Наші серця — з Україною

Люди

«Я называю Джавахети регионом, из которого неслышно голоса» — активист Тигран Тарзян

26 августа, 2022 • 2135
«Я называю Джавахети регионом, из которого неслышно голоса» — активист Тигран Тарзян

«Я называю Джавахети регионом, из которого неслышно голоса. То, что там происходит, остается на уровне села или города», — рассказывает Тигран Тарзян.

Тигран родился и вырос в селе Учмана Ниноцминдского муниципалитета. Он окончил армянскую школу, хотя свободно говорит по-грузински. Говорит, что знание грузинского языка – результат его самоотверженного труда. Тигран гражданский активист. Два года назад он вместе со своими соратниками основал общественную организацию «Молодежь за демократические перемены». Вместе с друзьями он пытается сделать так, чтобы голос региона был услышан.

Batumelebi встретилось с Тиграном в Батуми, в рамках «Тура солидарности».

  • Тигран, вы говорите о проблемах в регионах где проживают национальные меньшинства. Что беспокоит проживающих в Джавахети этнических армян?

Когда я говорю о местных проблемах, я всегда начинаю с образования. Существует устоявшееся мнение о наличии языкового барьера у этнических меньшинств. Собственно, языковой барьер исходит из проблемы образования. Есть много сел, где нет детского сада, а там, где он есть, в этих садиках ребенок не может получить билингвальное образование. Грузинский язык в детском саду не преподается. Сам я окончил школу, в которой обучали на армянском языке.

Думаю, помимо теоретических, в школах должны быть практические курсы грузинского языка, чтобы можно было говорить по-грузински с учителем соответствующей квалификации.

Хочу отметить и то, что имеющиеся государственные образовательные программы, разрабатываются на центральном уровне, в их создании не участвовал никто из представителей национальных меньшинств, тех, кто реально знает, какие проблемы есть в этой сфере.

  • Назовите, пожалуйста, три основные проблемы, с которыми сегодня сталкивается молодежь, проживающая в Джавахети.

На первое место я вновь ставлю вопрос образования. У нас нет возможности получить профессиональное образование, а такие знания нам очень нужны. Джавахети – сельскохозяйственный регион, здесь необходимо открывать профессиональные центры.

Еще одна проблема — безработица. Это очень острая проблема, потому что она ведет к миграции. Молодые люди, которые не продолжили обучение в вузах, уезжают из региона в Россию или Армению.

А в последнее время пошла тенденция, они стали уезжать в Польшу и Европу. Безработица и миграция связаны.

Третьей проблемой я бы назвал гражданскую пассивность. Я вижу это так: если хочешь получить работу, за нее нужно бороться. Мы живем в такой стране, где всегда нужно бороться. Сдаваться, уезжать из региона и уходить — это не совсем способ решить проблемы. Я окончил университет в 2018 году и до сих пор борюсь. Уже полтора года как у меня есть работа и зарплата. Я не жалел сил, чтобы их получить.

  • Каким был учебный процесс?

Я закончил Государственный университет Ильи. Сейчас я в основном занимаюсь гражданской активностью. Я также работаю в Центре социальной справедливости и очень интересуюсь сельским хозяйством.

Одной из основных проблем на пути получения национальными меньшинствами высшего образования является программа 1+4, стартовавшая в 2010 году. Прошло 12 лет и за это время в этой программе ничего не изменилось. Есть проблема с финансированием. Изучение государственного языка у нас платное. Государство отбирает 100 учащихся с наивысшими баллами из азербайджаноязычной общины и 100 из армяноязычной общины. Государство финансирует обучение только этим 200 студентам. Для остальных изучение государственного языка платное.

Само существование программы 1+4 – это уже признание государством того, что грузинский язык не преподается на должном уровне в детских садах и школах.

