Люди |

Из первых уст: Рассказ о том, как пандемия изменила жизнь одного гида

24 декабря, 2020 | Зураб Менагаришвили
Из первых уст: Рассказ о том, как пандемия изменила жизнь одного гида

Папуна Ломури живет в Рустави. До пандемии он работал гидом. Папуна рассказывает свою историю о том, как пандемия изменила его повседневную жизнь, какой опыт и новые знания он накопил за это время, и что он планирует делать после окончания пандемии.

Жизнь до пандемии

Я получил высшее образование в области социальной работы, но мне не очень хотелось заниматься этим. Вернувшись из-за границы, я решил попытать счастья в сфере туризма. До пандемии я работал гидом в одной из компаний и, если сравнивать общую ситуацию в Грузии, у меня была очень хорошая зарплата и условия работы.

Хотя бывали и стрессовые моменты, иногда я думал, что больше не буду работать гидом, но все равно это была хорошая работа, потому, что я делал то, что мне действительно нравилось, посещал новые места с туристами, получал много знаний и опыт, был относительно свободен. Я сам планировал свою рабочую неделю, решал когда я буду работать, а когда нет.

Еще у меня были интересные гости, например, группа японцев, которые подарили мне много вещей, в том числе, как они сказали, книгу столетней давности. Подарки также были переданы в дар Национальному музею. По их словам, они так путешествуют — привозя в каждую страну свои подарки. Я до сих поддерживаю переписку с некоторыми туристами.

После работы или в выходные я проводил время с друзьями. Как правило, мы встречались в любимых барах Тбилиси, пили пиво. У меня много иностранных друзей, с которыми я познакомился во время своего пребывания в Европе. Они тоже часто приезжали в Грузию. Прошлым летом они были здесь несколько раз, и мы вместе побывали в разных уголках Грузии.

Зимой туристический сезон обычно прекращается, но в это время у меня тоже были заказы. Вирус уже начал распространяться в Китае в январе-феврале, но Амиран Гамкрелидзе [глава ЦКЗ Грузии — ред.] часто появлялся в эфире и говорил, что он не дойдет до нас и что Грузия является страной с низким уровнем риска распространения вируса.

Тогда я даже не думал, что потеряю работу, потому что ни одна граница закрыта не была. Все работало, и жизнь шла своим чередом. Но в марте и апреле, начались отмены туров. Тогда я понял, что теряю работу.

Первая волна пандемии

Сначала я думал, что скоро все закончится. Летом или хотя бы осенью. Но эти ожидания не оправдались. Я думал, что заработаю много денег, но не вышло.

У меня было много планов. Например, поездка в Иран с другом, которую помешала пандемия, не только потому, что границы были закрыты, но и потому, что я больше не мог позволить себе в денежном плане. Я собирался в Иран с другом, мы хотели посмотреть, как там живут люди. Ведь Иран — одна из главных колыбелей мировых цивилизаций, и путешествие туда было бы очень увлекательным.

Искать новую работу весной и летом я не стал, потому что, во-первых, все было заблокировано, а во-вторых, я надеялся, что это небольшая пауза, и вскоре все вернется на круги своя.

Потом я пытался найти работу в сфере социальной работы, потому что у меня был опыт в прошлом, но мои попытки оказались тщетными. В сентябре я начал работать в т.н. колл-центре, где требовалось знание иностранных языков. Центр принадлежал американской компании. Для ясности: поскольку рабочая сила в таких странах, как Грузия, дешевая, американские компании открывают здесь центры обработки вызовов.

Собственно, начало работы затянулось, сначала тренинги, потом практическая работа, но когда действительно пришлось приступить к работе, был ноябрь, так получилось, что офис был закрыт, и компания перешла на удаленный режим. Но меня не пригласили на работу на удаленке. В итоге выяснилось, что я, зря потратил время и деньги, потому что офис был в Тбилиси, я живу в Рустави, и мне приходилось туда ездить.

