Люди

«Беги, Юсуф, они идут» — воспоминания семьи репрессированного

3 июня, 2024 • 701
«Беги, Юсуф, они идут» — воспоминания семьи репрессированного

«Мои дети и внуки хотят Европы. Мы должны вступить в Евросоюз, это неизбежно», — говорит 64-летний Заза Закарадзе во время беседы с Batumelebi. Он помнит своего дедушку, ставшего жертвой сталинского режима.

Дед Зазы, Юсуф Закарадзе, был расстрелян в 1937 году. В то время Юсуф Закарадзе работал политруком в комендатуре села Аджарисцкали.

Воспоминания Зазы Закарадзе о репрессиях

«Бегите, они идут»

Когда моего дедушку расстреляли, моему отцу было 3 месяца, моей бабушке было всего 22 года. Позже ей пришлось воспитывать четверых детей и двух внуков.

Как генералов расстреливали и после всем говорили, что они британские шпионы [агенты] и так далее, так и моего деда обвиняли в том, что он агент. Его осудили по 58-й статье, якобы он был врагом народа и хотел государственного переворота.

Из рассказа бабушки я помню, что дедушка проводил время с четырьмя друзьями на Аджарисцкали, когда к нему подошел человек и сказал: «Беги, тебя собираются арестовать».

Дедушка ответил: Мне незачем бежать. Те четыре друга сбежали, а моего дедушку задержали.


Фото: Расстрелянный в 1937 году Юсуф Закарадзе вместе с женой
 

По словам моей бабушки, это произошло летом. О расстреле деда узнали, когда ей отправили окровавленную рубашку супруга.

Бабушка рассказывала, что дедушку держали в [крепости] Гонио и, вероятно, там его и расстреляли. Тогда тела семьям не отдавали, а хоронили прямо во дворе крепости. Особенно, тела скрывали от родственников тогда, когда те были расстреляны как «враги народа». Во дворе тюрьмы были похоронены и другие мои родственники.

Мой дедушка был уважаемым человеком в селе никто ничего плохого о нем никогда не слышал. Он всем помогал, чем мог, но потом началась череда доносов и кое-кто в селе решил «проявить себя».

Я знаю, кто донес на моего дедушку. Внуки доносчика были моими одноклассниками, дружили. Например, я не позволю расстрелять и депортировать моего друга [товарища], который вырос вместе со мной.

«Жена врага народа»

Жизнь моей бабушки продолжалась. Её так и не приняли в колхоз, как жену «врага народа», и не записывали на нее «человеко/дни». Я был мал, но помню, как тогдашний председатель сельсовета называл мою бабушку «женой предателя», когда встречал ее на улице.

Потом, когда подрос, я предупредил его детей быть немного мудрее, ведь на моей бабушке и так непосильная ноша.

Еще моя бабушка рассказывала, что до 1954 года, пока был жив И.Сталин, даже наши родственники избегали приходить к нам днем.

Моему отцу было 8 лет, когда его привели работать в пекарню. В 13 лет он таскал на спине 70-килограммовые мешки с мукой. Да, они не умерли от голода, но с трудом выживали.

Мой отец 60 лет проработал в хлебопекарне, в конце концов стал заведующим пекарней.



Фото: Заза Закарадзе, Издание Batumelebi © 2024
 

Помимо деда, жертвами сталинских репрессий стали и двоюродные братья моего деда, их тоже расстреляли.

Бабушка со стороны матери, вы будете смеяться, была родной двоюродной сестрой Бориса Дзнеладзе, члена Компартии Грузии номер один. Знаете, как она погибла? Когда громила церковь, упал колокол с часовни и сзадавил её.

Не думаю, что есть семья, которую не коснулись репрессии 37-38 годов.

Мы должны быть в Евросоюзе, это неизбежно

Жили в болоте, пытались выбраться из этой трясины 30 лет, так и не смогли выбраться. Нам захотелось чего-то нового и оказывается, из точки где находимся, развернулись и снова идем обратно.

То, что сейчас наблюдаем, грех перед детьми, перед внуками…

Хотим мы того или нет, но нам придется вступить в Евросоюз, это неизбежно. Мои дети и внуки хотят Европы. Старший внук собирается учиться в Чехии, и если так будет продолжаться, то он поехать не то, что в Чехию, его не пустят и в Чохатаури [соседний райцентр, регион Гурия].

С такими законами [об Иноагентах] никто нас нигде не примет.



Фото: Тысячи граждан Грузии протестуют против российского закона и российского правительства. Тбилиси, 2024.
Издание Batumelebi © 2024
 

Если мы хотим Европы, эти люди не остановятся, эти дети не остановятся, и превратится все в череду сожалений и горечи. В других странах были перевороты, революции, людей жаль, люди устали от всех этих катаклизмов. Целое поколение ушло из жизни, так и не повидав ничего, так ничего не увидев в этом мире.

Ты (некто) сидишь в кабинете и долбишь меня по голове, так не бывает, я этого не приветствую. Работал во многих местах, и у меня всегда были проблемы с этим, потому что я не могу терпеть неравенство. Почему ты (представитель власти) должен издеваться надо мной?

В мои студенческие годы, в юности, за донос человек мог убить, человек мог избить или сделать что-то с доносчиком, чтобы тот вообще покинул город.

Говорят, что сексоты видят в окружающих таких же сексотов. Вот смотрю на правительство [Грузии] сегодня, они говорят все это, только для своего спасения.

Север лучше Запада

Мои племянницы жили в Москве, работали на НТВ и 90 процентов рекламы было снято ими. Но и они сбежали из России.

В Минске мои близкие также работали на телевидении, они сбежали в Таиланд и их всё равно поймал Лукашенко.

Несколько лет назад мой коллега поехал в Москву и, приехав в канун Нового года, рассказал мне, что огни были только вокруг Кремля.

Мой двоюродный брат живет в Кемерово. Он мне рассказывает, что работают в городе и деньги на еду есть, но если выехать за город, то там просто хлев, и не только там, но и по всей России.



Фото: «Да — Европе, Нет — росийскому закону».
Издание Batumelebi, Лела Думбадзе © 2024, Батуми
 

Если мы хотим Европы, правительство должно опомниться и привести все в порядок. Но если мы хотим прислушиваться к гимну нашего северного соседа, то «пожалуйста» — все равно запад лучше соседа с севера.

Правила перепечатки


Также: