Мнение |

Грузинская реклама в абхазском сегменте социальных сетей | Взгляд из Сухуми

30 июня, 2021 | Нино Кахишвили
Грузинская реклама в абхазском сегменте социальных сетей | Взгляд из Сухуми

Автор: Мариана Котова, Сухуми


Крупнейшая видео платформа в мире YouTube в Абхазии популярна так же как и повсюду. Местные TV имеют свои YouTube каналы, ими пользуются различные видео-проекты, и обычные пользователи сети Интернет.

Чтобы заработать не только популярность, но деньги они включают монетизацию, и YouTube, пользуясь алгоритмами и на основании геоданных, включает в видео контент рекламу, наиболее актуальную для региона.

Из-за не признанности Абхазии международным сообществом, для YouTube Абхазия – это Грузия, и поэтому посреди репортажей и другого видеоконтента на русском или абхазском языках, которыми пользуются в Абхазии, появляются ролики на грузинском языке, что весьма раздражает абхазских пользователей.

Надежда Кварчия, активный пользователь соцсетей говорит, что встречает рекламу на грузинском языку повсюду. «Хуже всего дела обстоят на YouTube, конечно, но и в фейсбуке, и в инстаграме постоянно появляются баннеры с грузинским шрифтом. В YouTube плохо, что невозможно отключить первые пять секунд, и на весь дом орет грузинская речь, меня это раздражает. Я не пользуюсь платными аккаунтами, поэтому не имею возможности отключать рекламу», — рассказывает Надежда.

 

По словам девушки раздражает не конкретно грузинский язык, а то что появляется реклама на абсолютно незнакомом языке товаров и услуг, которые недоступны для потребления, и это делает эту рекламу еще и бессмысленной.

«Я не ввожу в поиске ничего связанного с Грузией, не пользуюсь грузинским шрифтом, или словами, но мне все равно навязывается контент абсолютно не актуальный для меня, да и для рекламодателя я бесполезный клиент, как и все кто живет в Абхазии, это пустая трата на нас, — недоумевает девушка,- это же самое, как если бы грузинские пользователи постоянно смотрели рекламу из Намибии, например, или из Судана на каком-нибудь суахили».

А другая жительница Сухуми Асида Малия недовольна другим, она уже привыкла к коммерческой грузинской рекламе, но в последнее она стала замечать ролики проекта фонда Бергхофф, где герои рассказывают о своем опыте общения с абхазкой молодежью, и делятся своими впечатлениями.

«Пусть они рассказывают это своим землякам, жителям Грузии, мне не интересно, что студентка из Тбилиси наконец поняла, что абхазы тоже люди, — говорит Асида,- это похоже на неумелую пропаганду, как будто меня хотят убедить в том, что сегодня отношении Грузинской молодежи к нам изменилось, но такими роликами это не делается. Меня это наоборот раздражает»,- рассказывает Асида Малия.

Я сама веду сайт абхазского телеканала Абаза – ТВ, мы монетизируем наше видео, так как они набирают по нескольку тысяч просмотров и приносят хоть и небольшой, но доход. Но все чаще стали появляться комментарии недовольных пользователей.

Им не нравится, что посреди новостей появляется грузинская реклама, и часто советуют нам отключить монетизацию. Мы не отключаем, так как наш канал коммерческий и практически не финансируется извне, большая часть денег – это то, что мы зарабатываем сами, и каждая сотня долларов — не лишняя. Как говорят наши системны администраторы – выходя нет.

Серверы YouTube находятся в США, а сама компания принадлежит Google. «Америка не признает нас, Абхазии для них не существует, и хорошо, что мы вообще можем пользоваться этой удобной и популярной платформой без ограничений, — говорит IT- специалист, — от добра — добра не ищут, и пусть грузинская реклама будет самой большой проблемой для абхазских пользователей соцсетей».

Но для тех, кто уж совсем терпеть не может, выход есть – подключить премиум аккаунт Google, платить за его ежемесячное использование и вообще избавиться от какой бы то ни было рекламы.


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.