Этот период очень плохо повлиял на меня не только потому, что меня беспокоил режим сна, ведь я работал в ночную смену, но также потому, что это было эмоционально утомительно и было много негативных моментов.

Сам вирус как болезнь не затронул меня или мою семью, хотя он, безусловно, оказал огромное влияние на нас в эмоциональном и экономическом плане. Моя бабушка, которая не живет с нами, больше не может нас навещать. Она не выходит из дома, так как относится к группе риска.

Новая реальность

За последний месяц в доме где я живу погибли 3 человека. У меня нет близких отношений с соседями, но если бы меня спросили, с каким соседом вы тесно общаетесь, я бы назвал этих троих. Двое из них скончались от коронавируса. Один был найден мертвым в собственном доме. Точно неизвестно, но не исключено, что он тоже умер от вируса. Это также сильно повлияло на меня, потому что я был добр к ним, и факт стольких смертей меня угнетал.

После закрытия тренажерных залов я пытался тренироваться дома, но это оказалось невозможным. Это тоже сильно повлияло на моё эмоциональное состояние. Ведь что-то может не сработать в вашей карьере и личной жизни, но это компенсируется вашими тренировками, потому что в этот момент вы эмоционально разгружаетесь и это доставляет удовольствие. Я не мог этого сделать и это сильно повлияло на меня. Теперь, когда эти регуляции возобновлены, я эмоционально нахожусь в том же «водовороте», который был у меня весной.

Я завел хомяка, наверное, это тоже подсознательно было вызвано тем, что мне нужно было что-то новое. Я говорил своим друзьям: «Я бы свихнулся, если бы не делал что-то новое». Думаю, нужны такие маленькие новшества. Коронавирус научил меня тому, что вам нужно постоянно искать что-то новое, что на самом деле непросто, надо делать что-то новое, даже на непрофессиональном уровне, это помогает справиться со стрессом.

Таким новшеством стал для меня проект «Школа разнообразия», в котором я участвую. В рамках этого проекта я провел с детьми мини-лекцию на тему экологии, в частности, о закрытых экосистемах. Хотя лекция была разовой, процесс общения с детьми оказался очень интересным. Они назвали меня учителем. Мне очень понравилось быть учителем, и я понял, что мне нравится делиться информацией. Думаю, ребята тоже остались очень довольны, они задавали много вопросов и были полностью вовлечены в лекцию.

А еще я начал читать книги. Одной из первых книг был роман Камю «Чума», которая по сюжету похожа на то, что происходит сегодня в мире. Во время второго локдауна я прочитал много книг, объективно оценивая очень много.

В период пандемии я также увлекся соларографией. Я слышал, что даже из банки пива можно сделать фото. Я установил баночки, чтобы сфотографировать крышу своего дома.


Банки из-под пива предназначены для установки на крыше здания, в котором находится фото бумага. Банку протыкают иглой в одном месте, при попадании в нее луча света изображение распечатывается на банке. Фото: Папуна Ломури

Это банально для периода пандемии, но я наверное скучаю по свободе и скучаю по старой жизни. Со временем я понял, что не только потерял работу, но и еще долго не смогу вернуться в туризм. Хотя это часто была стрессовая работа, я все равно скучаю по ней. Теперь я понимаю, что всем был доволен.

Я тоже скучаю, вернее, мне хотелось, весь это период и да и вообще, стабильной жизни. Всю весну и лето я чувствовал себя потерянным. И сейчас тоже. Я две недели не выходил из дома. Даже сейчас я хочу иметь что-то стабильное, даже рутинное, потому что эта нестабильность очень сильно повлияла на меня.

Если честно, я не смотрю в будущее с большим оптимизмом, но когда пандемия закончится, я хочу изучать фотографию. Возможно, это не сработает на профессиональном уровне, но, вероятно, это станет моим хобби.

Я хочу вернуться к стабильной работе и жизни, к тому что доставляло мне удовольствие. Работа гидом была именно этим. Я надеюсь вернуться к ней, если не найду до тех пор, что-нибудь новое, что полностью увлечет меня.