Люди

«Я каждый день борюсь с российской оккупацией» — 19-летний Цотне

3 июня, 2024 • 618
«Я каждый день борюсь с российской оккупацией» — 19-летний Цотне

Он родился и вырос в Батуми и считает его своим родным городом, но всегда помнит Гагру и Сухуми – города своих родителей, в которые поехать он не может. Он не может увидеть родительский дом, бабушку, дедушку, своих теть и дядь – этих мест он не видел, но тоскует по ним. Чувство, что он не может поехать в эти далекие, но родные места, рождает в нем гнев в  отношении к той силе, которая колючей проволокой преградила ему путь к родительскому дому.

Сейчас 19-летний Цотне Мирцхулава каждый день борется с этой силой, против оккупанта, который проник в нашу страну уже и в виде российского закона. Он борется, потому что считает, что это его индивидуальная борьба против российского режима и российской оккупации.

Каждодневная борьба с российской оккупацией

«После начала войны в Украине мы каждый день пытались создать дискомфорт россиянам, которые появились на наших улицах и пытаются здесь обосноваться.

С украинским флагом, с украинскими песнями, крича: «Россия оккупант», «Путин Х*ло» и т.п., я иду на те улицы, и в те места, где открыты российские бары. Нас беспокоит агрессор пришедший в нашу страну, он с каждым днем наступает все больше, и мы знаем, что для нас это губительно.

Она [Россия] намерена подчинить себе нашу страну, пользуясь тем или иным влиянием, и мы видим это каждый день», — рассказал Цотне изданию «Батумелеби».

Цотнэ считает, что главное в этой борьбе это единство, именно таким путем оккупанты почувствуют, что им здесь не место и здесь их никто не ждет.

«Я понимаю, что кто-то может быть туристом, но турист приезжает в вашу страну с добрыми намерениями, а россиянин для меня не может ассоциироваться с добрыми намерениями», — говорит нам Цотне Мирцхулава.

Мои родители оставили часть своей юности и детства в Абхазии

«Если я не ошибаюсь, я учился в пятом классе, когда в учебнике истории наткнулся на текст о царской России, где Россия была представлена ​​в очень позитивном контексте. Когда во мне возникло чувство протеста я вообще не почувствовал никакого сопротивления со стороны учительницы.

Наоборот, она сказала, что я тоже переживает по этому поводу, но она одна, пожилая женщина и не может выразить свой протест так, как это нужно. Именно тогда я почувствовал себя обязанным поддержать других и громко высказать то, что следует сказать.

Я не мог спокойно учить историю России написанную в положительном ключе, потому что не хотел ничего и слышать об империалистическом режиме. Потому, что мы все очень хорошо знаем и помним ее плохое влияние.

Прошло много времени, но моя семья до сих пор чувствует эту боль.

Моя семья бежала из Абхазии, они оставили там часть своей юности и детства. Я понимал, что не могу приехать в свой родной дом, свой родной уголок, и этот гнев медленно пронизывал меня с самого детства.

Я беженец. Да, я родился и вырос в Батуми, Батуми — мой родной город, и я его очень люблю, но, несмотря на это, я негативно отношусь к той внешней политике, которая привела меня сюда, которая заставила меня жить вдали от моего дома, от моей деревни и города.

Когда я понял, что не могу поехать в свою деревню, когда захочу, и не могу встретиться с бабушкой, не могу обнять дедушку, я почувствовал боль, а после меня охватило чувство протеста.

Могут пройти годы, а я так и не смогу увидеть своих дяд и теть. Мне стало очень плохо от этих мыслей. Мне не хватало того тепла, которое могут дать бабушка и дедушка», — рассказывает Цотне.

О матери, пережившей боль оккупации в 14 лет

«Мой отец из Гали, мама из Сухуми.

Моя мать была младше меня, когда ей пришлось покинуть свой дом в Сухуми, пережить боль и потрясения оккупации. Она уехала с мамой и младшим братом куда-то далеко, в места где они никогда не были. Моему отцу даже пришлось переплыть реку Энгури, чтобы добраться до нас.

После этого мое отношение к России думаю очень понятно. Я рос с этой историей, как русские пытались устроить геноцид и этническую чистку грузин в Абхазии.

Помню, мама повела меня с братом из детского сада в кафе-мороженное. В то время на Руставели продавалось очень известное соевое мороженое, и я любил туда ходить.

За соседним столиком сидела русская семья. Я помню, что этот ребенок встал в очереди впереди меня. Я сказал ему по-русски, что «это мое место».

Я помню это… И моя мама иногда напоминает мне о том чувстве протеста, которое возникло у меня, когда я знал, где находится мое место, а где место захватчика, который пытается войти в твою повседневную реальность и встать впереди тебя», — рассказывает нам Цотне.

Российский корабль в Батуми встречают акцией протеста /Фото: Лела Думбадзе/»Batumelebi» 

Изгнанный российский корабль

«Я подрос и я понял, что этот протест во мне растет и углубляется.

Помню утро, когда я проснулся и обнаружил новость о том, что в порт Батуми должен зайти российский круизный лайнер. Я почувствовал себя очень оскорбленным. Я посчитал, что мы не заслуживаем, того, что в порт куда 30 лет назад прибыли беженцы, зашел российский корабль.

Беженцы, потерявшие своих мужей, матерей, отцов, детей… Перепуганные беженцы, не знали, что их ждет, куда они едут, а эти по написанному круизному маршруту приехали в Батуми развлекаться.

Я поехал с другом, и мы вместе пытались сделать так, что бы люди продемонстрировали свои протест, пытались создать дискомфорт россиянам, которые выделялись насмешливой риторикой в ​​отношении грузин, так чтобы Батуми не стал для них зоной комфорта», — говорит Цотне.

 

Цотне на акции — «Да — Европе, нет — российскому закону». Батуми, 10 мая, Площадь Европы. Фото: Лела Думбадзе/»Batumelebi» 

Сегодня на Руставели пишется новая история Грузии

Цотне и его друзья перманентно протестуют против российского закона, так они противостоят российской мягкой силе, которая потихоньку проявляет «свои тяжелые щупальца».

Молодой человек считает, что он и его друзья сегодня находятся на правильной стороне истории.

«Потому что сегодня проспект Руставели это линия раздела между белым и черным», — говорит он.

«Сегодня мы боремся с Россией в Грузии, мы боремся с российским режимом, который напрямую контролируется из Кремля. Мы категорически не желаем жить под российским влиянием. Мы не хотим, чтобы наше будущее снова было связано с Россией. Мы не хотим возвращаться в прошлое, разрушительное и гнетущее.

Сегодня на улице Руставели пишется история Грузии, и мы являемся участниками этой истории, как люди, стоящие на правой стороне истории.

Каждый из нас должен индивидуально бороться против России , так мы усиливаем наш общий фронт борьбы», — говорит Цотнэ.

По его мнению, сейчас Бидзина Иванишвили выполняет поручения Кремля, но новое поколение не позволит ему русифицировать страну.

«Мы — молодежь, гражданские активисты, каждый гражданин этой страны боремся и будем бороться до конца против российского режима в Грузии, потому что наша цель — Европейский Союз, наша цель — Запад», — говорит Цотне Мирцхулава.

Правила перепечатки


Также: