Политика | | | |

Решение ЕСПЧ по августовской войне

21 января, 2021 | Лука Пертаия
Решение ЕСПЧ по августовской войне

После многолетнего обсуждения, 21 января 2021 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по делу августовской войны между Россией и Грузией.

Правительство Грузии обвиняло РФ в нарушении многих прав, предусмотренных Европейской конвенцией прав человека.

Из материала Netgazeti вы узнаете, что означает решение суда и что говорится в постановлении.

Что постановил суд

• 16 голосами против одного, что имела место административная практика, которая нарушила статьи 2, 3 и 8 Конвенции, а именно право на жизнь, запрещение пыток и защиту личности и семьи, а также статью 1 Протокола № 1 Конвенции, которая касается защите собственности;

• Единогласно, что для целей статьи 1 Конвенции Россия несет ответственность за задержание мирных жителей Грузии южноосетинскими силами в Цхинвали в период с 10 по 27 августа 2008 года; Кроме того, имела место административная практика, которая нарушила статью 3, которая касается запрета пыток. Дело касается задержания 160 гражданских лиц Грузии и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения с ними;

• Единогласно, что имела место административная практика, которая нарушила статью 5, которая касается права на свободу и безопасность; Дело касается произвольного задержания мирных жителей Грузии в августе 2008 года;

• Единогласно, что грузинские военнопленные, задержанные южноосетинскими силами в Цхинвали в период с 8 по 17 августа 2008 г., подпадают под юрисдикцию России в соответствии со статьей 1; И 16 голосами против одного, что имела место административная практика, которая нарушила статью 3 (запрет пыток); Дело касается случаев пыток грузинских пленных.

• 16 голосами против одного, что Россия несет ответственность за то, что граждане Грузии не имеют права вернуться в Южную Осетию и Абхазию; 16 голосами против одного, что имела место административная практика, которая нарушила статью 2 Протокола № 4 Конвенции, которая касается свободы передвижения;

• Единогласно, что Россия несла процессуальное обязательство по статье 2, провести «надлежащее и эффективное расследование» не только событий, имевших место после окончания боевых действий (после Соглашения о прекращении огня от 12 августа), но и событий, имевших место во время активной фазы боевых действий (с 8 по 12 августа);

• 16 голосами против одного, что статья 2 была нарушена с процессуальной точки зрения, что подразумевает обязательство провести эффективное расследование предполагаемого нарушения существенной части статьи;

• 16 голосами против одного, что Россия не выполнила свои обязательства по статье 38, которая предусматривает изучение дела;
Единогласно, что вопрос о статье 41, которая предусматривает справедливую компенсацию, «не был готов к принятию решения и поэтому будет полностью отложен».

Правительство Грузии обвиняло Россию в систематическом нарушении прав, предусмотренных многими статьями конвенции.

Интересно, что суд счел нужным разделить события 8-12 августа, то есть события времен активных боевых действий от событий, которые произошли после прекращения огня.

Именно об этом гласит первый пункт решения: суд 11 голосами против шести постановил, что события, произошедшие во время активных боевых действий не попадали под юрисдикцию РФ для целей первой статьи (которая гласит, что стороны будут защищать все права и свободы в своей юрисдикции). Соответственно, суд счел это требование недопустимым.

Однако, суд также счел, что Российская сторона имела эффективный контроль (то есть, фактически) контролировали Южную Осетию, Абхазию и буферную зону от 12 августа до 10 октября — дня вывода российских войск. Также, в последующее время усиленное военное присутствие России и зависимость де-факто правительств Абхазии и ЮО дало повод суду постановить, что фактический контроль Абхазии и ЮО Россией продолжился.

Соответственно, суд постановил, что за события со дня прекращения огня — 12 августа процессуальное обязательство несла Россия.

В разъяснительной части решения суд пишет, что во время боевых операций в международном конфликте невозможно говорить об эффективном контроле:

«Реальность, в которой идет вооруженное противостояние и противоборствующие силы воюют за за контроль над конкретной территорией, предполагает, что над этой территорией нет контроля. Это применимо и к данному случаю, поскольку большая часть битв произошла на территориях, подконтрольных грузинской стороне».

Следует также отметить, что суд единогласно постановил следующее — задержанные 8-17 августа в Цхинвали грузинские заключенные попадают под юридическую ответственность РФ; Россия также несет ответственность за задержание 160 мирных жителей Грузии после конфликта, суд постановил, что, хотя прямого участия российских военных не было выявлено, тот факт, что за граждан Грузии ответственность несла Россия, означает, что последняя также несет ответственность за действия властей Южной Осетии.

Говоря о военнопленных, суд отметил, что хотя прямое участие российских вооруженных сил не было выявлено во всех случаях, тот факт, что военнопленные находились под юрисдикцией России, означает, что последняя также несет ответственность за действия югоосетинских сил.

«Кто начал войну?»

Суд не ответил на этот вопрос, который не был предметом спора. В описании фактов в свою очередь говорится, что война 2008 года последовала за долгим периодом постоянного напряжения, провокациями и инцидентами.

В описании также говорится: «Ночью, в переходной период с 7 по 8 августа грузинские силы начали артиллерийскую атаку на административную столицу ЮО Цхинвали. С 8 августа 2008 года российская пехота вторглась в Грузию из Абхазии и ЮО и вторглась в соседние регионы» — на территории, которые не были спорными и которые контролировались Грузией.