Кроме того, есть бесплатные факультеты, которые бесплатны для всех граждан Грузии, за исключением части этнического меньшинства, использующего программу 1+4. В Минобразования говорят, что нельзя воспользоваться двумя льготными программами. На самом деле это создает большую проблему, потому что профессии, которые можно получить на бесплатных факультетах, в нашем регионе очень дефицитные.

Ведь эти бесплатные факультеты были созданы для восполнения дефицита? Если в каком-либо селе Кахетии есть потребность в учителе физики. Нам нужен учитель физики и в селе Учмана муниципалитета Ниноцминда. Один учитель в школе преподает несколько предметов: обществоведение, историю, физкультуру и искусство.

  • Каковы перспективы молодого человека, который живет в Джавахети и заканчивает школу?

На самом деле идет отток молодежи из Джавахети, что печально. Большинство моих друзей работают в Тбилиси и на очень низкой позиции. Например, в качестве консультанта в магазине. Те, кто изучает медицину, работают медсестрами или помощниками медсестры. В регион не возвращаются, потому что, или работы нет, или она есть, но условия не подходящие.

Например, я хочу выучить английский, но у меня нет возможности. Я два года искал хорошего учителя английского, так и не нашел.

Молодежь не вовлечена в гражданские процессы, меньше вовлечена в политические процессы. Выборы — единственное место, где они активно участвуют, и это из-за финансового интереса. Они вступают в партию, чтобы найти работу в мэрии или сакребуло [горсовет].

Собственно, проблема в том, что молодежь уезжает из региона, потому что нет работы и других альтернативных источников финансов. Когда нет поддержки со стороны государства, нет другого выхода, кроме как уехать. Хотя бы в сельском хозяйстве должна быть поддержка, чтобы люди двигались вперед и развивались.

Например, вы интересуетесь сельским хозяйством, но регион сложный и суровый в климатическом плане и вам нужна помощь. В настоящее время информация о государственных грантах отсутствует.

  • Вы говорите, что вы из региона, из которого не слышна голоса. Даже если бы голос был слышен, как думаете, правительство заинтересовано в том, что бы его услышать?

У региона много проблем, но об этих проблемах не знает никто, кроме жителей региона. Поэтому накапливаются проблемы, о которых неслышно. Также есть вопрос армянофобии… Есть другие вопросы в плане безопасности и т.д.

Когда голоса граждан не слышны, то получается, что те подозрения, то плохое и негативное [о нас], не опровергается. Выходит, якобы так и есть. На самом деле это не так.

В Джавахети живут граждане Грузии со своими многочисленными проблемами. Это сложный регион, работа в сельской местности это тяжелый труд.

Если мужчина едет работать в Россию, женщина остается дома, а значит, физический труд ложится на плечи женщины. Из-за этого женщины сталкиваются с проблемами со здоровьем. Это горный регион, и программа здравоохранения здесь не работает должным образом.

Когда нет голоса из региона, проблемы остаются проблемами. Поэтому на протяжении 30 лет, здесь сохраняются одни и те же проблемы.

Если и идут какие-то обсуждения, то только на уровне села. Например, нет поливной воды или нет детского сада и т.д. Но за пределы села эти разговоры не идут. Нужна активность молодых людей, заканчивающих учебу в Тбилиси, чтобы эти голоса прозвучали и  были услышаны.

Я этим и занимаюсь, пишу блоги, веду активную деятельность в неправительственном секторе, чтобы люди по-другому смотрели на Джавахети.

  • Почему не слышно голосов? Что мы должны сделать, чтобы больше молодых людей активизировались?

Это сложная задача, но это возможно. Я знаю нашу молодежь. Я вижу, что они вовлечены в активистскую деятельность. Да, может показаться, что это немного, но они участвуют в тренингах, каких-то встречах, которые проходят в органах местного самоуправления. Эти люди говорят.

В рамках Центра социальной справедливости мы организовали Джавахетскую школу критического мышления, в которой участвуют более 20 молодых людей. Ее деятельность нацелена на развитие критического мышления и на продолжение совместной работы после окончания курсов.

Правила перепечатки