Наші серця — з Україною

Люди

История тбилисских подвалов

13 февраля, 2022 • 519
История тбилисских подвалов

В Тбилиси на улице Метехи женщина наблюдает как демонтируют дом, в котором она прожила более 50 лет. Часть этого здания недано обрушилась, пополнив список других, частично или полностью разрушенных построек Старого Тбилиси.

Сколько просуществовали эти дома? Если учесть, что большинство из них построено в конце девятнадцатого или начале двадцатого века, то можно получить приблизительный ответ, однако насколько правильно опираться на эти даты, когда речь идет о возрасте Старого города?

«Нельзя говорить об архитектуре Старого Тбилиси и не упомянуть о той части, которая не видна прогуливающимся по тбилисским улицам прохожим, о той части на которой возведены эти старые тбилисские дома», — пишет архитектурный историк Майя Мания.

Подвалы Старого Тбилиси своей архитектурой всегда привлекали внимание специалистов, однако, помимо особенности архитектурных элементов, есть еще одна примечательная деталь:

Многочисленные подвалы намного старше тех домов, которые позже были на них возведены.

Что происходит внизу?

Хатуна Читунашвили, живет на улице Метехи, она была еще студенткой, когда преодолев страх, решила вместе с членами семьи спуститься в подвал и посмотреть, что там происходит.

Так заброшенный, нефункциональный подвал обрел новую жизнь.

«Вход был засыпан, там был мусор. Мы боялись крыс и шли с лампами. Тогда мы вынесли из подвала очень много мусора», — вспоминает она.

С тех пор прошли десятилетия. Сейчас семья использует подвал для хранения вина.

Подвал под домом Хатуны Читунашвили. Фото: Netgazeti/Михеил Гвадзабия

«Мы очень хорошо используем этот подвал. Мы здесь делаем вино и благодаря тому, что здесь постоянная температура оно получается горазда вкуснее», — рассказывает Хатуна.

Дом, доставшийся в наследство от предков, имеет долгую и интересную историю. Однако кирпичный арочный цоколь может иметь гораздо более давнюю историю.

Знает это и Хатуна, и когда она встречает на улице Метехи людей, интересующихся историей города, она с удовольствием показывает им этот подвал.


Подвал под домом Хатуны Читунашвили. Фото:Netgazeti/Михеил Гвадзабия

«Мы все время говорим соседям, давайте приберемся здесь и организуем что-нибудь вместе. Здесь плохой спуск, но все же можно что-то придумать. Но что именно, я пока не знаю. Мы хотим заинтересовать и других «.

Как сохранилась схема улиц разрушенного города

Люди, строившие тбилисские подвалы столетия назад, наверное, и представить себе не могли, что в будущем эти подвалы сыграют важную роль в планировке столичных улиц.

Многие специалисты считают, что необходимость в этом возникла в 1795 году, после Крцанисской битвы, когда город был практически полностью разрушен.

На месте сгоревших или разрушенных домов остались только эти подвалы.

По словам культуролога Циры Элисашвили, «в основу реконструкции города легли уцелевшие подвалы». «Есть объекты, ценность которых иногда определяется не возвышающимя над землей зданием, а его основанием», — отмечает Элисашвили.

Поэтому можно сказать, что тема подвалов — это слабое место Тбилиси, которое является такой же охраняемой ценностью, как и исторический город в целом», — сказала она.

Цира Элисашвили

«По этой причине мы говорим, что сеть средневековых улиц в этом городе сохранилась. Это означает, что новое строительство было основано на старых подвалах. Вот почему сохранилась эта сеть улиц», — сказала Netgazeti культуролог.

По ее словам, указанное обстоятельство свидетельствует о том, что «старый Тбилиси не является городом XIX века и его подвалы «указывают на более ранний период»:

«Особенно это относится к Кала, хотя в самом Сололаки есть дома, где здание может быть конца 19-го и начала 20-го веков, но подвал того же дома может быть более раннего периода».

Об этом также упоминает историк архитектуры Майя Мания в статье, опубликованной в 2003 году в журнале «Грузинские древности». Автор обсуждает ряд подвалов, которые, по ее оценке, должны относиться к XVII-XVIII векам.

По ее словам, средневековая сеть улиц в части Кала или Исани не вполне соответствует XIX веку, общий характер улиц и переулков, их извилистая планировка наводит на мысль о планировке типичного феодального города.


Подвал на улице Метехи. В доме над ним сегодня никто не живет. Фото: Netgazeti/Михеил Гвадзабия

«Неоднократно высказывались предположения, что после разрушения персами Тбилиси в 1795 году, в первой половине девятнадцатого века, новые дома строили по возможности на старых фундаментах.

Благодаря этому в старинных районах Тбилиси — Кала и Исани сохранилась своеобразная средневековая сеть тбилисских улиц. Древняя сеть улиц также является основой некоторых районов Авлабари», — говорится в статье.

По словам Циры Элисашвили, архитектурные особенности подземных пространств зависят от периода, в который они были построены.

