Мнение | | |

Азербайджанский политолог: Российские миротворцы — удар по нашей государственности

23 ноября, 2020 | Нино Кахишвили
Азербайджанский политолог: Российские миротворцы — удар по нашей государственности

Завершилась 45 дневная война между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха и семи окрестных районов. Главы Азербайджана, Армении и России подписали договор между собой и фактически решили исход конфликта.

В итоге в Нагорный Карабах вводятся русские миротворцы, выводятся армянские войска из районов Кельбаджар, Агдам и Лачин. Эти три района передаются Азербайджану. Также, Азербайджан сохраняет позиции, которые занял до дня подписания соглашения.

Армянская сторона митингует в Ереване, в Азербайджане празднуют победу. Но, как реально выглядит эта картина? Почему Россия все-таки оказалась главным победителем этой войны? На эти и другие важные вопросы отвечает политолог Лейла Алиева.

Как в общем можно оценить подписанный договор?

— Отношение к заявлению неоднозначное. С одной стороны, по сравнению с тем, что было, а это 20 процентов под контролем официального еревана – то это [для Азербайджана] прогресс. Но он скорее обеспечен успешной операцией азербайджанской армии. Конечно, прекращение военных действий, остановка войны и соответственно прекращение гибели людей – всегда позитивное событие. Но это, судя по всему досталось еще и большой ценой. Имею в виду российских миротворцев.

Больше всего всех интересует вопрос, почему президент Алиев дал согласие на ввод русских миротворческих сил в Азербайджан?

— У многих возник вопрос — почему остановка произошла именно в период успешных наступательных операций Азербайджанской армии? Почему президент согласился на ввод войск РФ?

Считается, что в заявлении есть контекст — Армения выводит войска с большинства оккупированных территорий, а остальные районы Азербайджан получает без боя.

Но кто будет гарантировать этот вывод? Россия? А будет ли? Из-за ввода российских войск [на территорию НК] назревает серьезное недовольство, так как это сильный удар по традиции государственности Азербайджана. Ведь это первый случай [внешнего вмешательства], когда после распада СССР еще при президенте Эльчибее были выведены «русские» военные и соответственно их базы.

Общественное мнение однозначно рассматривает Россию как виновницу «Черного января» [1990 года], трагедии в Xоджалы и в целом, как военного союзника Армении.

Поэтому многие лидеры оппозиции и представители общественности сделали заявление, что это противоречит национальным интересам Азербайджана. Если военные победы Азербайджана в Карабахе это шаг вперед, то согласие на войска РФ – это два шага назад, я бы сказала на 30 лет назад.  Скорее всего это была часть сделки, где Россия не вмешивается до определенной точки в военной операции, взамен на размещение миротворческих сил.

Думаю, что также предполагалось участие и Турции, но ее в заявлении нет, и несколько абстрактно предвидится ее участие (опять же без упоминания) в центре по мониторингу сохранения перемирия. Вполне возможно, что Алиев в отличие от общества, лично не воспринимает эти войска как угрозу, а возможно где-то даже и наоборот, так как Путин известен как защитник лидеров с похожей внутренней политикой. Пока Алиев будет «лоялен Путину» российские войска ему не угрожают.

Что означает согласие Турции на этот договор?

— Турция очевидно считает, что Россия не будет безоговорочно «править балом», а у Турции будут какие-то инструменты сдерживания России, одновременно получив  от России некие гарантии. Очевидно, что согласие президента Алиева было решающим. Рамки ограничений не дадут России нанести вред Азербайджану и эти ограничения устраивают как Азербайджан, так и Турцию.

Можно ли считать Карабахский вопрос решенным?

— Нет конечно, нельзя. Начинается второй этап конфликта, как инструмента политики России. В этот раз посредством легитимного присутствия военного контингента в самой недоступной доселе стране — Азербайджане. Для русских это большой куш.  Доверить конфликт России, все равно что оставить ягненка на попечение волку.

Ожидала ли азербайджанская армия такого финала?

— Не думаю, что в армии кто-то ожидал подобного финала.

Как можно оценить результат войны для Азербайджана?

