Наші серця — з Україною

Мнение

Пути примирения не коротки – переоценивание прошлого для разрешения конфликтов

27 июля, 2022 • 470
Пути примирения не коротки – переоценивание прошлого для разрешения конфликтов

«Пути примирения не коротки»

После начала российско-украинской войны в грузинском обществе возникло ощущение, что эта война может оказаться поворотным моментом в разрешении конфликтов для Грузии, если Россия потерпит в ней полное поражение, а затем покинет регион. Однако редко задаются вопросы, готовы ли к примирению грузино-абхазское и грузино-осетинское общества в случае желаемого результата, насколько доверяют они друг другу и есть ли у них общие устремления?

В 2021 году Кавказский исследовательский ресурсный центр (CRRC) среди молодежи (от 18-ти до 30-ти) провел исследование о гражданской и политической активности молодежи в Грузии и их участия в миростроительстве. Важная часть исследования была связана с отношениями и связями с людьми, проживающими в Абхазии и Южной Осетии/Цхинвали. Результаты в этой части показали, насколько отчуждена молодежь от населения проживающего на территории Абхазии и Южной Осетии. Например, на вопросы – «Знаете ли вы лично человека проживающего в настоящее время в Абхазии?» и «Знаете ли вы лично человека проживающего в настоящее время в Цхинвальском регионе/Южной Осетии?», большая часть респондентов (до 95-ти %) ответили, что не знают.

Практически на всех официальных и неформальных встречах люди, занимающиеся вопросами мира в Грузии, говорят, что время работает против восстановления доверия и отношений между обществами. Одна из таких последних встреч/конференций под названием, «оценка возможностей восстановления доверия на основе переоценки прошлого» была организована Правозащитным Центром (Human Rights Center) в Тбилиси. В рамках встречи организации и отдельные эксперты, годами работающие над мирными вопросами, рассказывали о достижениях грузинской стороны в процессе примирения и восстановлении доверия после вооруженных конфликтов 1990-х годов, а также об ошибках, приведших к тупиковой ситуации в восстановлении доверия между сторонами конфликта, которые не смогли уменьшить отчуждение между общинами.

Фото с конференции, организованной Правозащитным центром

По мнению организаторов конференции, необходимо переоценивание ошибок и достижений последних 30-ти лет, чтобы спланировать будущие, — ориентированные на результат действия как со стороны государства, так и организаций гражданского общества и представителей вовлеченных в мирный процесс. Под конец, эксперты договорились об основных принципах на которых должен основываться процесс осмысления прошлого.

Что делала и чего не делала грузинская сторона для примирения?

«Если можно написать обширную книгу о конфликтах в Грузии, то названием должно быть — «История упущенных возможностей», — так оценивает процесс урегулирования конфликтов в Грузии в последние десятилетия конфликтолог, бывший государственный министр по вопросам примирения и равноправия, Паата Закареишвили.

Гражданское общество, вовлеченное в мирных процессах, обвиняет всех властей Грузии правивших страной за последние 30 лет, в том, что они не предпринимали и не предпринимают достаточных шагов к реальному примирению с абхазами и осетинами.

«Мы сделали слишком мало, чтобы что-то изменить. Настало время для нашего общества переоценить мифы, в которых мы живем. В грузинском обществе должны проходить дискусии без политизации – почему началось отчуждение и почему мы до сих пор такие. Положительная динамика невозможна без анализа процесса разрыва, к примирению нет короткого пути», – говорит Уча Нануашвили, глава Исследовательского института демократии (DRI).

С точки зрения «недостаточных шагов» специалисты, занимающиеся этой проблематикой, в первую очередь говорят о нерасследованных трагических фактах о которых абхазы и осетины, как правило, еще упоминают в контексте агрессии грузинской стороны, особенно когда вспоминают даты этих трагедий.

