Наші серця — з Україною

Мнение

«Геополитический контекст изменился» — интервью с Карен Донфрид

18 июня, 2022 • 879
«Геополитический контекст изменился» — интервью с Карен Донфрид

Netgazeti предлагает интервью с Карен Донфрид, помощником государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии о вторжении России в Украину и отношениях между США и ЕС с Грузией.


Госпожа помощник госсекретаря, позвольте задать вам вопрос о цели вашего визита. Во время вашего пребывания в Тбилиси вы встречались практически со всеми на политической арене, включая правительство, президента, оппозиционные партии и представителей организаций гражданского общества. Учитывая вторжение Российской Федерации в Украину и напряженную внутриполитическую ситуацию, каковы были ваши основные послания?

Позвольте мне объяснить контекст моего визита. Сначала я была в Азербайджане, сейчас я в Грузии, а завтра уеду в Армению. Это мой первый визит в эти три страны, первый визит на Южный Кавказ прошел отлично. Я была бы рада остаться подольше, но мне нужно вернуться в Вашингтон. На следующей неделе мы будем принимать наших послов в Государственном департаменте. Соответственно, наш блестящий посол в Грузии Келли Дегнан будет в Вашингтоне на следующей неделе.

Я хотела приехать на Южный Кавказ еще в сентябре, когда заняла эту должность. С тех пор геополитический контекст изменился из-за совершенно необоснованного вторжения России в Украину. Я сосредоточена на этом в течение нескольких месяцев. Визит в регион имел большое значение в том смысле, что война, начатая Россией, затронула Грузию и другие страны региона.

Сейчас, когда происходят кардинальные перемены, мне захотелось встретиться с членами грузинской общественности. Это изменение влияет не только на будущее Украины, но и коренным образом меняет инфраструктуру безопасности Европы и влияет на глобальную стабильность. Я хотела приехать и поговорить об этом с грузинами.

Я также хотела подумать о том, как можно углубить американо-грузинские отношения. В этом году мы отмечаем 30-летие установления дипломатических отношений. На протяжении десятилетий Соединенные Штаты поддерживали суверенитет и территориальную целостность Грузии. Мы вместе работали над безопасностью, обороной, экономикой и построением лучшей демократии. Так что у меня была возможность приехать и подумать об отношениях между нашими странами через 30 лет.

США пару дней назад объявили, что окажут дополнительную помощь Украине. США и их союзники планируют поставить Украине оборудование, действующее на большой дальности, поскольку считают, что это повлияет на эту неравную битву. Соединенные Штаты вместе с НАТО десятилетиями поддерживали Грузию. На фоне этой, как вы сказали, необоснованной войны, на какую дополнительную поддержку можно надеяться в укреплении обороноспособности Грузии?

Здесь я вспомню визит нашего министра обороны Ллойда Остина в Грузию прошлой осенью. На мой взгляд, он открыл новую главу в вопросе двусторонней помощи США и Грузии в области обороны и сосредоточился на углублении нашего сотрудничества в контексте НАТО.

В конце этого месяца мы соберемся в Мадриде, на саммит НАТО. Конечно, там будет и Грузия. Это будет важная встреча с партнерами. Думаю, тогда мы услышим о новых шагах в отношениях НАТО и Грузии.

Таким образом, двусторонняя помощь США и Грузии и сотрудничество НАТО и Грузии в сфере безопасности углубляются.

Несколько недель назад президент Байден подписал закон, который облегчит Соединенным Штатам поставки оружия и снаряжения в Украину. Как вы думаете, есть ли у Грузии возможность напрямую воспользоваться законом «О ленд-лизе для Украины»?

Конгресс принял его несколько недель назад, а президент подписал законодательный пакет о предоставлении Украине помощи в размере 40 миллиардов долларов. Это был еще один шаг в дополнение к мерам, которые мы преняли до 24 февраля и после начала войны.

Политика США в отношении Украины предполагает приверженность и трехстороннюю помощь – во-первых, США поддерживают Украину через свою систему безопасности и экономическую и гуманитарную помощь.

Мы также работали с союзниками и партнерами над контрмерами — пакетом санкций и экспортного контроля — чтобы было ясно, что действия России в Украине имеют реальные последствия для РФ.

И третий аспект этой стратегии — усиление обороны НАТО на восточном и юго-восточном флангах.

Часть помощи направляется Украине, а часть предназначена для региональных партнеров. Так что возможности для Грузии есть. Я также хотела бы сказать, что мы ценим гуманитарную помощь, которую Грузия оказывает Украине.

Поддержка Украины в этой несправедливой войне связана с подчеркиванием наших общих ценностей.