— Результат итогов войны для Азербайджана довольно противоречив. С одной стороны закрепляются  военные победы и предполагается бескровное освобождение остальных территорий. С другой стороны нарушается главный принцип Азербайджанской государственности — ввод русских  миротворческих войск.

Это сильный отход от основ и завоеваний, которых достиг Азербайджан в период президентства Эльчибея. Россия получает возможность контроля над внутренней политикой Азербайджана. Это контроль как напрямую, так и через конфликт, транспортные и энергетические коридоры в обеих странах [Армении и Азербайджане — ред.].

Могла ли Россия обрести иную роль в этой войне, например, поддержать Армению как союзника и если да, почему не сделала этого?

— У России не было повода поддержать Армению в силу договора который распространялся только на территорию Армении. При желании Россия могла бы спокойно вмешаться и проигнорировать все ранее достигнутые договоренности.

Скорее всего, Россия хотела проучить Пашиняна за «строптивость», тем что Армения дала возможность армии Азербайджана успешно продвинуться в Карабахе. Но Россия не позволила военным Азербайджана полностью занять всю территорию Карабаха, дабы не упустить контроль над республиками.

В итоге все, кроме Армении, остались в выигрыше. Почему так получилось?

— На самом деле в выигрыше все-таки главной оказалась Россия, она всех обвела вокруг пальца. В итоге все, кроме России получили меньше, нежели рассчитывали.  Кроме того, Путин перед Западом заработал для РФ репутацию единственной миротворческой силы оказавшейся способной «остановить кровавый конфликт».

Как будет развиваться политическое будущее Пашиняна?

— Есть несколько факторов работающих за и против Пашиняна. Во-первых, он снял с себя ответственность за исход в войне, предварительно посоветовавшись с парламентом.

Во-вторых, сейчас с ним солидарна и значительная часть общества в Армении, которая возмущена предательством России. Премьер Пашинян выглядит жертвой заговора авторитарных региональных лидеров — Путина и Алиева.

В третьих, он постоянно направлял недовольство в адрес коррумпированных кланов связанных с предыдущей властью. Конечно же,  националисты и представители старых кланов попытаются убрать его с политической карты, используя поражение в Карабахе. Кто победит сказать пока сложно.

А как с подобным итогом Алиев гарантировал себе политическое будущее?

— [Президент Азербайджана] Алиев, конечно постарался поднять себе рейтинг за счет побед на фронте, но я думаю победа омрачена для общества вводом войск РФ. И. если он будет проявлять политическую сдержанность и дружелюбие к России, эти же войска придадут ему уверенности в собственной власти.

Возможно, он даже видит себя в роли посредника между Турцией и Россией. Однако ему предстоит ответить перед обществом за ввод русских военных на территорию Азербайджана. В какой-то момент это может решить его судьбу. Главное, здесь надо помнить, что Россия не заинтересована в окончательном  разрешении конфликта, а повторной «заморозки Карабаха» уже никто терпеть не будет.

Каков баланс сил в регионе, как в кратковременной, так и долгосрочной перспективе?

— Есть мнение, что Россия уже не так сильна и страшна как раньше. То, что произошло, скорее свидетельствует о ее слабости, нежели силе. Амбиции РФ не изменились с 90-х годов. Тогда она «дразнила» официальный Баку успехами армянских солдат, пытаясь вынудить Азербайджан дать согласие на ввод  собственных миротворцев.

Для разжигания конфликта большие ресурсы не нужны. Это делает Россию серьезным актором дестабилизации, препятствием развития сотрудничества между сторонами.

Российское беспредельное доминирование в сфере безопасности на Кавказе встретилось наконец-то с преградой после появления турецкой стороны. Парадоксально, но до этого момента ни один из руководителей Турции, кстати более демократичных нежели Эрдоган, не осуществлял такую активную политику на Кавказе.

Сложно сказать будет ли Турция последовательна в своей политике на Кавказе после смены власти, после ухода Реджепа Эрдогана. Дальнейшие события на Кавказе будут зависеть от внутренней ситуации всех стран, особенно если у Запада сейчас другие приоритеты на повестке дня — выборы и пандемия коронавируса.


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

© Heinrich-Böll-Stiftung