Мнение | |

Политическое будущее Пашиняна — Внутренние и внешние кризисы Армении

28 января, 2021 | Нино Кахишвили
Политическое будущее Пашиняна — Внутренние и внешние кризисы Армении

Армения в 2020 году

Армения в январе 2021 года радикально отличается от себя самой всего лишь год назад. И, хотя сейчас такое можно сказать о многих странах, но именно к Армении это относится в большей степени чем к кому бы то ни было в мире.

В 2020 год страна вступала с огромным оптимизмом. Еще не был исчерпан ресурс харизматической легитимности революционной власти, экономический рост в январе-феврале достигал 9%, и перспективы выглядели радужными для большинства. Во многом это благополучие было видимостью, поскольку упала устойчивость институтов, эффективность управления и качество кадров. В стране росло влияние внешних сил, они становились арбитрами внутриполитического противостояния, и подчиняли себе внутреннюю повестку. Уровень конфликтности в общественных отношениях рос, рос также уровень преступности. Во внешней политике все было неблагополучно; дипломатические отношения со многими странами были подорваны. Регион еще до коронавируса начал приходить в движение: можно вспомнить турецкие действия в Сирии и Ливии, конфликт между США и Ираном и другие события.

Все эти тренды были видны уже в начале 2020 года — и если смотреть с этой позиции, происшедшее становится не таким уж удивительным. В 2020 году Армения испытала разрушительное воздействие пандемии коронавируса, которое, по официальным данным, унесло жизни 3500 человек, а судя по избыточной смертности кроме войны, — 7000 (0.25% наличного населения), что делает страну одной из самых пострадавших от эпидемии стран мира. Уже с весны начался экономический спад, который по итогам года составит, судя по всему, -8.5%; плохие прогнозы и на 2021 год. Особенно сильно сократилось потребление и накопления населения, выросла безработица и подорваны механизмы экономического роста. Наконец, 27 сентября, с нападения Азербайджана на Нагорный Карабах, началась одна из самых ожесточенных войн последнего времени. Всего за 44 дня она унесла по официальным данным, с обеих сторон, 6300 жизней, а по оценкам, основанным на неполных, но свободных от политического влияния данных, эта сумма достигает 10,000 жизней с обеих сторон (соотношение потерь почти равное). С большой вероятностью, после окончательного подсчета смертности за 2020 год, окажется, что Армения впервые с 1944 года столкнулась с естественной убылью населения. Сейчас в стране обсуждается риск того, что как только откроются границы, начнется массовая эмиграция.

Многие говорят о том, что обвалилась конструкция армянской государственности, Армения стала несостоятельным государством и потеряла суверенитет. Так ли это, покажет ближайшее будущее. Но по меньшей мере, Армения стала крайне уязвимой ко внешним вызовам: зона безопасности Нагорного Карабаха обеспечивала военно-политический паритет с Азербайджаном на протяжении 26 лет. Армения содержала огромную армию, достигавшую 2% населения, эшелонированную линию обороны длиной в несколько сотен километров, но сейчас, все это в прошлом.

В этой ситуации начался внутриполитический кризис, поиск виновных в происшедшем, где слабой власти противостоит слабая оппозиция. Многие министры, замминистры, в сумме сотни чиновников высшего ранга подали в отставку. В отставку ушли десятки полицейских, а сотни преподавателей в ВУЗах, адвокатов, представителей творческой интеллигенции, общественных и политических деятелей и даже президент страны, а также Католикос Армянской апостольской церкви, призвали премьера и его правительство уйти в отставку. К требованию отставки присоединились многие муниципалитеты, в том числе практически все города и села Сюникской области Армении. Премьер пытался въехать в регион, но не смог — жители региона преградили ему путь. Однако Никол Пашинян удержался у власти и, несмотря на общественное давление, отказывается уходить. Он считает, что против него выступила элита общества, тогда как народные массы продолжают его поддерживать.

Перспективы на 2021 год. Внешняя политика и конфликт

Морозная погода и новогодний отпуск, хотя и не принесли никому в Армении радости, тем не менее, охладили пыл противостояния. Жизнь внешне возвращается к своему нормальному течению. Это, однако, лишь на поверхности. До сих пор не урегулировано множество вопросов. Азербайджан удерживает, по разным оценкам, порядка 200 пленных, включая военных и мирных жителей. Многие из них подвергаются пыткам. Кроме того, дороги, пастбища и инфраструктура на юге Армении частично оказались под контролем Азербайджана. Надежного сообщения с оставшейся под армянским контролем частью Нагорного Карабаха нет; влияние России там резко выросло, а Армении упало.