Подвалы старого Тбилиси, как правило, отличаются толстыми самонесущими стенами, которые в основном сложены из грузинского кирпича, но иногда также мог быть использован булыжник.


Еще один подвал на улице Метехи. Фото: Netgazeti /Михеил Гвадзабия

Очевидно, что не все подвалы под многовековыми домами старого Тбилиси относятся к периоду до XIX века. Как указывает Майя Мания, в домах, построенных в конце XIX века, которые были коренным образом перестроены, подвалы построены из новых кирпичей.

«В Кала и Исани старые кирпичи, как строительный материал фундамента, преобладают над новыми. Со временем, со многими изменениями вместе, изменились и подвалы — изменилась их планировка, общее пространство было разделено перегородками, но структура осталась нетронутой», — пишет историк архитектуры.

Для чего использовались подвалы

В 2016 году при закладке первого этажа здания в ходе реабилитации объекта культурного наследия в Дадиани № 32 был обнаружен объект округлой формы, встроенный глубоко в землю.

«Тбилисский фонд развития» тогда основываясь на мнении специалистов отметил, что это прохладное хранилище могло служить т. н. холодильником, что было характерно для Тбилиси того времени.

По словам Циры Элисашвили, этот объект должен был относиться к XIX веку, когда тбилисцы не только использовали естественные низкие температуры на нижних уровнях земли, но и специально покупали лед для хранения продуктов.


Объект найденный на улице Дадиани. 2016 Фото: Тбилиси Хамкари

«Цокольный этаж дома имел и коммерческую функцию. Часто подвал использовался как погреб куда закапывали кувшины с вином. Иногда подвал выполнял и жилую функцию. Хорошо известные тбилисские подвалы-магазины и магазины-мастерские , — пишет Майя Мания.

Подземные помещения также могли иметь функцию коллектора, мусорной ямы или туннеля.

«Это зависело от функций здания. Приехавшие торговцы сами селились в караван-сараях, а подземные погреба использовали для хранения своей продукции на продажу», — рассказала Цира Элисашвили


Помещение найденное на площади Гудиашвили. 2016 Фото: ICOMOS Грузия

По словам Лии Бокучава на площади Гудиашвили подвалы отреставрированы, и часть населения пытается использовать их по-разному: в одном из таких пространств открыли кафе-бар. Жители других домов также изъявили желание расширить функциональность своего подвала.

«Я думаю, что это большой шаг вперед, чтобы, если что-то подобное произойдет в будущем, общественность и специалисты знали, как развивать такие пространства», — говорит Бокучава.


Подвал на улице Метехи. В доме над ним сегодня никто не живет Фото: Netgazeti/Михеил Гвадзабия


Нежилой дом над цокольным этажом. Фото: Netgazeti/Михеил Гвадзабия

В нескольких десятках метров, возле одной из гостиниц, замечаем еще один дом на грани обрушения. Так выглядит подвал под этим домом.

За последние годы в жизни столицы накопился как положительный, так и негативный опыт, связанный с разрушением или содержанием подвалов.

Например, известно, что подвалы, найденные на площади Гудиашвили, будут сохранены, а найденные там археологические артефакты, будут выставлены в организованном на площади музейном пространстве.

Прежде чем принять эти и другие решения, площадь Гудиашвили прошла сложный путь протестов. Первоначальные планы — снести исторические дома и построить новые — были изменены после выражения общественного недовольства.

Обновленная площадь Гудиашвили . Фото: Facebook/Каха Каладзе

Проект восстановления 11 домов на площади принадлежит организации «ICOMOS Georgia». До этого он также «паспортизировал» дома Гудиашвили и прилегающие к ним кварталы и подготовил методические рекомендации.

«Во время обследования некоторые подвалы были настолько загромождены и переполнены, что попасть туда и провести детальное исследование было очень сложно. Работы по очистке позволили нам [увидеть], что это очень важные подвалы XVII-XVIII веков», — сказала Лия Бокучава, директор ICOMOS Georgia.

По ее словам на месте было найдено много археологического материала. Потом появились археологические пласты и артефакты. Это свидетельствует о том, что Тбилиси – многослойный город.


Подвалы на площади Гудиашвили. 2016 Фото: ICOMOS Georgia

По словам Лии Бокучавой, некоторые рекомендации были учтены ответственными за реабилитацию, а некоторые нет. Однако, подвалы отреставрированы, и часть населения уже пытается их использовать.


ул.Абесадзе № 21 (около площади Гудиашвили) 2017. Фото: ICOMOS

Меньше повезло подвалу, который был на улице Ладо Асатиани N22, недалеко от Гудиашвили. Дом, не имевший статуса памятника, снесли в 2019 году с разрешения Мэрии Тбилиси.

На его месте компания Old City Group строит отель. В связи с этим строительством подвал был разрушен.

Речь идет о компании, зарегистрированной в 2018 году, два акционера которой в 2016 году пожертвовали «Грузинской мечте» 60 000 лари, а в 2018 году один из них пожертвовал 60 000 лари тогдашнему кандидату в президенты Саломе Зурабишвили.

