Мнение | |

Диссидент Афган Мухтарлы: «Грузия все равно остается самой демократической страной Кавказа»

23 марта, 2020 | Нино Кахишвили
Диссидент Афган Мухтарлы: «Грузия все равно остается самой демократической страной Кавказа»

На днях в Азербайджане вышел на свободу политзаключенный, журналист Афган Мухтарлы.

Проживавший с 2014 года в Тбилиси журналист Афган Мухтарлы исчез из Тбилиси 29 мая 2017 года. Позже выяснилось, что он арестован, находится в Баку и обвиняется в незаконном пересечении границы, контрабанде и оказании сопротивления полиции. Семья журналиста а позже сам журналист объявили, что его похитили в центре Тбилиси и тайно доставили в Азербайджан.

После похищения и ареста против Мухтарлы были выдвинуты обвинения по статьям «незаконное пересечение государственной границы», «контрабанда» и «оказание сопротивления представителю власти» УК Азербайджана. Решением суда приговорен к 6 годам лишения свободы. Местные и международные правозащитные организации признали его политзаключенным.

17 марта Сураханский районный суд освободил Мухтарлы, заменив ему оставшийся срок на условное наказание. Афгана из тюрьмы специальным рейсом отправили в Берлин.

Вышедший на свободу журналист согласился ответить на вопросы Netgazeti.

Когда ты жил в Тбилиси, с тобой связывались из грузинского правительства, или спецслужб?
— Нет, со мной никто не связывался. Но летом 2016 года моя жена, Лейла получила отказ на продления ВНЖ. Причиной отказа указывалось то, что она является угрозой для Грузии и ее интересов, также была указана причина по подозрению в терроризме.

Чувствовали что за вами следят?
— Да, не только за мной, но со всеми азербайджанскими активистами и представителями гражданского сектора, за всеми кто жил в то время в Тбилиси, все время следили из секретных служб Азербайджана. Некоторых «агентов» мы даже знали в лицо. Вся наша жизнь там отслеживалась ежеминутно. Телефоны, наши встречи, офисы которые мы посещали, даже кафе, в который мы с друзьями пили чай, отслеживалось.

Жаловались Грузинской полиции на слежку?
— Лично я – нет. Но обращалась с жалобой Гюльнур Кязимова, журналистка которая до 2016 года жила в Тбилиси. Она предоставила грузинской полиции фотографии, доказательства того, что за ней следят. Но в итоге, дело замяли. Ка замяли дела других, Дашгына Агаларлы, Видади Искендерли, на которых было нападения в Тбилиси. Я просто знал точно, что грузинская полиция сотрудничает со своими азербайджанскими «коллегами» и не видел смысла жаловаться им.

Почему из Тбилиси похитили именно вас, а не других, ведь в это время там жили много «несогласных»…
— Я расследовал именно бизнес Ильхама Алиева и его семьи, также у меня была прямая связь с «оппозиционной» зарубежной прессой. Если другие активисты ограничивались акциями протеста, я тесно контактировал со всеми, был на виду, встречал в Грузии семей политзаключенных, помогал решениям их проблем, таким образом, сложилось впечатление, что я лидер ячейки азербайджанских несогласных в Грузии.

Вы жили в Тбилиси с 2014 года. Почему вас «украли» через три года? Почему не ранее? Что же случилось в 2017 году?
— Это очень интересная история и в этом признались мне это сами чиновники «оттуда», когда разговаривали со мной во время моего допроса. В 2014 году, когда в Тбилиси начали скапливаться активисты, журналисты, люди искусства с оппозиционными взглядами, азербайджанские власти выслали в Тбилиси агентуру, чтоб узнать, чем там занимаются эти люди.

На операцию были выделены огромные деньги.  А те, кто руководили агентурой в Тбилиси, за короткое время узнали, что никакой организованности там нет, нет никакого плана, и ничем особенным кроме акций протеста и материалов в прессе, эти люди не занимаются. Но в Баку доложили совсем обратное.

