Люди | | |

Платон Гигинеишвили — батумский врач, раздававший бесплатные рецепты для бедных

22 сентября, 2020 | Batumelebi.ge
Платон Гигинеишвили — батумский врач, раздававший бесплатные рецепты для бедных

«Сначала одна тень отделилась от сумрака, затем другая, дальше – больше. Они медленно брели разводя руками в утреннем полумраке, прижимая к груди по охапке сена. Затем одновременно опустились на колени и стали молча засыпать им вымощенную камнем дорогу».

Платон Гигинеишвили родился на Рождество 1879 года в селе Джуруквети, Ланчхути. Он был первенцем в богатом семействе Георгия Гигинеишвили, позже на свет появились его три брата и две сестры. Платон рос способным и одаренным мальчиком, учился играть на рояле.

Отец семейства Георгий, славился светлым умом, принимал участие в переговорах с турками во время очередной оккупации Батуми. Переговоры проходили во дворце Дадиани в Самегрело, и княжна Дадиани была настолько очарована Георгием, что попросила его поехать в конюшни и выбрать себе любую лошадь. Георгий выбрал одну из белых лошадей. Как оказалось это была одна из любимых лошадей княжны, но она сдержала свое слово и подарила ее Гигинеишвили.

Платон окончил престижную Гянджинскую гимназию, после сдал экзамены и поступил на медицинский факультет Одесского университета. Женился еще в студенчестве. Супруга Ната Мамулаишвили также была из богатой семьи, но Платон во время учебы работал стажером и сам содержал свою семью. Первая дочь родилась в Одессе, повзрослев она станет выпускницей немецкой консерватории.

По окончании института, профессор Ивановский предложил Платону остаться на кафедре в Одессе. Но он решил по иному и в 1904 году переехал работать в Херсонскую область. Здесь его настиг революционный 1905 год. В этот период Гигинеишвили возглавлял «революционную летную эскадрилью» и помогал вывозить раненых с баррикад во время боя.

Он вернулся в Батуми 1906 году. Был назначен на полставки организатором в батумском медицинском стационаре, ныне Республиканской больнице, где он проработал всю оставшуюся жизнь.

Гигинеишвили открыл детские дома в Махинджаури и Кобулети. С 1922 года заведовал терапевтическим отделением, а также был заведующим в туберкулезном, детском и инфекционном отделении. Он также основал терапевтическое отделение, которое в 1942 году перешло к Тамар Бетани. Тамар была очень известным врачом в городе, еще до Советского Союза крестила соседку Платона и Марию, младшую дочь Платона.

Семья Платона сначала жила недалеко от почты на Мариинском проспекте. В 1913 на деньги полученные от доходного семейного бизнеса, они приобрели на той же улице двухэтажный дом номер 41, дом, который построил итальянский архитектор в 1898 году, по заказу еврейского купца.



Дом Гигинеишвили на Мариинском проспекте


Рекламное объявление Гигинеишвили в газете

Гигинеишвили прикупил и семь гектаров земли на горе Ферия, где посадил сад с фруктами иностранных сортов, включая цитрусовые, которые в то время были в Грузии завозными. За два года он отправил на продажу в Россию 9 вагонов мандаринов. Потом пришли коммунисты и все конфисковали. Хозяйство передали под руководство муниципальных властей Хелвачаури. Старинное складское здание, построенное Платоном до сих пор стоит в саду.

У него был загородный дом в Кечхоби. Единственный сын императора Николая II и наследник престола князь Александр болел гемофилией, доктора посоветовали ему лечится в Грузии. Долго искали место для загородного дома. Боржоми им не приглянулся, а климат в Кечхоби понравился. Однако когда надежды на излечение не оправдались, отказались и от этого дома. Платон купил этот загородный дом у брата Николая в 1916 году.

В 1902-1910 годах Гигинеишвили был членом Батумского городского самоуправления. Активно участвовал в осушении болот и борьбе с тифом. Потом пришли коммунисты. Были конфискованы Перия, Джуруквети, Кечхоби. Батумский дом ни кто не тронул, такой Платон имел большой авторитет.

