Наші серця — з Україною

Люди

Что рисуют дети, ставшие свидетелями войны в Украине

18 мая, 2022 • 676
Что рисуют дети, ставшие свидетелями войны в Украине

Дома из которых пришлось бежать, дорога в никуда, злые российские солдаты, танки — это лишь неполный перечень того, что рисуют дети из Украины, находящиеся в Грузии. Их работы посвящены переживаниям и жизни в условиях войны.

Арт-терапия это выражение эмоций через искусство, она помогает детям преодолевать страхи и стресс. Сейчас для них это особенно важно.

Справиться с травмой которую нанесла война десяткам детям-беженцам помогают Нинико Мелимонадзе и Майко Апхазишвили. Сейчас они занимаются с двумя группами, каждая группа насчитывает до 15 детей, в возрасте от 3 до 13 лет.

Работа с детьми, которые прошли через войну

Вскоре после вторжения России в Украину грузинские психологи создали специальную группу для оказания помощи гражданам Украины. Именно эта группа предложила Мелимонадзе и Апхазишвили провести сессии арт-терапии для детей. В беседе с Netgazeti оба специалиста отметили, что с удовольствием согласились на это предложение.

«При арт-терапии искусство используется для в коррекции эмоциональных состояний. Мы используем разные проекционные техники. Как правило, ребенок прямо не рассказывает о своих проблемах. Поэтому, на темы беспокоящие детей мы пытаемся говорить интерактивным путем, что в конечном итоге все преодолеть. Это можно сравнить тем, когда лекарства заворачивают в обёртку от конфеты», — объясняет Майко Апхазишвили.

Майко Апхазишвили.

Что касается симптомов, наблюдающихся у детей, по словам Нинико Мелимонадзе, стрессовый период проявляется по-разному:

«Некоторые очень много говорят, не могут остановиться. Некоторые наоборот закрываются. У некоторых гиперактивный фон. Один ребенок и вовсе сидел один и ни с кем не говорил, когда мы пришли.

Также, они реагируют на разные звуки. Им снятся кошмары, некоторые вообще не могут заснуть. Некоторые родители говорят, что у детей изменился процесс пищеварения, рассказывают  о других проблемах…», — делится Мелимонадзе.

Нинико Мелимонадзе.

Сейчас психологи работают с двумя группами детей. Одна группа приехала в Грузию еще в марте. По словам психологов, этим детям удалось так или иначе сбежать от трагедии войны, а вот ситуация со второй группой, которая приехала недавно, «сложней, так как там есть дети, в чей двор летели снаряды».

Работа с детьми начинается со знакомства. Изначально им дают свободу действий и наблюдают за ними. После этого, в зависимости от нужд и возраста ребёнка идет разработка индивидуальной программы.

«Смыть страх»

Во время арт-терапии дети используют разные материалы — пластилин, краски и так далее. Один из методов, к которому психологи обращаются в ходе работы над страхами, является «смыв».

Как это работает? Ребенок рисует на толстой бумаге свой страх, а потом рисунок смывают водой. Как объясняют психологи, такая техника применяется несколько раз.

«Ребенок может нарисовать разные вещи или один и тот же страх. В ходе этого процесса происходит освобождение [от страха]».

Ребенок льет воду на бумагу, на которой он нарисовал свой страх. Фото: Майко Апхазишвили

«Также работаем над полярностями — что хорошо, что плохо и так далее. Кроме того, мы даем им рисовать дом с разными комнатами. Каждая комната отображает настроение, а потом спрашиваем — в какой ты сейчас комнате или в какой хотел бы быть?

Им также нравится уничтожать страх или гнев с помощью глины. Они лепят объект, а потом раздаливают его.

Но, всегда мы стараемся завершить процесс в положительном настроении. В конце должен быть какой-то позитивный элемент», — рассказывает Мелимонадзе.

«Орбизовые человечки»

  • Что такое «Орбиз»? — детская игрушка впитывающая и удерживающая в себе воду. На вид это небольшие шарики, однако при попадании в воду они начинают «расти» и через 4-6 часов могут увеличиться в размере в 100 раз (определение с сайта slovzapas.net).

В работе с детьми психологи также применяют технику, которую называют «орбизовым человечком».

«Нужно заполнить шарики мукой, крахмалом, нарисовать им лицо и дать имя… Когда человечка рисуют, мы спрашиваем, о чем этот человечек думает, что его гложет и так далее. В этот момент ребенок будто бы рассказывает о человечке, но в действительности говорит о себе», — разъясняет Апхазишвили.

«Лицо российского солдата»

«Был один мальчик, Кирилл. Он нарисовал лицо российского солдата. Солдата очень злого, который всех убивал. Когда я попросила отпустить этого человечка, он не смог. Отмечу, что именно Кирилл был замкнут [предположительно, идет речь о ребенке, который сидел один на первой терапии — ред.]. В конце он сказал, мол, пусть [человечек] умрет медленно, в муках. Это свидетельствует о накопившемся негативе, который нужно высвободить», — вспоминает Майко Апхазишвили.

Дорога в никуда

«Когда я увидела этих детей… На меня очень повлияло то, что один ребенок нарисовал дорогу и сказал, что не знает, куда она ведет. Все рисовали животных. Один рассказывал о попугае, который замерз в Мариуполе, так как не было средств для обогрева.

Их глаза, эти истории — все это оказало сильное влияние. Когда ребенок говорит, что во двор упал снаряд и он не знает, живы ли бабушка с дедушкой… Одна девочка рассказала, как после попадания снаряда осколки попали в её кота, как потом обработали его раны, но в конечном итоге не смогли взять кота с собой. Она переживала, выжил ли он», — рассказывает Нинико Мелимонадзе.

Рисунок дома. Слева — путь, ведущий в никуда. Фото Нинико Мелимонадзе.

«Дом в Харькове»

«Ребенок, во двор которого упал снаряд, из Харькова. Он нарисовал дом, в котором даже дверь была того же цвета, что и стекла. Потом он раскрасил их в разные цвета и сказал, что Харьков все же разноцветный город. У этого ребенка есть сестра. Она нарисовала тот же дом, но по-другому.

Эмоциональным было и то, что у детей нет никакого ощущения стабильности и они не знают, что будет дальше. Например, во время визита мы говорили, что приходим раз в неделю. Один из детей ответил, что обязательно придет, если не поедет в другую страну. Многие уезжают. Кто-то в Грузии проездом и у них есть ощущение нестабильности, так как они не знают, что будет завтра».

Дома, нарисованные детьми.

Правила перепечатки