Люди | |

Признали, что существуют «грузинские геи». Что изменилось для ЛГБТ в Грузии за 10 лет

24 августа, 2020 | Михеил Гвадзабия
Признали, что существуют «грузинские геи». Что изменилось для ЛГБТ в Грузии за 10 лет

Специализирующаяся на защите прав ЛГБТ сообщества, организация «Движение равноправия» отметила 9-летний юбилей. За прошедшее время ЛГБТ-активизм развивался по разным направлениям, расширилась дискуссия об эффективных формах борьбы за права членов сообщества.

Что изменилось за 9 лет, какое место в повестке дня занимает организация и какие вызовы актуальны и по сей день? На эти темы Netgazeti побеседовал с директором программ организации, Алой Паруновой.

Что по вашему мнению изменилось в ЛГБТ-активизме за прошедшее десятилетие и какую роль в этом сыграло «Движение равноправия»? Какие вызовы остаются самыми важными?

Несмотря на то что, за 9 лет, изменилось многое, все еще существует ряд препятствий, с которыми мы сталкиваемся каждый день.

Единственное, что за эти годы осталось непоколебимым — это политическая гомофобия. Она началась в 2009 году в Батуми [столица Аджарской автономной республики] с «антигейской» демонстрацией, при том, что ЛГБТ-сообщество не планировало тогда проводить какие либо мероприятия.

— После этого гомофобия превратилась в главное орудие политического спектра.

Кроме того, у нас нет нормального трудового законодательства. Члены сообщества сталкиваются с дискриминацией. Остро стоит проблема неприятия со стороны семьи.

Много лет «Движение равноправия» говорило о политике видимости, что для изменения гомофобной среды, прежде всего, необходимо повысить видимость сообщества ЛГБТ; Спустя годы, остается ли это приоритетом для организации?

17 мая [во многих странах мира — день борьбы с гомо и трансфобией — ред. ] стало временем, когда все СМИ и весь политический спектр уделял внимание ЛГБТ-сообществу. Создалось ощущение, что работали от 17 мая до 17 мая. Это было не так, но было чувство, что этой самый важный день в году.

После событий 2013 года началась ежегодная борьба за этот день. Были как позитивные, так и негативные итоги.

Справка от редакции
17 мая 2013 года «Акцию молчания» в буквальном смысле разогнали участники контракции, среди которых были священнослужители грузинской православной церкви (ГПЦ). На следующий год патриарх Илиа II окрестил 17 мая днем «единения семьи».

В процессе подготовок акции ЛГБТ-сообщество стало терять контроль. Всегда были моменты, когда государство пыталось манипулировать — приходилось вести долгие переговоры о том, где, когда и в какой форме проводить акцию.

На этом фоне государство пыталось показать своим международным партнерам, что защищает наши права, несмотря на манипуляции, через которые нам каждый раз приходилось проходить. Попытки использовать этот процесс в своих интересах были замечены и со стороны некоторых оппозиционных сил.

С другой стороны были радикальные группировки, стремящиеся обрести поддержку за счет 17 мая.

Тем не менее, в 2018 году мы приняли радикальное политическое решение заявив, что больше не хотим стоять по другую сторону и создавать баррикады.

Нравится это кому-то или нет, мы тоже являемся членами общества и не хотим, чтобы на проспекте Руставели [центр Тбилиси, место проведения акций и протестов — ред.] стояли две стороны. У всех нас одинаковые проблемы.

Не хочется делить всех на две группы: прогрессивных и «темных» [груз. бнелеби — в данном контексте, употреблено как обозначение людей с гомофобными и ксенофобскими взглядами; также употребляется и в другом контексте — ред.].

Ваша организация была основана в 2011 году. Тогда большая часть населения ничего не знала о нуждах сообщества. Считаете ли вы, что в настроениях общества видны важные изменения? 

Какие-то основательные изменения не произошли, разве что теперь никто не вопрошает, существуют ли «грузинские геи» [не раз многие активисты-гомофобы, в том числе ряд священнослужителей ГПЦ твердили, что «грузинских геев» не существует — ред.]. Признали, что ЛГБТ-сообщество действительно есть.

В заключении хотелось бы спросить, каков ваш опыт сотрудничества с государством? Возьмем для ориентира 17 мая 2013 года: улучшилось ли что-то с тех пор?

Позитивным можно назвать создание Департамента по защите прав человека при МВД. Наша организация ежедневно коммуницирует с ними. Когда в процесс вовлечены наши юристы или другие общественные организации, следователи проявляют интерес, позволяющий эффективно расследовать преступления на почве ненависти.

Тем не менее, остаются больше вызовы. Нужны изменения в судах и прокуратуре. В долгосрочной перспективе нам нужно убежище — место, где люди смогут ощущать себя в безопасности.

В целом можно сказать, что у государства есть готовность работать, но эта готовность ограничена.

Фото на обложке: Алла Парунова, Женский фонд Грузии