Из этого дома отправились в свой последний пусть мать и отец Платона, которых он привез из Джуруквети. Старики даже не знали, что в их старинном доме большевики обустроили свою контору. От них это тщательно скрывали. Они хотели вернуться в село, но Платон знал, что там опасно. Так Они так остались в неведении, и спокойно ушли на покой в 1930 году, их похоронили на Соуксу [кладбище в Батуми].

Однажды академик Константин Вирсаладзе прислал к Гигинеишвили 12-летнего мальчика Мишу из Тбилиси, с просьбой приютить и позаботиться о нем.

Платон взял его в ассистенты, мальчик открывал двери и вызывал к нему пациентов. Когда мальчик подрос, Гигинеишвили устроил его на работу фаэтонщиком. Он заботился о нем, и когда тот уже повзрослел и женился, Платон установил ему зарплату и продлил срок службы, благодаря связям в Совбесе. Миша фактически стал членом семьи Гигинеишвили.

Как-то Платон с Мишей проезжали на фаэтоне по парку, тогда он назывался Парком культуры и отдыха. На берегу озера были разбиты палатки.

Гигиенишвили услышал плач, остановил фаэтон. В одной из палаток он нашел женщину, которая оплакивала умирающую сестру.

Позже выяснилось, что они актрисы, и в пути одной из них стало плохо. Платон обследовал ее, и понял что она больна тифом. Вместе с Мишей они перетащили ее в фаэтон и повезли домой. Вести инфицированного больного домой было большим риском, ведь тиф был смертельной болезнью.

Сестры прожили у Платона несколько месяцев. Пациентка выжила, оказалось, что это была Верико Анджапаридзе и ее сестра Мери Анджапаридзе, матерь Георгия Данелия. Позже Платон тоже заболел тифом, но чудом избежал смерти.

Однажды в дом на ночлег попросилась женщина с младенцем. Шел 1933 год. Эта маленькая девочка выросла, вышла замуж, родила детей и умерла от старости в этом же доме.

Если Платон замечал, что пациент беден, он выписывал пациенту рецепт на листке другого цвета. Рецепт узнавали в аптеке и не брали денег с больного. Платон оплачивал лекарства из собственного кармана. Он часто сожалел, что не может помочь всем пациентам, по всей стране.

Рассказывают, что однажды Серго Орджоникидзе приехал в Батуми и заболел. Платона пригласили в гостиницу «Интернэшнл». Платон вошел в номер, он был человеком очень представительным, и как только Серго его увидел, ему стало лучше. Я уже здоров, заявил Орджоникидзе.

Однажды Платон заболел воспалением легких, достать пенициллин тогда было почти невозможно. Но его брат, заслуженный юрист республики Николоз Гигинеишвили, послал телеграмму Серго в Кремль. Серго послал пенициллин или стрептомицин, и Платон выжил.

Он сам учил своих детей французскому и игре фортепиано и был строгим учителем. Например, он не разрешал Мери садится за рояль, если шнурки на ее ботинках были развязаны.

В доме номер 41 на улице им. имени Третьего Интернационала, часто принимали гостей. Здесь гостил и великий джазмен Эдди Рознер и Зураб Анджапаридзе, Надежда Харадзе, Вахтанг Чабукиани и многие другие. Аркадий Райкин будучи на гастролях в Батуми тоже поселился у Гигиенишвили, позже актер назовет своего внука редким именем Платон.


Платон Гигинеишвили. Фото dspace.nplg.gov.ge
В 1949 году грузинский врач и общественный деятель Платон Георгиевич Гигинеишвили заболел. Около него постоянно дежурили врачи, каждый день они вывешивали на дверь табличку с надписью «Сила здоровья». Толпы стали приходить к дому Гигинеишвили, стояли у дверей и читали надпись вслух для неграмотных.

Когда здоровье Платона ухудшилось, один человек принес связку сена и раскидал ее по каменной мостовой, что бы умирающего доктора не беспокоил шум с улицы. Позже его примеру последовали многие и вся улица была сеном.

После его смерти на месте объявления была установлена ​​мемориальная доска — «Платон Георгиевич Гигинеишвили 1879-1949 известный грузинский врач, жил в этом доме с 1910-1949 г.г.»
Младшая дочь Платона Мария до сих пор живет в этом доме, она все это помнит. 13 июля 2014 года ей исполнился сто один год.


Главное фото: Платон Гигинеишвили, фото из архива Шоты Гуджабидзе.