Например, грузинское правительство не расследовало трагедию Лати, Эредви и Дзари, соответственно, за это никто не был наказан. Как бы горько и тяжело ни было, нужно говорить об этом, чтобы подобные преступления больше не повторялись. Ни одно правительство никогда не сочувствовало этим трагедиям абхазов и осетин. Однако в мире существуют примеры, когда по подобным делам создаются совместные следственные комиссии. В этом отношении у нас также не было прецедентов. По крайней мере, на уровне сообщества важно документировать эти преступления. Должна быть установлена четкая позиция, что мы думаем о преступлениях, имевших место много лет тому назад», — заявил Уча Нануашвили.

В последствии того, что, что политическая элита годами избегала и избегает даже разговоров на такие неудобные темы, концепция критического осмысления прошлого так и не стала популярной и тем более необходимой для широкой общественности Грузии.

«Каждое время и каждая эпоха дает нам возможность позаботиться о том, что если мы допустим ошибку в прошлом, мы сможем его исправить. Сегодняшний день не потерен. Об этом можно сейчас подумать, но задумывается ли об этом большая часть общества? Давайте выпустим позитивные новости в отношении этих этнических групп, и вы увидете, какие будут нападения и поливание грязью’’ – говорит Наира Бепиева, председательница организации «Кавказская мозаика», редактор осетиноязычного сайта Первого канала.

На фоне разных мнений среди граждан, неправительственный сектор, занимающийся вопросами мира, а также отдельные эксперты, годами работающие над восстановлением доверия и трансформацией конфликтов, во многом при поддержке западных фондов, считают признание ошибок, их понимание и принятие на себя ответственности в текущей ситуации безальтернативным процессом.

«Переосмысление прошлого – это более или менее новая концепция в нашей реальности. Этот процесс является краеугольным камнем примирения. Понять прошлое не значит забыть его. Наоборот, мы должны знать прошлое для того, чтобы оно не повторилось. Знать прошлое означает ориентироваться в будущем. В нашем случае процесс осмысленния прошлого – это скорее проблемный политический процесс, который требует вовлечения гражданского и академического общества, изучения истории и установления истины» – объясняет Вано Абрамишвили, исследователь, руководитель программы мира Кавказского дома.

Говоря о результатах работы неправительственного сектора за годы, эксперты называют несколько направлений, в том числе – увеличение доступности архивных материалов; запись личных биографий пострадавших от конфликта с обеих сторон («Исторический диалог грузинско-абхазского конфликта» Бергхоф-фонда); изучение конфликт-чувствительности школьных учебников и так далее. Уча Нануашвили также говорит о мирных инициативах гражданского сектора, которые, по его мнению, несколько изменили настроения в обществе.

«Было много мирных инициатив за эти годы (таких как кампания «Извините» в 2007 г.), чтобы изменить общественное мнение. Были и сообщения о примирении. Мы стремились, посмотреть на наш вклад с другой точки зрения, задать вопросы о том, почему пришли к войне, почему не смогли ее предотвратить, почему мы не смогли сопротивляться с тем, что произошло много лет назад, чему, в свою очередь, предшествовали другие события, — отчуждение, безнаказанность. Ситуация почти не изменилась, но сообщество не смотря на все – выросло. Если несколько лет назад люди говорили только о возвращении территории Абхазии, то теперь речь идет о возвращении народа. Даже параллельно с дебатами о войне в Украине, практически никто, ни одна общественная или политическая сила не поддержала призывы использовать ситуацию (для возврата оккупированных территорий вооруженным путем). Вся общества повернулось к мирному урегулированию конфликтов. Это положительная динамика»- говорит Уча Нануашвили.

Остается предметом обсуждения и тот факт, что односторонние шаги предпринятые грузинской стороной, для восстановления доверия и примирения, не принесут абсолютных результатов в мирном процессе.

