Люди | |

«Даже оплакать не можем» — 52-летние супруги умерли от ковида с разницей в несколько часов

10 ноября, 2020 | Нино Бидзинашвили
«Даже оплакать не можем» — 52-летние супруги умерли от ковида с разницей в несколько часов

52-летние супруги Ирина Микадзе и Леван Какауридзе скончались от ковида в один день, с разницей в несколько чесов. Из-за ковид-ограничений члены их семьи лишены возможности оплакать скончавшихся.

В беседе с Netgazeti родственник семьи рассказал, что супруги стали жертвами невнимательности и беспечности врачей.

Министерство здравоохранения Грузии, да и сама министр Екатерине Тикарадзе, были информированы о случившимся. Но ни министр, ни клиника, где супруги умерли с разницей в несколько часов, не желают говорить о деталях.

«Оба были здоровы» — что рассказывают в семье

Изначально о состоянии здоровья своих родителей в Facebook написала Мари Какауридзе, дочь скончавшейся четы. По словам Мари, родители лечились дома собственными средствами, но через несколько дней им стало хуже.

«Им стало плохо. Папе сделали PCR-тест на ковид и перевели в клинику «Бомонд». Через три дня пришел отрицательный ответ на тест, его выписали. Вернувшись домой из Тбилиси, обнаружила, что отцу плохо», — пишет она.

После Какауридзе позвонила в 112 [служба экстренной помощи]. Так и не дождавшись скорой помощи, Какауридзе отвезла отца в клинику «Гормеди» сама, — «по пути ему стало хуже, вызвала скорую, им понадобилось около 30 минут».

«Никто из медиков с ним не подошел. Около часа мы ждали в коридоре клиники, никто даже успокоительное не дал, пока мы орать не начали. Потом появились два врача. Они наконец обратили внимание на пациента», — писала Мари Какауридзе 5 ноября. Она отметила, что у отца был коронавирус и инсульт.

Ирина Микадзе в первое время чувствовала себя лучше супруга — вспоминает дочь Мари Какауридзе, но позже состояние ухудшилось. Тем не менее в клинике «Бомонд» женщине сделали одно переливание и отпустили домой.

«Вызвала скорую, ее перевезли в «Уникалмед». Двое суток она [пациент] была в приемной, а не в палате. В первый день ей сделали переливания, на второй день ничего не предприняли, а на третий состояние ухудшилось», — рассказывает Мари.

Дали Микадзе — племянница Ирины в беседе Netgazeti отмечает:

«Ее состояние ухудшилось. Мы требовали перевести ее в реанимацию. Сказали, что делают все необходимое. Состояние изначально было критическим, но она чувствовала себя бодро. Хуже стало в последние два дня… Оплакать ее мы не можем. Насколько нам известно, это недопустимо [из-за регуляций]».

Что говорят в клиниках

Netgazeti обратилось за комментарием ко всем упомянутым клиникам — «Гормеди», «Бомонди» и «Уникалмед».

Директор «Гормеди» Хатуна Шруби отказалась беседовать о состоянии здоровья пациентов и сказала, что общая информация публикуется на Facebook-странице клиники.

В клинике «Бомонд» подтвердили, что 30 октября Леван Какауридзе обратился в центр лихорадки с температурой и респираторными жалобами. Клиника прислала Netgazeti письменный ответ:

«Провели диагностику, был взят PCR-тест. Из-за состояния пациента он задержался в центре лихорадки, где проходил лечение. Был сделан рентген грудной области, проведены лабораторные исследования.

Поскольку PCR-исследование не выявило коронавирусную инфекцию, а состояние пациента стабилизировалось, утром 3 ноября он покинул клинику и получил рекомендацию продолжить лечение у доктора соответствующего профиля.

Из-за того, что клиника на данном этапе принимает лишь ковид-инфицированных, учреждение не имеет права принимать и задерживать пациентов с иной патологией».

Издание также связалось с директором «Уникалмед» Шотой Маруашвили. В случае получения его ответа материал будет обновлен.

Ответ минздрава

6 ноября журналисты задали вопросы о смерти супругов министру здравоохранения Екатерине Тикарадзе. Она сказала, что знает об этом и других случаях и заявила:

«Важны своевременность и эффективность. То, что [у пациента] сначала не подтвердился ковид, а через несколько дней подтвердился не говорит о том, что были какие-то недочеты в тестировании.

Это говорит о том, что каждый день и в каждую минуту мы стоим перед риском инфицирования. Именно поэтому важно защищать себя. Самый большой вред наносит несоблюдение дистанции».

По заверению министра Тикарадзе, сектор здравоохранения не уклоняется от ответственности, но в случаях, когда из-за состояния пациента ситуация становится сложнее, «одним лишь врачам будет сложно ответить [на этот вызов] и взять ответственность».

Говоря о скончавшихся от ковида пациентах, Тикарадзе отметила, что всегда старается избегать беседу о деталях — «не хочу, чтобы виноватым сделали пациента. Хочу, чтобы сектор здравоохранения нес ответственность за все действия и результаты», — добавив, что это вовсе не означает, что во всем виноват сектор здравоохранения.

«Решение принимается врачом на месте. Обсуждение таких деталей со стороны министра некорректно по отношению к пациенту и пострадавшему. Эти детали следует обсудить с клинической группой», — извещает министр Тикарадзе и заверяет, что в минздраве есть специальная группа — аудиторная платформа, которая изучает все подобные случаи.