Мнение | | |

Энергетический кризис в Абхазии

30 ноября, 2020 | Нино Кахишвили
Энергетический кризис в Абхазии

Каждый день ровно в пять часов вечера они разводят костер в дворовой пацхе (абх. кухня). Здесь варят кофе, щелкают семечками и орехами, и самое главное — судачат кто виноват. Они  — это жители девятиэтажки Нового района Сухуми. С пяти до девяти во всем новом районе нет света. Причина? — веерные отключения.

Дома скучно, темно и холодно, а здесь можно скоротать время, обсудив последние решения правительства, парламента и поделиться слухами, у кого из политиков сколько майнинговых ферм и соответственно миллионов. Ведь именно эти загадочные для большинства людей устройства и вывели энергетический кризис в Абхазии на новый уровень.

Энергокризис

Веерные отключения по 6 часов в сутки были введены в Абхазии с 15 ноября. Утром, днем и ночью на два часа повсюду, где установлены дизельные генераторы, гаснет свет. Причины введения веерных отключений две. Первая – Абхазия израсходовала всю свою 40-проценную квоту на электроэнергию, вырабатываемую ИнгуриГЭС. Вторая – перегрузки в сети.

— «Провода ночью светятся от напряжения на стыках», — говорит житель нового района Рустам, — «а в квартире лампочки еле-еле светятся».

Все дело в майнерах [Компьютеры и программы для генерации криптовалюты — ред.] считают в министерстве экономики Абхазии. Потребление энергии незаконно. Впрочем, законно подключенные к общей сети фермы для «майнинга» в 2020 году превышают все разумные пределы. Так считает вице-премьер республики и министр экономики Кристина Озган и приводит цифры:

— С 2016 года прирост потребления электричества составил около 30 процентов, это около 4,5 миллиона киловатт-часов. И это в тот период, когда майнинг был официально запрещен.

По словам Озган сегодня майнеры  в Абхазии потребляют по примерным подсчетам до 100 мегаватт электроэнергии, при том, что они без ущерба для общей сети могут потреблять не более 40 мегаватт, и то не в зимний период.

Как говорит министр экономики, запрет на майнинг криптовалюты стал толчком для развития этого бизнеса, а не наоборот, как предполагалось. Все дело в том, что добычу биткоинов запретили, а ввоза [вычислительного] оборудования нет.

— «Еще в 2019 году прокуратура проводила проверку на одном из государственных объектов, где была установлена крипто-ферма, но никаких санкций не последовало», —  рассказала министр экономики Кристина Озган на парламентских слушаниях по вопросам  энергетики, потряхивая перед депутатами папкой со списком госучреждений, где найдены приборы [компьютеры] для майнинга криптовалюты.

В настоящий момент Минэкономики совместно с «Черномор-энерго» без выходных и перерывов отключают незаконные крипто-фермы, а законным методом «запрещают деятельность до мая 2021 года», согласно постановлению правительства [де-факто Абхазии]. Примечательно, что это постановление в свое время и узаконило их [майнеров — ред.] деятельность.

Один из пунктов документа регулирует деятельность «майнеров» исходя из ситуации в энергосистеме, и предусматривает возможность их отключения на определённый период.

Чрезмерная мера?

На официальной странице министра экономики Кристины Озган в соцсети инстаграм каждый день обновляется информация об отключённых от сети майнинговых фермах. Но «доброжелатели» в фейсбуке не радуются этим успехам, а сливают адреса ферм чиновников.

— «Пусть Кристина Озган сначала свою ферму отключит, весь Старый поселок гудит из-за этих установок, которые у нее на бывшей чайной фабрике стоят»,  — пишет пользователь соцсети, а другой добавляет комментарий, где рассказывает о том, что и у мэра Сухуми крипто-ферма в здании кожзавода, что расположен в Районе Маяк.

Депутат Натали Смыр считает веерные отключения чрезмерной мерой.

— «Например, мои дочери»,  — говорит она, — «сейчас находятся на удаленном обучении, в период отключения электричества пропадает и интернет. Как детям учиться, ни школы, ни света, а значит, нет и удаленки».

Также, по мнению депутата, поднялись цены в магазинах, пекарнях и столовых, так как предпринимателям, когда отключается свет, приходиться включать дизельные генераторы, а это удовольствие не из дешевых. Например, один из магазинов в центре Сухуми не стал подключать дизельный генератор, даже несмотря на то, что их холодильники забиты замороженными продуктами. Продавцы говорят, что ничего страшного с продуктами не происходит. Но даже через стекло в видно, что товарный вид у продуктов уже потерян.

Как утверждает министр экономики Кристина Озган, импорт электричества из России может быть включен еще до нового года. Но, до этого необходимо существенно снизить потребление энергии, чтобы не вогнать республику в еще большие долги.

С учетом задолженности за весенний импорт электроэнергии в Абхазию и импорт, который ожидается во время [запланированного] ремонта ИнгуриГЭС [крупная ГЭС на реке Энгури — ред.], долг Абхазии за электричество составит 2 миллиарда 100 миллионов рублей [около 28 млн. долларов США]. И сумма может вырасти, если российскую электроэнергию придется просить раньше  остановки ингурской гидроэлектростанции.


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашённых Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

© Heinrich-Böll-Stiftung