Люди

5 известных людей в истории Батуми

2 января, 2022 • 263
5 известных людей в истории Батуми

Батуми хранит истории о многих известных людях. Кто-то провел здесь часть жизни, кто-то прожил в Батуми всего несколько дней или недель, но этот город оставил значимый след в их памяти. Этот рассказ включает себя истории пяти людей, имена которых связаны со старым Батуми.

Путешествие норвежского писателя

Утром 1899 года на вокзал Батуми прибыл поезд из Тбилиси, из него вышел человек в шляпе и с чемоданчиком в руке, поправил пенсне и пошел по перону, на котором суетились люди. Батумцы встречали прибывших, кругом слышались крики приветствия.

Звали этого человека Кнут Гамсун, он был норвежцем, правда, мало кто в Батуми был знаком с этим именем. Хотя к тому времени он уже написал одну из своих самых известных книг — «Голод».

Гамсун путешествовал по Кавказу. Перед приездом в Батуми он уже побывал в Баку и Тбилиси. Приезд в небольшой приморский городок с населением до 18 000 человек в то время не входил в его планы, но судьба распорядилась иначе, и Гамсун все же оказался в Батуми, а позже даже описал эту поездку в книге под названием «Сказочная страна».

Кнут Гамсун Фото из Wikipedia 

Согласно путевым записям Гамсуна, он жил у берега моря в отеле «Belle Vu Hotel» и в окно мог видеть людей, отдыхающих на пляже и купающихся в море.

Писатель много гулял по улицам приморского города, наблюдал за людьми, заходил в дуканы и рестораны. Ритм жизни Батуми, и в особенности Батумский бульвар, напомнили ему южные штаты Америки:

В жизни Батума есть нечто похожее на жизнь южных штатов Америки. Ресторан, гостиницы посещает публика в европейских костюмах, шелках и бриллиантах. Она заказывает изысканные блюда и пьет шампанское… Замашки американцев из южных штатов особенно появляются у посетителей, когда они платят по счету. Нужно или не нужно, но они любят платить самыми крупными купюрами, которые официанту приходится разменивать у самого хозяина. И дают большие чаевые. И оставляют вино в бутылках и рюмках…

В Батуме тоже есть свой приморский бульвар. И вечером там полно гуляющей публики и экипажей. Тут и горячие кони, и шуршащие шелка, и зонтики, и улыбки, и приветствия – все как в любом городе южных штатов. Есть тут и свои щеголи, франты, в высоких, похожих на манжеты, воротничках, вышитых шелковых рубашках, сдвинутых набекрень шляпах и с тростями толщиной в руку… Не высокомерие заставляет их так наряжаться, просто им тоже хочется обратить на себя внимание, и они выбирают этот чисто внешний способ, который помогает им быстро достичь цели и не требует больших усилий. Шляпа скорее может прославить человека, чем книга или картина. Этим французы и пользуются, и почему бы им этого не делать?»


Гостиницы «Бел Вью» и «Ориенталь» в Старом Батуми.

Прибывший в Батуми Кнут Гамсун заболел малярией, но, несмотря на это, он с восхищением отзывался о здешнем климате. Ночью перед отъездом из Батуми его одолела малярия, лекарства у него закончились, поэтому он купил коньяк в дукани и «лечился» им.

«Такая прекрасная сказка больше наверное со мной не приключится», — писал Кнут Гамсун своему другу. «Это другой мир, люди там красивее, вино краснее, а горы еще выше».

20 лет спустя, норвежский писатель Кнут Гамсун стал лауреатом Нобелевской премии. Примечательно, что в период пребывания Гамсуна в Батуми здесь жила и семья братьев Нобель.

История братьев Нобель в Батуми

В 1879 году Роберт Нобель приехал в Баку, он интересовался местными нефтяными скважинами. Именно там ему пришла в голову идея создать «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», об этом он написал своему брату Людвигу. Идея Людвигу понравилась, осуществить проект братьев помог и самый известный в мире нобель Альфред, имя которого связано с изобретением динамита и учреждением Нобелевской премии. Альфред Нобель раньше не интересовался нефтью, он доверял коммерческому чутью братьев.

Так образовалось товарищество сыгравшее большую роль в истории Батуми. Их компанию в Батуми называли «Бранобель».  В 1905 году Братство Нобеля софинансировало строительство нефтепровода Баку-Батуми протяженностью почти 900 километров, что еще больше увеличило грузооборот и доходы Нобеля.

В конце XIX века на окраине Батуми была отстроена двухэтажная летняя усадьба братьев Нобелей. В советском Батуми этот дом назывался «Дом богачей» или «Дом губернатора».
До середины 20 века в Доме Нобелей красовался потолок, расписанный амурами, и изразцовая печь у которой в зимние дождливые батумские вечера Альфред Нобель любил пить чай с розовым вареньем. Позже печь снесли, а потолок побелили.

С 2007 года здесь функционирует Музей братьев Нобель.

Музей братьев Нобель

На первом этаже музея на стене висит карта Нобелевского товарищества, на ней красным цветом отмечены места, к которым Нобели проявляли коммерческий интерес. Среди них и порт, из которого в конце 19 века поставлялось более 25 процентов мировой нефти. Братья Нобели были не единственными, кто интересовался этим городом. Среди множества фамилий была еще одна, не менее известная, речь идет о династии Ротшильдов.