Для того, чтоб на операцию продолжали выделять средства, руководители написали устрашающий рапорт, который включал в себя «секретную информацию» о том, что в Тбилиси есть хорошо организованная группа оппозиционеров, которые ведут подпольную деятельность и в один прекрасный день все как один пересекут границу и возьмут власть.

Вся эта легенда была выдумана лишь в целях «прикарманить» больше денег, и они добились своего. Правительство продолжало выделять огромные средства для содержание агентуры в Тбилиси а они в свою очередь, продолжали кормить властей ложной информацией.

И когда фантазии агентуры дошли до предела, правительство решило любой ценой украсть меня из Тбилиси и посадить. На эту операцию была выделены огромные деньги и как мне говорили на допросе люди от властей [Азербайджана], «заплатили грузинам 3 миллиона долларов».

Какое было отношение к вам в тюрьме?
— В тюрьме отношение к политзаключенным зависит от того, что им прикажут сверху. Ко мне отношение было нормальным со стороны служащих там. В первых двух изоляторах ситуация была нормальная, условия содержания было приемлемым. В последней тюрьме же было одинаково ужасно для всех. Теснота, духота, ужасная вонь, неприемлемая тюремная еда.

Вам разрешали видеться с родными, близкими?
— Только с членами семьи как мать, братья, сестры. Остальным родственником было запрешено. Мне не доставались книги, письма, открытки которые мне присылали друзья для моральной поддержки. Только теперь я узнаю, что мне сотнями писали письма, поздравления.

Собираетесь вернуться в Грузию?
— Да, сейчас я должен обследоваться у врача, чтоб узнать не подхватил ли я какую то болезнь в тюрьме. Эта пандемия коронавируса парализовала все.

Но сразу же как будет возможно, я вернусь в Грузию и дам показания по моему делу, которую открыла грузинская полиция и ссылается на то, что они «не могли брать показания у самого Мухтарлы».

Думаю, после такого позора как моя история, Грузия не сможет меня не впустить в страну или же со мной повторно случится то, что три года назад. Но жить в Грузии я не собираюсь, потому что, безопасности я там, все таки, уже не почувствую.

Вы узнали, как отреагировало грузинское общество на ваш случай? Довольны ли вы поддержкой ваших грузинских коллег?
— Конечно. Кстати, это я хочу особенно подчеркнуть. Я всем сердцем благодарен как моим грузинским коллегам, молодежным движениям, адвокатам, которые все эти годы активно держали мое дело на виду и защищали меня, так и простому грузинскому народу.

Даже простые граждане, которые услышали про это из телевизора, не молчали, требовали от своих властей объяснения. Я им очень благодарен за это. Грузия все-таки самая демократичная страна во всем Кавказе с граждане этой страны доказали, что в плане прав человека, демократии и свободы слова, они впереди.

И хочу сказать, что Грузия для меня такая же родина как Азербайджан. Я люблю эту часть Кавказа, я чувствую себя очень комфортно в этой стране, особенно в Тбилиси. Ведь я из Закаталы, а это намного ближе к Тбилиси, чем к Баку. С Тбилиси связаны мои детские, юношеские воспоминания, и этот случай со мной, ни чуточку не подействовали на мои чувства к Тбилиси, к Грузии.

В Берлине тоже есть много азербайджанских активистов, журналистов, несогласных. Вы продолжите свою роль лидера оппозиции в эмиграции, как это делали в Тбилиси? Что будете делать дальше?
— (смеется) Вы, кажется, хотите, чтоб меня и из Германии украли? Это шутка, конечно. Тут тоже мы не будем сидеть сложа руки. Мы будем делать все, что в наших руках, для нашей страны [Азербайджана]. Мы же не отдыхать в Германию приехали, наше дело борьба за демократию в нашей стране.