Мнение | |

DRI: Преследование грузинского населения и «точечный террор» в Ахалгори

14 мая, 2021 | Нино Кахишвили
DRI: Преследование грузинского населения и «точечный террор» в Ахалгори

«Де-факто правительство Южной Осетии продолжает притеснять грузинских представителей культуры и образования в Ахалгори и ограничивают их свободу передвижения», — говорится в кратком докладе Института исследования демократии [DRI] под названием «Точечный террор в Ахалгори».

«Институт исследования демократии внимательно следит за недавней ситуацией в Ахалгори. К сожалению, из-за отсутствия эффективного контроля грузинского правительства над территорией Южной Осетии и систематического игнорирования стандартов прав человека сложно обнародовать имена и истории конкретных лиц, поэтому Институт исследований демократии ограничивается только общей информацией.

«Де-факто правительство Южной Осетии продолжает преследовать грузинских представителей образования и культуры, проживающих в Ахалгори, и ограничивать их свободу передвижения. В некоторых случаях запрет на поездки распространяется не только на передвижение в направлении Тбилиси, но и на поездки в Российскую Федерацию. В апреле грузинскому учителю запретили выезд в Россию, и он подвергается уголовному преследованию по неизвестным общественности основаниям.

Однако, по данным Института исследований демократии, ограничения свободы передвижения — не единственная форма давления. Де-факто служба безопасности Южной Осетии в последнее время заинтересовалась и культурной сферой. В данном случае речь идет о якобы вывозе из Южной Осетии артефактов, имеющих культурно-историческое значение, из-за чего на допрос был вызван опытный работник культуры.

Эти два факта преследования и давления, имевшие место в Ахалгори в последние недели, заставляют задуматься над вопросом, в какой степени их можно рассматривать как «точечный» террор, направленный против предстателей грузинской просвещенной и творческой интеллигенции.

Тамар Меаракишвили, гражданская активистка и педагог из Ахалгори, имеет самую долгую историю подобных преследований и давления, судебный процесс по ее делу возобновился в прошлом месяце после четырнадцатимесячного перерыва.

После войны 2008 года Ахалгорский район был практически опустел, и жизнь той небольшой части населения, которая там все еще остается очевидно, обусловлена доступом к культурным и образовательные правам, что в свою очередь зависит от местной образовательной и творческой интеллигенции. Искоренение и устранение последней, очевидно, означает для местного грузинского населения отказ в культурных и образовательных правах», — говорится в докладе.