Ротшильды в Батуми

«Каспий — черноморская нефтяная промышленная торговая организация» — так называлась компания Альфонса Ротшильда. Поначалу компания владела заводом по производству канистр для керосина, затем компания расширила свою деятельность и кроме завода у нее появились собственные причалы в порту Батуми.

Имя барона Ротшильда связано с историей Батуми начиная с 1880-х годов, когда городе стал активно развиваться порт, к тому времени уже отмеченный на карте мира. Самым важным для экономического развития Батуми была железная дорога, которая свяжет Батуми с Тбилиси и Баку и сделает транспортировку нефти из Батуми еще более выгодной. Барон Ротшильд прекрасно осознавал важность железной дороги, поэтому он профинансировал строительство железной дороги выделив на это 10 000 долларов.

Строительство Дома Ротшильдов в Батуми. Фото из коллекции Шоты Гуджабидзе

В конце 19 века Альфонс Ротшильд начал строительство дома в Батуми, недалеко от бульвара. Дом был с видом на море и бульвар. Строительные материалы были привезены из Франции, двухэтажный дом выглядел роскошно и до сих пор таким и остается. Дом Ротшильдов пережил множество исторических испытаний и до сих пор стоит на улице Руставели в Батуми, но известен не как дом Ротшильда, а как родильный дом имени Чарквиани.

Батумская любовь греческого писателя

В 1919 году в Батуми прибыл еще один лауреат Нобелевской премии, крупнейшая фигура в греческой литературе ХХ века – романист, драматург и литературный критик Никос Казандзакис (1883-1957). Период его пребывания в Батуми нельзя назвать путешествием, у писателя была особая миссия, он был отправлен правительством Греции в Батуми для изучения вопроса о репатриации греческих беженцев.

Никос Казандзакис провел в Батуми две недели, и этот период оказался судьбоносным не только для него, но и для батумчанки по имени Барбаре.

«Красивая грузинка, Барбаре Николозовна» — так называет ее Казандзакис. Казандзакис описал этот короткий роман в своей последней книге «Отчет перед Эль Греко», которую он написал в возрасте 74 лет. Одна из глав книги, где описывается встреча с женщиной из Батуми, называется «Кавказ».

«Я никогда не встречал более красивой женщины. Нет, она была не просто красивая, было что-то еще, что невозможно передать словами. Глаза зеленые таящие опасность, гипнотизирующий взгляд как у змеи, голос слегка хриплый, полный сладостных обещаний. Я смотрел и думал: эта минута больше никогда не повторится, я больше никогда не встречусь с этой женщиной. Прошли миллиарды лет, бесчисленные приключения, события, судьбы, чтобы появилась на свет такая женщина и этот мужчина, и случилась их встреча на одном из берегов Кавказа».

Дело о репатриации греков писатель завершил, но память о Барбаре Николозвне не давала ему покоя всю оставшуюся жизнь. В своей последней работе Казандзакис пишет:

«Спустя тысячу лет, в счастливой старости, я закрываю глаза, и снова встает передомной Черное море, приходит Барбаре Николозовна и садится передо мной на белую гальку. Я смотрю и думаю прав ли я был, что не воспользовался той богом посланной возможностью ?!».

«Шаганэ, ты моя Шаганэ»

С Батуми связана еще одна романтическая история. Ее герой известный поэт Сергей Есенин. В период пребывания в Батуми он уже был хорошо известен.


Дом на ул. Меликишвили (бывшая ул. Энгельса), где жил Есенин. Фото из архива Шоты Гуджабидзе.

Есенин приехал в холодную и снежную зиму. Это был тот редкий случай, когда в Батуми высота снега превышала один метр.

«Так плодотворно и так легко пишется, как очень редко бывало», — писал поэт другу в Москву. Действительно, за два месяца, проведенных в Батуми, Есенин успел закончить цикл «Персидские мотивы», поэму «Анна Снегина» и написать несколько стихотворений. Его романтическая внешность притягивала к нему местных красавиц. Два батумских месяца связаны в жизни поэта с двумя девушками. Одна из них — восемнадцатилетняя Ольга Кобцова, «мисс Оль», которая впоследствии стала музой нескольких его стихотворений. Второй учительница из Батуми Шаганэ Тальян, которой он посвятил известное стихотворение «Шаганэ, ты моя Шаганэ».

Шаганэ Тальян

Позже Шагане Тальян написала в своих воспоминаниях, что он был заботливым и чутким, называла меня «Дорогая Шаганэ» и часто брал погулять по улицам города:

«Всегда приходил с цветами, иногда с розами, но чаще с фиалками. 4 января он принес книжку своих стихов “Москва кабацкая”, с автографом, написанным карандашом:

«Дорогая моя Шаганэ, Вы приятны и милы мне. С. Есенин. 4.1.25 г., Батум».

Есенин запомнился Шаганэ и человеком очень отзывчивым: «Тогда нередко встречались беспризорные, и, бывало, ни одного из них не оставлял без внимания: остановится, станет расспрашивать, откуда, как живет, даст ребенку денег. Увидит бездомную собаку, купит для нее булку, колбасу, накормит и приласкает. Как-то я заболела, а сестра уходила на службу. Все три дня, пока я болела, Сергей Александрович с утра являлся ко мне, готовил чай, беседовал со мной, читал стихи из «Антологии армянской поэзии»».

 

Правила перепечатки