Новости | |

Мои воспоминания

22 ноября, 2019 | Batumelebi.ge
Мои воспоминания

Александр Тирошвили

Я родился 7 февраля 1889 года в городе Батуми. Когда мне было полтора года, умер отец, я его не помню. Отец, по словам моей матери, служил мировым судьей в недавно отвоеванном Батуми. Построил дом, но, охотясь на дикого кабана в Цихисдзири, простудился и вскоре умер.

Тогда, в Батуми, единственным развлечением была охота. Цихисдзири и окрестности Батуми, которые сейчас называют «болото», в ту пору были покрыты лесами и болотами. Я хорошо помню, там, где сейчас современная улица Чавчавадзе, до самого Урехи, был лес и болота. Моя мать была католичка из Ахалцихе, дочь Александра Искандерова.

После смерти отца я остался на попечении матери, которая меня вырастила. Несмотря на то, что у мамы не было никакого образования, она была очень способной, любила читать книги и была настоящей патриоткой.

Как я помню, Батуми того времени производил впечатление большой деревни. Было несколько улиц. Главная улица называлась Мариинский проспект, была Набережная улица, нынешняя улица Гогебашвили, совершенно неприглядная, там были только кофейни.

Несколько других улиц были названы в честь бывших генералов: Шепелева, Барятынского, Дондукова-Корсакова и другие. Так как Батуми был объявлен «порто-франко», свободным городом, где таможня еще не была открыта, множество иностранных фирм завозило сюда всевозможные товары, и город полон был их конторами.

Много было консульств иностранных государств: Америки, Франции, Англии, Германии, Австрии, Италии, Испании, Турции, Персии и других стран. В связи с чем, в Батуми сложилось довольно пестрое население. Грузины по количеству доминировали, это, в основном, были рабочие заводов Ротшильда, Манташева, Нобеля.

Правда встречались и торговцы-грузины: у Миши Накашидзе и Чкония были склады древесины. Торговцами были также: Эквтиме Бердзенишвили, Нико Сабашвили, Павле Мчедлишвили, братья Кахиани, братья Рухадзе, Габуния, но это была капля в море, большинство торговцев были иностранцами. В Батуми тогда были два парка, один назывался Александровским садом — нынешний Парк пионеров, другой – приморский бульвар.

Александровский сад красовался множеством экзотических растений: магнолиями, эвкалиптом, кипарисами, пальмами и другими. Садоводами были некий Д’Альфонс, Нестор Ткебучава, позже Акакий Хоштария, Леонидзе и в конце Гордезиани. Что касается приморского бульвара, здесь нельзя было встретить ни одного экзотического растения, кроме акации. Бульвар по ночам освещался керосиновыми фонарями, которые некий фонарщик вечерами зажигал, а по утрам гасил.

Коренное население Батуми той поры состояло из нескольких семей: Абашидзе, Шервашидзе, Диасамидзе, Лорткипанидзе, Чичинадзе, Бежанидзе, Кикава, Чиджавадзе, Комахидзе, Чкония, Халваши и еще нескольких семей. Они представляли малую часть от общей численности населения.

В городе функционировали: две православные церкви, две мечети, армянская церковь, церковь армян-католиков, одна еврейская синагога. Грузинской католической церкви не было, прихожане молились на верхнем этаже дома Джанелидзе. Позже бакинский миллионер Зубалашвили построил великолепную церковь.

Как раз в то время строился и большой военный собор. Учебные заведения в Батуми того времени: школа Общества по распространению грамотности среди грузин, недавно открытая мужская гимназия, гражданские училища, греческая школа, женская Мариинская школа.

В ту пору все постройки в Батуми в основном были одно- или двухэтажными, не чета теперешним многоэтажным зданиям.

Там, где сейчас расположено здание государственного банка, был участок земли, огороженный досками, и в конце этой ограды располагалось фотоателье Симона Эруса. На месте нынешнего кирпичного Дома профсоюзников тоже был пустырь, где потом некий Вильпензон построил этот большой дом. На пересечении улиц Ленина и Сталина Сабашвили и Черткоев построили трехэтажные дома, до этого и там ничего не было. На месте нынешнего консульства Турции стояла лачуга, а современное здание построили братья Чилингаряны.

Дом, где сейчас почта, стоит на месте, там раньше были большие казармы, в которых располагались казаки и их лошади. Нынешнее здание построил некий обрусевший француз Вакия. Затем дом купил кутаисский еврей Якобашвили. Пустырь был и там, где сейчас стоит так называемый Дом железнодорожника, на улице Джапаридзе. Это большое здание построил некий немец Фитингов.

Нынешнее здание Совета министров на улице Ленина, тоже расположено там, где раньше ютились одноэтажные лачуги. Бывшее здание комитета партии на улице Сталина построил некий Паромбегов, там был клуб под названием «Кружок». На месте нынешнего правительственного четырехэтажного дома находился старый одноэтажный дом некоего Ананьева.

В ту пору исполком располагался на пересечении улиц Сталина и Орджоникидзе — на верхнем этаже, а внизу некий перс, торговавший фруктами, открыл духан. Рядом работал книжный магазин «Чорохи». Вот каким был Батуми той поры.

В Батуми функционировала грузинская школа Общества по распространению грамотности среди грузин. В мое время директором этой школы работал Исидор Рамишвили. Школа была основана задолго до меня, и основной ее целью было приобщить грузинских мусульман к грузинскому языку и культуре.

Мама отдала меня в эту школу. Преподавателями там работали Михако Шарашидзе, сам Рамишвили, госпожа Ломинадзе, священник Симон Тотибадзе и Гоголадзе. Вместе со мной здесь учились молодые грузинские мусульмане: Гейдар Абашидзе, Сулейман Чичинадзе, Зивер Диасамидзе, Хасан Кикава, братья Гейдар и Джелиль Бежанидзе, Дурсун Кикава, Дурсун Накашидзе, Пинаут Оглы и другие.

Надо отметить, что многие дети покидали школу, что было связано с излишним фанатизмом родителей. Распространялись слухи, будто учеба в грузинской школе способствовала приобщению детей к христианству. Из вышеперечисленных 12-15 молодых людей прилежно учились и стали достойными членами грузинского общества.

Помню, как однажды в Батуми приехал и посетил нашу школу один из ее основателей — Илья Чавчавадзе. Я тогда учился во втором классе и из-за маленького роста сидел за первой партой. Моему восторгу не было предела. Илья Чавчавадзе вдруг взглянул на меня, вызвал и спросил, знаю ли я какое-нибудь стихотворение. Я продекламировал им написанное стихотворение «Весна», заканчивавшееся словами: «Любимая родина, когда же ты расцветешь?» Он погладил меня по голове и сказал, что я хороший мальчик. До сих пор не могу забыть ту радость. Моя мама и учителя также были счастливы.

Когда я закончил школу, мама отдала меня в гимназию. Тогда гимназия находилась в узком флигеле на улице Руставели. Отсюда начинается моя следующая жизнь – я прилежно учился, познакомился с новыми друзьями, невзирая на национальность, у нас были братские отношения.

Надо отметить, что почти все педагоги тогдашней гимназии были черносотенцами, за исключением нескольких, которые были культурными людьми. Например, Николай Севастиевич Державин, Войцеховский и другие.


Главу полностью можно прочесть в иллюстрированной книге «Путешествие по старому Батуми», где описаны исторические факты об этом городе.