Люди | | |

Почему спецслужбы вызывают на допрос за посты в соцсетях?

26 июня, 2020 | Нино Бидзинашвили
Почему спецслужбы вызывают на допрос за посты в соцсетях?

“Возбуждение уголовных дел по статье саботажа из-за ТВ-сюжетов может иметь необратимый эффект жжения для СМИ, настроенных к власти критически, и таким образом нанести вред правительству, пытающимся контролировать граждан”, — такова оценка общественных организации, которые работают по вопросам медиа и прав человека на недавние действия Службы Госбезопасности Грузии (СГБ).

СГБ уже второй день вызывает граждан на допрос по делу т.н саботажа. В числе вызванных — респонденты сюжета на телеканале “Мтавари”, лидер “Республиканской партии” Хатуна Самнидзе и журналист Нино Челидзе.

— “Коалиция в защиту медиа” считает, расследование начали не из-за совершенного кем-либо преступления и оно [расследование] несет за собой большой риск, что люди станут боятся и таким образом, будет создано препятствие для свободы слова.

Что расследует СГБ?
Дело о «саботаже» СГБ начала еще несколько месяцев назад — в марте 2020 года. Тогда, 16 марта группа лиц от имени “правительства” и “[министерства] здравоохранения” разослала части граждан не соответствующие действительности сообщения о масштабах распространения коронавируса, негативных последствиях и о будто бы выходящих за рамки мер, принятых правительством.

Следствие тогда начали по статье саботажа (часть первая 318-ой статьи УК Грузии), что, в случае подтверждения виновности, подразумевает от двух до четырех лет заключения.

Через несколько месяцев после этих событии, телеканал “Мтавари” в июне выпустил сюжет, согласно которому в Марнеули семьям погибших от разных причин граждан правительство якобы предлагало за некую сумму назвать причиной их смерти COVID-19.

Те, кого СГБ вызвала на допрос, являются респондентами и авторами вышеупомянутого сюжета. Под постом сюжета на “фейсбуке” задала вопрос журналистка Нино Челидзе (ее тоже вызвали на допрос), а политик Хатуна Самнидзе в комментариях отметила, что похожая информация имеется и у нее.

СГБ, в свою очередь, отмечает, что лица вызванные на допрос 25-26 июня являются частью мартовского дела, а новое следствие ведомство не возбуждало.

На вопрос, какова связь между мартовским делом и июньским сюжетом “Мтавари”, СГБ отвечает, что следствие рассматривает данный сюжет “в том же ключе”.

Кроме того, 26 июня ведомство опубликовало заявление, в котором говорится:

«Данным действием телекомпания “Мтавари архи”, с одной стороны, попыталась бы дискредитировать правительство и обвинила бы власть в целенаправленных незаконных действиях, а с другой — посеяла в обществе чувство беззащитности и на фоне пандемии коронавируса, путем дезинформации населения Грузии, оказала бы негативное воздействие на психическое состояние граждан».

— «Это, в свою очередь, вызвало бы их справедливый протест и таким образом, помешало бы бесперебойному функционированию государственных учреждении и организации», — заявляет СГБ.

Каково мнение вызванных на допрос?
Помимо респондентов “Мтавари”, на допрос также вызвали лидера “Республиканской партии” Хатуну Самнидзе и журналиста Нино Челидзе.

Челидзе 21 июня сделала пост в “фейсбуке” в котором задала вопрос, верил ли кто-то, что за фальсифицирование диагнозы о коронавирусе тот или иной гражданин получал деньги.

Под этим постом Самнидзе в комментариях заявила, что лично она слышала информацию о подобном случае.

В разговоре с “Netgazeti” Челидзе отмечает, что допрос в СГБ в основном касался именно этого поста.

Она заявляет, что у нее спросили, принадлежит ли ей эта страница в “фейсбуке” и знает ли она кого-то, чей диагноз про коронавирус сфальсифицировали.

Челидзе на этот вопрос ответила, что никого такого не знает, а ее пост был вопросом, а не чем-то другим.

“Все очень странно потому, что статус, который я написала, фактически лишь вопрос и ничего более».

— «Именно то, что меня вызвали на допрос за вопрос является странным и непонятным. В планируемые на будущем дополнительные процедуры меня не посвящали”, — говорит Нино Челидзе.

Политик Хатуна Самнидзе же заявила Netgazeti, что не знает, о чем её будут спрашивать.

В беседе с “Netgazeti” Самнидзе отмечает, что из ведомства с ней связывались несколько раз, а позже от журналиста она узнала, что ее также планируется допросить.

“Все это я связываю с предвыборным периодом и попыткой посеять как можно больше страха.

Это прямо связано с вчерашней online-трансляцией Каха Каладзе [мэр Тбилиси и генеральный секретарь правящей партии “Грузинская мечта”, который недавно анонсировал борьбу с “фейк-ньюс” — ред.]

Правительство думает связать все это с оппозиционными партиями, с оппозиционно настроенными телеканалами, с инакомыслящими группами и показать обществу, что против них будут использовать силовые ведомства Грузии.

От силовиков мы не видели следствий по реально опасным заявлениям. Не видели работу по тем группам, которые делают прямые антигосударственные заявления.