Служба архитектуры мэрии Тбилиси выдала разрешение на снос зданий, расположенных по улице Асатиани № 22, в 2019 году, хотя в конце первого пункта приказа речь идет о сохранении арочного цоколя.

Указанная оговорка осталась невыполненной: подвал был снесен. Гиорги Тавдишвили, директор компании, говорит, что до демонтажа у них была информация о подвале под зданием, и она была оценена специалистами.

«Там в заключении было написано, что это старое кирпичное здание и его желательно сохранить», — рассказывает он нам.

Тавдишвили утверждает, что строительство имело ценность для компании, а его содержание отвечало интересам застройщика. Дело в том, что этого не произошло. Но почему?

По словам Тавдишвили застройщику пришлось сузить рамки проекта, после чего и коммуникации, и обязательная инфраструктура, сопровождающая гостиницу, «ушли под землю».

«Уровень подземных этажей вместо одного стал двухэтажным. Следовательно, этот подвал оказался в воздухе. Условно надо спустится на 6 метров, а подвал находится на уровне 3 метра. Несмотря на большие усилия, этот подвал не удалось сохранить», — добавил он.

По словам Тавдишвили, компания собрала цокольный кирпич и обязалась построить такое же сооружение после завершения строительства отеля. Тавдишвили отвечает на вопрос, были ли соответственно пронумерованы кирпичи:

«Кирпичи не пронумерованы. На этом здании не было ни украшений, ни других ценных деталей. Это обычные кирпичи и их нумерация, насколько я понимаю, технически бесполезна. Он полностью обмерен, проиллюстрирован и есть проект, как его восстановить».

Дом на ул.Асатиани N22, снесенный в 2019 году.


Фото подвала который снесли

Мы поинтересовались, вмешивалась ли в процесс Мэрия Тбилиси. По словам Гиоргия Тавдишвили, однажды компания была оштрафована на 10 000 лари, но не тогда, когда был полностью снесен подвал, а в начале демонтажа, когда во время демонтажа лестницы обрушилась часть потолка подвала.

Лия Бокучава не считает, что даже сборка идентичного строения с вынутыми из фундамента кирпичами потери от его сноса. Использование кирпича в качестве качественного сейсмостойкого материала при строительстве пойдет на пользу зданию и его обитателям, хотя это ничего не добавит к его исторической ценности.

«Его невозможно восстановить таким, каким он был. Это не реставрация. Реставрация означает восстановление старого. Если бы у вас было кольцо, украшенное драгоценными камнями, и вы уронили кольцо, выпал и потерялся драгоценный камень, и вставили на его место что-то вроде стекла, вы бы получили то, что было раньше? Здесь то же самое».


Лия Бокучава

«Большинство исторических подвалов находится под жилыми домами. Следовательно, они находятся в частной собственности. Некоторые из них до сих пор используются как хранилища, в некоторых — открыты винные погреба или кафе. Однако, по словам Циры Элисашвили, большая часть подвалов сегодня запущена — в них полно земли и мусора».

«Тяжесть состояния этих домов иногда связана с тем, что подвалы, засыпанные землей и мусором, не могут обеспечить вентиляцию. Влага скапливается, затем стена повреждается и начинается структурное разрушение стены и так далее».

По словам культуролога, «мы можем совершенно справедливо требовать от мэрии ответственности, но частный подвал не входит в ее обязанности, их владельцы должны позаботиться об исторических помещениях.


Деталь на двери подвала дома Хатуны Читунашвили. Фото: Netgazeti /Михеил Гвадзабия

Хатуна Читунашвили заботится о подвале как может, ее бесспокоит будущее дома и района в целом. Она помнит, как 3 года назад обрушилась одна сторона дома, со стороны двора, а затем, в январе прошлого года и другая другая. Она говорит, что скоро будет снесен сильно поврежденный дом находящийся в их дворе и она беспокоится, о том какая участь ждет подвал под ним.

По ее словам, несколько лет назад муниципальное правление при со финансировании населения провело ряд работ во дворе, чтобы остановить процесс разрушения жилых домов.

Однако, по словам Хатуны Читунашвили, здание недостаточно укреплено. Об этом должны позаботится и договориться соседи, что будет непростым делом в свете того, что у некоторых семей нет нормальных жилищных условий.


Часть здания, показанная на втором фото, находится во дворе дома Хатуны Читунашвили. Фото: Михеил Гвадзабия

«Я очень люблю наш дом. Здесь прошло мое детство, здесь жили мои предки… Вот если бы нашелся кто-то кто мог бы восстановить эти дома и мы могли бы остаться тут и заботиться о доме.

С другой стороны, требуется профессиональный подход. Чтобы восстановить этот дом, нужен человек, который любит этот подвал так же, как люблю его я. Этот дом нужно возродить», — считает Хатуна.

Она не знает, что будет дальше. Но с уверенностью говорит, что уходить не собирается.

«Я против того, чтобы мой дом разрушили», — говорит жительница Старого Тбилиси.

Правила перепечатки