«Иногда мы теряемся в дискуссии и пересекаем грань реальной политики, когда государство апеллирует к фактору России. Мои коллеги оставляют Российский фактор в стороне и мы говорим о доверии. Когда мы говорим об упущенных возможностях, возникает вопрос, а что, если бы мы поступили иначе? Изменилось бы политика России? Наша деятельность всегда будет зависеть от российского фактора. Позволит ли Россия нашей протянутой руке дойти до наших граждан именно так как мы хотим? Должны ли мы исключить российскую сторону из дискуссии?», – говорит Нато Бачиашвили, председательница Международного центра геополитических исследований.

Фактор России в процессе примирения не обходят стороной и конфликтологи. Россия везде – и поставщик оружия, и подстрекатель. Она остается стороной, но завтра российской армии не станет и нам придется поговорить с абхазами и осетинами, для чего мы должны создать деполитизированное поле. Придется говорить о переоценке прошлого, о правах человека, юридических проблемах, а не только о свободе передвижения», — говорит Уча Нануашвили.

Новые возможности

«С первых дней, когда начался конфликт на постсоветском пространстве, мы, к сожалению, не были готовы защищать интересы абхазского и осетинского народа. Мне больно осознавать, почему мы не можем заставить их почувствовать, что быть с Грузией для них лучше, чем быть под покровительством российского империализма. Это главный вызов, который длится до сих пор», – объясняет бывший государственный министр по вопросам примирения и равноправия Паата Закареишвили.

Эксперты вовлеченные в процесс миростроительства, говорят, что все в конечном счете упирается во волю власти – риторика меняется, но в целом, политика продолжается по инерции. В связи с этим, гражданский сектор напоминает властям о стратегии государственной политики взаимодействия и примирения 2010 года и заявляет, что государство не учитывает мнение абхазов и осетин даже при разработке подобных документов.

«В процессе подготовлении таких документов должен участвовать хоть один представитель другой стороны. У государства на многих вопросах нет ответов. Грузинская политика не выходит за рамки призывов к братству». – объясняет Нануашвили.

На каком этапе находится стратегический обзор государственной политики взаимодействия и примирения 2010 года и участвуют ли в нем абхазы и осетины, мы спросили в Министерстве примирения, которое не ответило на второй вопрос.

«Под руководством государственного Министра по вопросам примирения в апреле 2021 года был начат стратегический обзор государственной политики взаимодействия и примирения 2010 года, который является частью более широкого процесса, координируемого Министерством иностранных дел, разработки обновленного стратегического видения мирного разрешения конфликтов и является одним из его деполитизированных, ориентированных на человека аспектов. На данном этапе стратегического обзора проводятся консультации с представителями стратегических партнеров – европейского союза и Соединенных Штатов Америки» – сообщили Netgazei в министерстве.

Говоря о новых возможностях трансформации конфликтов, неправительственный сектор прежде всего называет европейскую интеграцию Грузии и считает что грузинское государство должно сделать привлекательным европейскую перспективу и перспективу получения образования и возможности путешествий в страны ЕС интересным для абхазов и осетин.

«Грузия рассматривается как окно в Европу. Однако как бы мы их не звали – мы идем и давайте следуйте за нами, если не будем строить европейские институции, если не сделаем внутренние работы, чтоб сделать страну привлекательной, результата не будет’’ –говорит Марина Пагава, представительница фонда Кавказский диалог.

В рекомендациях, разработанных организациями и экспертами, занимающимся вопросами миростроительства в Грузии, речь идет о препятствующих факторах, сделавших страну непривлекательной как для абхазов, так и для осетин — «с политической, социальной и экономической точки зрения, по-видимому, ситуация ни то что не улучшается, но становится все более критической и это затруднит разрешение конфликтов в ближайшем будущем.


Публикация подготовлена в рамках проекта ,,Содействие восстановлении доверия между Тбилиси, Цхинвали и Сухумии и диалога о переоценке прошлого в грузинском обществе», которую Центр по Правам Человека реализует при поддержке ifa (Institut für Auslandsbeziehungen), Funding programme zivik. Мнения, выраженные в публикации могут не отражать позицию донора.

Правила перепечатки