Люди | |

История Советской Грузии в Гарвардском архиве

13 февраля, 2019 | Давид Джишкариани
История Советской Грузии в Гарвардском архиве

После окончания Второй мировой войны Гарвардский университет запустил уникальный проект. Его цель — собрать разностороннюю информацию о повседневной жизни Советского Союза.

В то время несколько тысяч солдат находились в Европе в качестве беженцев. Большинство из них прошли плен в лагерях нацистской Германии и опасались возвращения в Советский Союз. Их интервьюирование было расценено как возможность непосредственного получения информации об СССР.

Над проектом работали социолог Алекс Инкелес и социопсихолог Раймонд Бауэр. Первые интервью были записаны в 1949 году Мерле Файнсодом и Полем Фридрихом.

Между 1950 — 1953 годами было собрано несколько сотен интервью у людей, живущих в Западной Германии, Австрии и Соединенных Штатах.

Они беседовали с людьми из разных слоев общества, социальных и этнических групп. Те рассказывали истории о своей семье, друзьях, работе.

Любой, интересующийся этими материалами, прямо сейчас может зайти на сайт проекта, ввести в поле поиска слово Georgia (Грузия), нажать Enter и найти уникальную информацию о Советской Грузии.

Интервью касались разных тем, каждый рассказывал свою историю. Имена и фамилии в большинстве случаев зашифрованы. Узнать личность интервьюера практически невозможно, однако их биографии и жизнь понятны и интересны.

«Шпионка»

В 1951 году в Мюнхене было записано интервью с 34-летней жительницей Тбилиси. Она описывает условия жизни, в которых ей приходилось жить. Как она скрывала свое происхождение, потому что ее семья принадлежала классу интеллигенции. В то время в Советском Союзе привилегированным считался класс пролетариата.

Ее первым мужем стал советский офицер польского происхождения. У большинства военных жены были из пролетариата, на людей другого класса они смотрели как на представителей низшего уровня социальной иерархии.

Чекисты постоянно интересовались ее мужем. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) вел за ними слежку и часто устраивал проверки. В итоге, женщине пришлось согласиться на сотрудничество с НКВД и предоставлять им информацию о супруге. В период репрессий ее муж был расстрелян, а она стала шпионкой.

Однажды ее отправили с заданием в Батуми, где она должна «нейтрализовать немецкую шпионку и раздобыть фотографии ее дома». Она сделала это, скопировала фото и вернулась.

Позже она влюбилась в офицера НКВД и они уехали из Грузии, чтобы работать на Северном Кавказе.

После захвата нацистами Северного Кавказа, женщина стала работать на германскую разведку. Интервьюеры весьма скептически отнеслись к этому рассказу и попытались выяснить, кем же она была на самом деле.

Жизнь этой женщины кажется очень тяжелой, да и у записывающих интервью видимо выдался не выдался не лучший день, так как история прерывается на середине. Поэтому читатель никогда не узнает как сложилась ее судьба, ведь у Гарвардского проекта была совсем другая цель.

«Журналист»

Здесь интересно каждое интервью, материалы полны интереснейшей информации. Где еще можно найти историю журналиста, работавшего в русскоязычной газете «Заря Востока» в Тбилиси в 1934-1941 годах?

Он прошел долгий путь, чтобы устроиться на эту работу, был членом Коммунистической партии, окончил Институт журналистики в Москве. Параллельно с учебой работал в «Комсомольской Правде» и «Вечерней в Москве».

Он подробно описывает работу журналиста в СССР. Как НКВД проверяло их биографию. Если на первой полосе газеты были напечатаны портреты Сталина или членов Политбюро, то на второй полосе не должно быть фотографий вообще.

Самыми важными разделами в газете были раздел о Компартии и раздел международных новостей, на все должна была быть получена «директива сверху».

Только редактор отдела и главный специалист имели право читать зарубежную прессу. Все люди, имевшие право читать иностранные газеты, были специально зарегистрированы в отделе печати НКВД.

Лаврентий Берия всего дважды давал интервью журналистам, тогда когда более 20-ти лет, он занимал в Тбилиси очень высокие должности.

В 1936 году, когда баскские футболисты прибыли в Тбилиси, репортерам «Заря Востока» разрешили свободно беседовать с игроками, но ни один из репортеров не знал испанского языка, приходилось использовать переводчика, а тот был сотрудником НКВД.

Были и привилегированные, специальные журналисты, которые имели право записывать интервью с членами Политбюро.

«Офицер вермахта»

Здесь есть и интервью Михаила Кедиа. Его отец, Мелхиседек (Мек) Кедиа, был командиром «Отряда ЧС» МВД еще в период независимой Грузии. Эмигрировал в 19 лет. Затем он активно сотрудничал с нацистским режимом и был офицером подразделения военной разведки вермахта.

В интервью он рассказывает о 1942 году, когда гитлеровские войска уже вторглись на территорию Северного Кавказа. Действуя через своего друга Беришвили он пытался осуществить план, согласно которому Берия должен был объявить Грузию независимой, а Германия обеспечила бы ему личную безопасность.

На момент интервью Кедия находился под наблюдением прокуратуры — в это время во Франции проходил судебный процесс над военными преступниками. Выяснить истинность его истории — дело будущего.


Фрагмент интервью с Михаилом Кедиа. Архив Гарварда

Доступ к архивам

В базе данных Гарвардского университета, множество подобной информации. Это открытые данные и любой желающий может скачать и прочесть их бесплатно. Никто не устанавливает лимит и не ведет счет прочитанным страницам.

Для исследователей в Грузии подобный подход кажется чем-то из мира фантастики.

Здесь доступ к архивным материалам очень дорогой и сложный. В архиве МВД Грузии одна страница копирования, сканирования или даже съемки собственным фотоаппаратом стоит 3 лари.

Можно сделать вывод, что государственные органы, ставящие подобные ограничения, преследуют только одну цель: чтобы как можно меньше исследователей обращались в архив, чтобы архив оставался конторой, которая занимается выдачей узко-информационных справок.