Как вы знаете, Соединенные Штаты решительно поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии. Именно по этому вопросу мы стоим вместе, в том числе в случае войны России в Украине; Мы также боремся за право стран самим определять свою безопасность и внешнюю политику.

Поэтому я думаю, что это самый важный момент в мировых делах. Я рада, что Соединенные Штаты и Грузия вместе в этой борьбе.

Вы упомянули санкции. Грузия присоединилась к беспрецедентным санкциям, наложенным на Россию. Однако украинское правительство опасается — и об этом часто говорит в том числе его главный переговорщик с Россией Давид Арахамия, — что находящиеся под российскими санкциями лица и компании обходят санкции через Грузию. Следует отметить, что Национальный банк Грузии категорически опроверг эти утверждения, тогда как украинская сторона пока не предоставила подробностей. Обеспечение невозможности обхода санкций является сложной задачей для любой страны, особенно для той, экономика которой сильно зависит от российских денег. Видите ли вы риск того, что Грузия станет местом для обхода санкций?

Прежде всего, хотела бы сказать, что мы ценим соблюдение Национальным банком всех санкций, введенных в отношении России. Мы внимательно следим за тем, есть ли компании, которые пытаются избежать санкций через Грузию. И мы продолжим внимательно следить за этим вопросом.

Мы также понимаем, что в данный момент Грузия уязвима перед конкретными проблемами. Мы еще даже не говорили о российском вторжении в 2008 году. Оккупированы территории Грузии. Опыт 2008, 2014 и 2022 годов наглядно показал США, какова стратегия России. Я считаю очень важным, чтобы мы вместе противостояли необоснованному вторжению России в Украину.

Я помню, когда президент Байден был избран, он говорил о возрождении союзов и партнерских отношений Америки. Эта администрация глубоко убеждена, что США становятся сильнее, когда со своими союзниками сталкиваются с проблемами . Я думаю, ответ на российское вторжение это продемонстрировал.

Вы упомянули, что наблюдаете за попытками обхода санкций. Можете поделиться, были ли выявлены подобные попытки?

Лично я не веду мониторинг имплементации и попыток обхода санкций. Этим занимаются Государственный департамент и Министерство финансов США. Мои коллеги эксперты наблюдают за этим, но лично я ничего сказать не могу.

Хотя Грузия присоединилась к санкциям, руководство страны, включая премьер-министра Ираклия Гарибашвили, заявило, что санкции неэффективны, и неоднократно заявляло, что не планирует вводить дополнительные санкции и что те, кто призывает к этой мере, намерены «втянуть Грузию в войну». Провластные эксперты открыто обвиняют США в «открытии второго фронта», а лидеры правящей партии не осуждают эти заявления. Что бы вы сказали по этому вопросу? Есть ли кто-нибудь, кто пытается втянуть Грузию в войну?

Прежде всего, позвольте мне сказать вам об эффективности санкций — есть ли эффект от этого пакета санкций? Это важный вопрос. По мнению администрации Байдена, санкции серьезно повлияют на российскую экономику. США и их партнеры в Европе и Азии ввели беспрецедентные санкции и экспортный контроль. Приведу один пример: США никогда прежде не вводили санкции против центрального банка страны большой двадцатки. Также, Россию покинули более 800 частных компаний.

Я могу привести множество примеров воздействия санкций на российскую экономику, но скажу одно: санкции наносят ущерб российской экономике, и со временем их влияние будет усиливаться. Экспортный контроль, на наш взгляд, оказывает серьезное влияние на оборонный сектор России.

Я считаю, что это эффективные меры. США и ЕС продолжают разрабатывать новые санкционные пакеты для усиления своего влияния.

Что касается вопроса о том, заинтересованы ли США во втором фронте и в более масштабной войне. Это очень важный вопрос, потому что есть такое мнение. У меня есть возможность очень четко заявить, каковы интересы США:

США хотят прекратить войну. Зверства, совершенные Россией, невероятно жестоки, ужасны. Российская артиллерия каждый день бомбит украинские города, это неправильно. Мы хотим, чтобы это прекратилось.

Наша цель — попытаться максимально помочь Украине, чтобы она могла защитить себя. Есть много других стран, которые помогают Украине. Надеемся, что в ближайшее время Россия будет готова к честным переговорам и достижению политического соглашения. И мы надеемся, что помощь, которую мы оказали, поставит Украину в максимально сильную позицию, когда мы дойдем за стол переговоров.

Желания расширять эту войну нет ни внутри Украины, ни в Грузии. Это не в наших интересах.

