Политика | | |

Бойкот парламента и план грузинской оппозиции — чего следует ожидать?

13 ноября, 2020 | Михеил Гвадзабия
Бойкот парламента и план грузинской оппозиции — чего следует ожидать?

Почти две недели назад, 31 октября, в Грузии прошли парламентские выборы. Ни одна оппозиционная партия не признает итоги выборов, считает их сфальсифицированными, объявляет парламенту бойкот и проводит акции протеста. В числе требовании оппозиции — проведение внеочередных новых выбором новым руководством ЦИК.

12 ноября власть и оппозиция провели первую встречу. Договорились, что проведут второй раунд переговоров.

Время идет, а власть даже не намекает на перспективу новых выборов. Тем не менее в оппозиции уверены, что рано или поздно их стратегия нанесет правительству ущерб. Например, когда в парламенте нового созыва останется лишь «Грузинская мечта».

Однако, возникает вопрос — создаст ли такая стратегия угрозу легитимации нового парламента или повлечет за собой маргинализацию оппозиции, оставшейся без парламентской трибуны?

Матч, когда на поле только одна команда и парламент без оппозиции

На данный момент перспектива консенсуса между властью и оппозицией является смутной. О готовности к диалогу заявляют обе стороны, но у них есть свои «красные линии» — власть требует от оппозиции признать итоги выборов, а те в свою очередь настаивают на новых выборах и смену руководства ЦИК.

В беседе с изданием Netgazeti оппозиционеры рассказывают, что готовы к переговорам, но лишь по «конкретным вопросам» — проведению новых выборов и смены администрации ЦИК. По мнению оппозиции до этих шагов альтернативе бойкота парламента попросту нет.

Правда, возникает вопрос — если власть доселе не воздержалась от фальсификации выборов, то что ей помешает вести однопартийную законотворческую деятельность в парламенте?

На этот вопрос Netgazeti один из лидеров оппозиционного «Единого национального движения» Леван Хабеишвили ответил, что «Грузинская мечта» может так поступить, но заверил, что у власти будет проблема легитимации парламента:

«Вот как вы себе представляете, чтобы на футбольный матч пришли 80,000 болельщиков, а на поле вышла одна команда, которая бегает то в одну, то в другую сторону? Это же будет смешно, в конце концов всем надоест и зрителей не останется», — приводит он аналогию.

Если верить Хабеишвили, даже в случае, если бойкот оппозиции не сработает, однопартийный парламент не сможет проработать 4 года — то есть, до следующих выборов.

С коллегой из «Нацдвижения» согласен член «Европейской Грузии» Серги Капанадзе. По мнению политика, минимальным приобретением стратегии бойкота станет то, «полностью раскроется авторитаризм Бидзины Иванишвили [миллиардер, председатель «Грузинской мечты» — ред.] как в глазах международных партнеров, так и внутри страны».

По словам Капанадзе, даже если оппозиция будет в парламенте, «Мечта» все равно будет действовать только по своему усмотрению.

Политик считает, что бойкот является «единственной правильной стратегией» и не разделяет мнение, что из-за нее над оппозицией нависнет угроза ослабления.

«Катастрофа»

Совсем иначе думает председатель «Единого национального движения» Григол Вашадзе, ранее заявивший, что на смену уличным протестам должна прийти трибуна «законодательного органа любого уровня».

Это заявление вызвало недоумение среди оппозиции. Позднее Вашадзе объяснил, что не имел в виду прекращение протеста, а лишь указывал на возможность прибегнуть к «политическому компоненту» и начать переговоры.

В телевизионном интервью в эфире «Рустави 2» несколькими днями позднее, Вашадзе согласился с мнением журналиста, что бойкот оппозиции даст власти полный карт-бланш на следующие четыре года.

А что, если бойкот себя не оправдает? Есть ли у оппозиции долгосрочная стратегия?

Оппозиция запланировала акции протеста на 14 и 21 ноября. Кроме того, 17 или 18 ноября пройдет акция «безмолвного протеста», приуроченная к приезду в Грузии госсекретаря США Майка Помпео. Как говорят в оппозиции, до дипломата хотят донести, что выборы сфальсифицированы.

Как разъясняют оппозиционеры, в краткосрочной перспективе в их планах перманентные уличные акции, но о масштабах протестов партии пока не рассказывают.

И если на обвинения в фальсификации правящая «Мечта» Иванишвили приводит первичную оценку международных организаций, то со временем «политические реалии изменятся».

На вопрос, каков план оппозиции, если протест не даст нужного результата, Леван Хабеишвили ответил, что не может «войти в эту дискуссию» и выразил уверенность, что «Мечта» пойдет на уступки.

По заверению Серги Капанадзе, у оппозиции есть долгосрочный план борьбы до победного конца. На вопрос, в чем же заключается план, Капанадзе ответил, что оппозиция воспользуется «всеми формами, которые предоставляет конституция».

Что (не) принесет стратегия оппозиции

Специалисты не могут дать однозначный ответ на то, что конкретно принесут действия оппозиции, — На что вообще надеется оппозиция? На компромисс со стороны власти в ближайшее время? Или на лишение ее легитимации в последующие годы?

По оценке политолога Гиоргия Цхадаия, если окончательной целью является лишить парламент легитимации, то стратегия оппозиция является эффективной. В беседе с Netgazeti Цхадаия отмечает, что для оппозиции лучше бойкотировать парламент, так как таким образом у них останется хоть какой-то рычаг, подталкивающий власть к компромиссу.

По ожиданиям эксперта, в ближайшее время стратегия оппозиции не принесет результата, но по мнению политолога, речь идет не о событиях следующих двух недель, а о том, какой будет политическая жизнь Грузии в следующие четыре года.

Социолог Ияго Качкачишвили в беседе Netgazeti затрудняется предсказать, что будет в долгосрочной перспективе, но отмечает, что лидеры оппозиции ничего не смогут поделать, если им не удастся сохранить «заряд, энергию протеста».

Рассуждая об однопартийном парламенте, социолог рассказывает о плохих последствиях не только для политиков, но и для репутации Грузии, которая стремится к европейским и евроатлантическим структурам.