Политика | | |

20 июня — толчок к политическим изменениям

20 июня, 2020 | Михеил Гвадзабия
20 июня — толчок к политическим изменениям

“Если что-то и оказало влияние на политический климат и ландшафт Грузии — это события 20 июня“, — отмечает социолог Ияго Качкачишвили, говоря о важности этих событий. Спонтанные акции протеста в первоначальном виде завершились спустя три месяца заключительней акцией у парламента.

Однако, влияние на политическую жизнь страны протесты имели на протяжении следующего года — начиная от обещания перехода на пропорциональную избирательную систему [уже в 2020 году, вместо 2024 — ред.] и ее провала в парламенте, продолжая консолидацией оппозиции и ее согласованному маршу к общей цели.

Анти-оккупационный протест дошел до требования системных изменении
Саломе Баркер находилась на митинге 20 июня с первых часов. На акциях она была и в течении следующих месяцев, когда движение “Сирцхвилиа” [рус. «Стыдно» — ред.] еще только зарождалось. Говоря о результатах движения прошлого года, активистка отмечает несколько важных вопросов, которым, по ее мнению, толчок дало как раз таки сопротивление.

По мнению Баркер, эти события показали правительству, что когда дело касается российского вмешательства и оккупации, общество нигилизма не проявляет. Ответом на протест правящая партия “Грузинская мечта” лишилась риторики, которой она манипулировала на протяжении нескольких лет:

“У “Грузинской мечты” была политика, что они [в отличии от прошлой власти, т.е. Михаила Саакашвили и его Единого Национального Движения — ред.] не применяют насилие, а 20 июня 2019 года они дали спецназу право на разгул и охоту. В тот день они, как бы это сказать, спустили с цепей изголодавшихся по насилию и крови.

По моему, они смогли решиться на это, ибо думали — там стоят только их политические оппоненты, максимум — их сторонники. И даже если бы этих людей переехали, никто особо и не огорчился бы. Подобные примеры у нас уже есть. Здоровье людей — жертва их карательной операции.

Еще для большего числа людей стало понятно, что отношение “эти хотя бы не бьют” — неправильное. Подтвердилось, что если власти нужно, то она может пойти на все, что угодно”, — считает Баркер.

Не менее важными активистка считает 21 июня и последующие дни — “протест, начавшийся против оккупации перерос в требования системных изменении”.

По ее мнению, несмотря на то, что главное обещание власти о пропорциональной системе (распределения мандатов) не исполнилось — а именно этого требовали собравшиеся около парламента люди, эти события стали толчком к консолидации оппозиции, что является положительным явлением.

— “Если до этого оппозиционные партии не могли договорится о сотрудничестве и между ними возникали «тёрки» из-за разных взглядов, то позже будто все увидели необходимость объединения. Я лично эти, будто бы альянсы, не люблю, ибо никогда этого не получается. Но, настал момент, когда они почувствовали, что это и впрямь было необходимо”, — отмечает активистка.

Что касается нынешнего положения страны, Баркер считает, что по сравнению с прошлым годом, оно ухудшилось:

— “У нас есть политзаключенные, а вопрос пропорциональных выборов шаткий. Гахария тоже не смещен с должности, а наоборот — получил повышение”, — сетует Саломе в разговоре с “Netgazeti”, но отмечает одну тенденцию:

“Все стало явно. За этот год все столько деталей прояснилось, о которых раньше мы и представления не имели… Фабрики троллей, которые работают для пропаганды или работа провластных медиа, которая вышла за рамки приличия”.

Баркер считает, что сейчас граждане политически более активны, нежели раньше и изменилось отношение о невмешательства в политику. Она говорит, что близкий контакт с политикой не нравится и ей самой, но лучшего выхода пока-что не видит:

— “Очень утомительно. Не люблю этот процесс и не хочется разбираться во всем этом — не знать ни имён, ни фамилий, но так сейчас нельзя. Поэтому, все те, кому возможно, сегодня никто не нравится ни в оппозиции, ни где-либо еще, все равно проявляет активность и оказывает сопротивление”.

20 июня — важный фактор, принесший изменения
Социолог Ияго Качкачишвили считает, что главным толчком для изменении на протяжении последнего года послужили события 20 июня. Первоочередным событием Качкачишвили считает изменения, касающиеся пропорциональной избирательной системы.

— “То, что правительство обещало после 20 июня, а именно — переход на полностью пропорциональную систему, не было выполнено. Это было бы очень важно для оздоровления политического климата, но тем не менее, избирательная система изменилась, и изменилась к лучшему”, — заявляет он в разговоре с “Netgazeti”.

По мнению социолога, события 20 июня 2019 года ускорили крушение т.н. “двухполюсной системы”, когда на политической арене позиционировали только “Грузинская мечта” и “Единое национальное движение”.

Качкачишвили считает, что о двухполюсности сегодня говорить можно лишь условно:

— “Этот факт практически вызвал сотрудничество всего оппозиционного фронта. Теперь там не высвечивается влияние и сила лишь “Единого национального движения”. Оппозиционный фронт стал более разнообразным и многосубъектным. Последствия всего этого видны конкретно — например, когда оппозиционные партии договорились об общих кандидатах в мажоритарных округах и т.д.

Качкачишвили считает, что правительство теперь более подотчетно перед обществом, нежели год назад. Он считает, что большую роль в этом сыграло международное сообщество, однако не менее важно давление местных оппозиционных групп. Социолог также заостряет внимание на силе молодежи, которая 20 июня и после отчетливо показала, что представления о ее политической апатии являются неверными.

“На оппозиционном фронте активизировались молодежные политические движения. В политической структуре Грузии это было новой кровью. У общества всегда было ощущение, что молодежь в отношении политики настроена с нигилизмом и апатией.

Этот факт же показал, что группы молодых людей, которые действуют как самостоятельные участники общественно-политической жизни и не аффилированы с той или иной политической партией. Прекрасно видно, что эти движения и их лидеры стали силой, с которой надо считаться”, — заявил Качкачишвили в разговоре с “Netgazeti”.


Начиная с вечера 20 июня 2019 года несколько тысяч человек вышли на акцию протеста к зданию парламента в Тбилиси. Местную оппозицию и молодежь возмутило, что депутат-коммунист Сергей Гаврилов во время визита сел в кресло главы парламента. В правящей партии «Грузинская мечта» случившееся объяснили «протокольной ошибкой» и извинились, но ситуацию это не спасло.