалили судебный процесс»

С вопросом как продвигается расследование войны 2008 года [российско-грузинского военного конфликта на территории Южной Осетии в августе 2008 года — ред.], в Гаагском Международном уголовном суде (ICC), Netgazeti обратилось к Нике Джейранашвили, исполнительному директору организации Justice International (Правовая инициатива открытого общества), который пятый год работает с ICC, в качестве наблюдателя от НПО.

В опубликованном 14 августа посте на Фейсбук Джейранашвили писал:

«Все идет к тому, что мы проиграем этот процесс. Причин много, но главная (причина) это все же недостаточный интерес».

Вы, как наблюдатель, близки к расследованию августовской войны в Международном уголовном суде в Гааге, и говорите что Грузия проиграет дело. На каком основании, вы так полагаете? Вы владеете какой-то информацией или вам стали доступны определенные материалы дела?

«Существует некая конфиденциальная информация, о которой я не могу говорить. В 2016 году, спустя 8 лет после войны, когда начинается расследование, офису прокуратуры в первую очередь необходимо установить контакты.

Мы с самого начала предупреждали суд, что расследование августовской войны будет сложной задачей. Это был первый случай, когда суд расследовал международный конфликт.

Международный уголовный суд в Гааге был не готов начать расследование конфликта такого уровня. Практика это подтверждает — в случае с Грузией расследование затянулось дольше всех, аналогичных расследований и продолжается уже пятый год.

Добавьте к этому тот факт, что после войны прошло много времени, много доказательств уничтожено, многих пострадавших уже нет в живых, люди не могут вспомнить деталей произошедшего…

В конце концов, мы не говорим об ответственности государства, чтобы выйти на конкретные лица, нужны неопровержимые доказательства. Поэтому расследование усложняется.

Расследование ведется по трем направлениям: Вооруженные силы Грузии, Вооруженных силы России и т.н. югоосетинские вооруженные формирования.

Однако предметом интереса расследования могут быть не только военные, но и гражданские лица, политики, журналисты, любой человек, который мог повлиять на совершение того или иного преступления.

Исходя из имеющейся информации, мы предполагаем, что ответственность российской стороны практически исключается — ни один ордер на арест не был выдан ни одному гражданскому или военному лицу русской национальности (россиянину). Соответственно, Россия фактически «выйдет из этого процесса сухой».

По имеющимся на сегодня данным, грузинам также не выдан ни один ордер на арест. Следовательно, осталась только осетинская сторона, в отношении которой был выдан как минимум один ордер на арест», — сказал Джейранашвили.

Справка

Международный уголовный суд (англ. International Criminal Court, ICC — МУС) — первый постоянный международный орган уголовной юстиции, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечества, а также военную агрессию.

Гаагский международный уголовный суд заинтересовался событиями российско-грузинской войны в августе 2008 года. Позже в Гаагу обратилась Грузия, предоставив первые материалы. Официальный Тбилиси прежде всего настаивал на том, что грузинское население Южной Осетии подверглось этнической чистке – было насильственно изгнано из мест своего проживания. Тогда же в Международный уголовный суд были переданы материалы от РФ. Москва обвинила Тбилиси в военных преступлениях и преступлениях против человечности.