— «В этой ситуации мы видим, что СГБ занята преследованием постов в Facebook”, — говорит нам Самнидзе и добавляет, что данное следствие не имеет ничего общего с государственной безопасностью.

“Опасный прецедент” — оценка гражданского общества
Политический подтекст за следствием видит руководитель медиапроекта Ассоциации молодых юристов Грузии Ника Симонишвили.

В беседе с “Netgazeti” он отмечает, что согласно УК, статья саботажа требует наличия конкретных целей и реагирования, а не предположении.

— «То, что начали в СГБ — очень плохой прецедент».

Согласно законодательству, саботаж подразумевает любые действия в целях ослабления страны, что повлекло за собой задержку в работе государственных или других учреждении.

«Тут должно явно выражаться две вещи — то, что есть цель ослабить государство и есть результат — остановка или задержка того или иного учреждения. То есть, на лицо должны быть цель и последствия».

Если хорошо взглянуть на заявление СГБ, можно увидеть, что под саботажем они подразумевают распространение дезинформации.

— «В первую очередь надо бы проверить, было ли это дезинформацией. Но они заявляют, что дезинформация вызвала бы недовольство в обществе и протесты, а это помешало бы работе тех или иных учреждении.

— Это означает, что дело целиком и полностью построено на придуманных историях и с конкретными последствиями связи не имеет”, — говорит Симонишвили.

По его мнению, заявление СГБ показало, что в ведомстве протест связывают с правом свободой выражения, которое признано конституцией.

Симонишвили отмечает, что отныне для СГБ любой протест является потенциальным саботажем:

— “Допущение таких прецедентов очень опасно не только в отношении медиа, но и в общем.

Если, допустим, мы с вами выйдем на протест, то завтра тоже можем оказаться в СГБ и нам скажут, что мы устраиваем саботаж”, — заявляет он.

Симонишвили также считает, что такое подавление свободы выражения и иного мнения является “советской практикой”:

— “Это больше коммунистический пережиток, нежели демократический процесс”, — отмечает Симонишвили.

На действия СГБ отреагировала и “Коалиция в защиту медиа”, объединяющая организации, работающие по правам человека и медиа в Грузии.

В заявлении коалиции говорится, что возбуждение уголовного дела из-за сюжета “Мтавари” является вмешательством в свободу медиа.

Организация также считает, что уголовное преследование даже в случае предоставления в сюжете лживых фактов является недопустимым.

— “В условиях, когда негативное отношение правительства к “Мтавари” является явным (например, должностные лица открыто объявляют ей бойкот) и когда Грузия неоднократно попала в центр мирового внимания из-за множества фактов распространения дезинформации и антизападной пропаганды посредством фейковых аккаунтов, возмутительно, что в СГБ сюжет “Мтавари” расценили как “саботаж”. Данное действие оставляет впечатление выборочного использования репрессивного механизма.

Мы считаем, что возбуждение уголовных дел по статье саботажа из-за телесюжетов может иметь необратимый колючий эффект для СМИ, настроенных к власти критически и таким образом нанести вред идее контроля правительства гражданами”, — заявляют в коалиции.

С чем связывают следствие и вызовы на допрос в “Мтавари архи”
“Netgazeti” также беседовал с гендиректором телеканала “Мтавари” Ника Гварамия. Он считает, что допросы и следствие в общем связано с журналистской деятельностью телеканала.

Гварамия считает, что следствие, начатое СГБ на самом деле является делом против медиа.

Согласно его заявлению, сначала в “Мтавари” считали, что СГБ искал не респондентов из сюжета или журналистов, а лиц, которые, согласно сюжету, фальсифицировали диагнозы, но в конечном итоге целью следствия стали как раз журналисты и их респонденты.

— “Представьте, что на вашу, может даже лживую критическую статью или сюжет реагирует не “Медиачекер” или “Хартия журналистской этики”, а возбуждает дело Служба государственной безопасности”, — отмечает Гварамия.

Гварамия также считает, что такое действие со стороны силового ведомства наносит вред не только журналистам, но и азербайджанской общине, среди которой гражданский активизм до этого был мало распространен:

«Конечно же, это предвыборное запугивание, адресованное всем — медиа, гражданскому активизму и косвенно — избирателю».

— «В общем, это процесс насаждения страха», — говорит Гварамия и добавляет, что слова азербайджано язычных респондентов в сюжете перевели правильно [в СГБ заявляют, что перевод неправильный — ред.].

Директор канала также рассказывает, что в последние дни против “Мтавари” правящая партия проявляет особую активность, что имеет на то свои причины:

“У нас есть скандальные результаты следствия о деле футболиста Шакарашвили, которые мы собираемся озвучить и они знают об этом”, — говорит Гварамия.

Согласно заявлению руководителя, телеканал подготовил журналистское расследование о деле погибшего несколько дней назад футболиста и лиц, связанных с этим делом.

Об этом узнали в правительстве и именно с этим связан вызов в СГБ остальных респондентов из сюжета, позже окрещенного «саботажем».

Гварамия заявляет, что несмотря на случившиеся, журналистское расследование все равно попадет в эфир.