Цель Соединенных Штатов состоит в том, чтобы положить конец этой войне. И, с вашего позволения, добавлю: на этой планете есть один человек, который сегодня может положить конец войне. Этот человек — Владимир Путин. И я призываю его принять это решение, пока не погибло еще больше невинных украинцев.

Давайте перейдем к следующему вопросу: за несколько дней до вашего визита Европарламент принял критическую резолюцию о свободе СМИ в Грузии. В резолюции также содержится призыв к введению санкций против Бидзины Иванишвили, бывшего премьер-министра и основателя «Грузинской мечты», за его «деструктивную роль» в грузинской политике. Решение о санкциях не принято, но это рекомендация для других институтов ЕС. Стоит ли Грузии в ближайшем будущем ожидать подобной риторики от США?

Свобода СМИ необходима для любой демократии. Одной из тем для разговоров в американо-грузинских отношениях всегда было то, как США могут помочь укрепить демократию в Грузии. Когда мы думаем о либеральной демократии, мы думаем о свободе слова, свободе средств массовой информации, активном гражданском обществе, верховенстве закона — все эти элементы необходимы для построения сильной демократии.

Важно отметить, что демократия не является конечной точкой назначения. Демократия – это процесс. Наши страны должны ежедневно работать над укреплением демократии.

Соединенные Штаты пытаются помочь Грузии построить сильную демократию. Я думаю, что это будет важной частью отношений между нашими странами и в будущем.

Грузия вместе с Молдовой и Украиной ожидает окончательного решения по своей кандидатуре на членство в ЕС. Еврокомиссия объявила, что рекомендует предоставить Грузии европейскую перспективу, но статус кандидата — только при соблюдении определенных условий. Как вы оцениваете это решение?

Мой сегодняшний визит в Тбилиси стал более эмоциональным из-за решения, принятого Еврокомиссией. Все грузины, с которыми я говорила, упоминали о решении Еврокомиссии еще до того, как оно было объявлено. Я думаю, что было много ожиданий до и даже после объявления решения.

Я выразила сожаление всем своим собеседникам по поводу этого решения. Меня шокирует тот факт, что более 80% населения страны — 80-85% грузин — поддерживают вступление Грузии в Евросоюз. Это феноменальная статистика.

Они поделились мыслями – мол, мы надеялись, что окажемся в одной категории, нам дадут статус кандидата вместе с Украиной и Молдовой. И я понимаю эту печаль.

Однако когда я услышала заявление Еврокомиссии, оно прозвучало для меня так: Грузия – член семьи ЕС; Европейская комиссия дала Грузии европейскую перспективу, и не только придала ей этот статус, но и очень четко [изложила] приоритеты, которые, по их мнению, Грузии необходимо продвинуть, чтобы получить статус кандидата. Поэтому я думаю, что у Грузии теперь есть очень четкая карта для реформ, над которыми она уже работает.

Таким образом, сообщение для Грузии таково: ускорьте осуществление этих реформ и вы получите статус кандидата.

Я действительно думаю, что то, что мы видели сегодня, подтвердило приближение Грузии к цели членства в ЕС. Как вы знаете, Соединенные Штаты уже много лет решительно поддерживают евроатлантическую интеграцию Грузии.

Я верю, что Грузия будет членом Евросоюза, будет членом НАТО. Но для этого Грузия должна много работать. Она уже сделала много работы. Но грузины не должны отчаиваться, наоборот, они должны сказать: «Ну, теперь мы готовы двигаться вперед с этими реформами, потому что они не только ведут к ЕС, но и означают, что у Грузии будет более сильная, более устойчивая демократия». Это делает Грузию более сильным членом Европейского союза и НАТО, лучшим партнером и, в конечном счете, союзником США.

К сожалению, из-за нехватки времени я вынужден задать последний вопрос. На ваших сегодняшних встречах наверное упоминали о предполагаемом политическом вмешательстве в судебную систему в ряде случаев. Подрывают ли арест Ники Гварамия, основателя телеканала «Mtavari Arkhi», насилие против журналистов 5 июля и другие проблемы, описанные в недавней резолюции Европейского парламента по Грузии, демократический прогресс в Грузии?

Вы знаете, у меня были встречи с представителями правительства, представителями гражданского общества, я встречалась с оппозицией, лидерами бизнеса. И вопросы, которые вы упомянули, поднимались на многих встречах. Я не хочу вдаваться в подробности того, что мы обсуждали на той или иной встрече, но более важный вопрос — как Соединенные Штаты могут помочь Грузии, пытающейся укрепить и консолидировать демократию, — был на фоне [моих встреч] весь день. И я могу подтвердить приверженность Соединенных Штатов активной работе с Грузией по всем этим вызовам.

Правила перепечатки