Несмотря на то, что война остановлена трехсторонним Заявлением от 9 ноября, ситуация далека от урегулирования. В частности, уже после 9 ноября произошло два инцидента, в которых в сумме было убито 15 армянских солдат. Эскалации не исключены и в будущем. На сегодня, в Азербайджане и Турции активно распространяются карты, на которых территории Армении включены в состав Азербайджана; поводом для этого предполагается объявить компенсацию Азербайджану за ущерб от войны. Уже в январе 2021 года Турция и Азербайджан проводят совместные учения в Карсе, где отрабатывается наступательная операция, ближний бой и совместные действия, что, самым очевидным образом, рассчитано на Армению.

Азербайджан также требует передачи ему части территорий Республики Армения, имеющих не урегулированный статус после 1992 года. Дело в том, что советское административно-территориальное деление предполагало наличие множества анклавов по границе. В начале 1990-ых гг. часть территорий Армянской ССР оказалась под контролем Азербайджана, а Азербайджанской ССР — под контролем Армении. Азербайджан теперь в одностороннем порядке пытается получить то, что по условиям тогдашнего размена осталось у Армении.

Нынешние армянские власти оказались совершенно не в состоянии стабилизировать внешнеполитическую повестку, отношения со многими партнерами остаются нестабильными. Также, в крайне ослабленном состоянии находится армия. Она больше не в состоянии самостоятельно выполнять те задачи, которые она выполняла вплоть до ноября 2020 года.

Армения теперь в большей степени зависит от внешних тенденций. Во властных коридорах есть большие ожидания от прихода Байдена, который уже пересмотрел некоторые параметры внешней политики США на Ближнем Востоке. Власти ожидают поддержки внутри и вовне, а также экономического содействия. Насколько оно будет значительным, это вопрос, учитывая, что средств для стабилизации ситуации нужно много: вероятно, бюджетный дефицит лишь в 2021 году составит 700 млн. долл.

С другой стороны, внешняя безопасность страны зависит от ситуации в России. Будучи постепенно слабеющей и стареющей страной, России все тяжелее справляться с молодой и агрессивной Турцией, особенно в условиях постоянно действующего санкционного давления. Но кроме России Армения не сможет найти другого игрока, стабилизирующего регион Южного Кавказа на поле, а не в заявлениях.

Возобновление горячей фазы Карабахского конфликта в 2021 году не очень вероятно, хотя и исключать его не следует. Азербайджан, с одной стороны не считает конфликт завершенным, с другой — больше не собирается вести переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ, что предполагает обсуждение статуса Нагорного Карабаха, а также возвращения ему части территорий, захваченных Азербайджаном. Это также представляет собой риск с точки зрения региональной безопасности.

Перспективы на 2021 год: внутренняя политика

Несмотря на то, что изначальная волна недовольства, возникшая после капитуляционного заявления 9 ноября, спала на нет, ситуация далека от стабилизации. Подконтрольным Пашиняну парламентом принимаются новые законы, которые позволят преследовать оппонентов, оппозиция в свою очередь, не смирилась с тем, что проигравший лидер останется у власти. Так что внутриполитическая ситуация будет турбулентной на протяжении всего 2021 года.

Есть два крайних сценария, как ситуация может развиваться в ближайшие месяцы. Если ничего не изменится, то Пашинян окончательно консолидирует власть и использует правовые или формальные поводы для разгрома оппозиции, включая массовые аресты. Однако под удар попадет не только политическая оппозиция, но и институты власти, которые не подчиняются премьеру. Это органы местного самоуправления, судебная система, президент. Также, будет серьезное давление на оппозиционные СМИ и Армянскую апостольскую церковь. Все признаки этого уже налицо.

Есть и альтернативный сценарий — победы оппозиции. Власть Пашиняна пока еще не консолидирована и фундаментально слаба, поскольку не имеет легитимности в общественно-политическом поле. В таком случае с большой вероятностью начнется разгром про-пашиняновского большинства; к тем депутатам, которые покинули фракцию в парламенте, добавятся десятки других, возникнут переходные органы, к примеру, временное правительство, а сам Пашинян с большой вероятностью будет вынужден эмигрировать или окажется под судом по обвинению в государственном предательстве и нарушении конституции. Ревизии будет подвергнута вся политика Пашиняна; скорее всего будет восстановлена президентская модель правления.

Вариант консолидации власти в руках Пашиняна на сегодняшний день выглядит более реалистичным. Ему служит разветвленный медиа-аппарат, состоящий из тысяч фальшивых аккаунтов в соцсетях, а также анонимных YouTube-каналов, самым известным из которых является Perfect.tv. Эти каналы имеют сотни тысяч просмотров ежедневно, сообщают лживую и порочащую информацию, оправдывающую оппозицию и обвиняющих всех кроме него. Благодаря им Пашинян, несмотря на то, что имеет меньший охват в вещательных СМИ, полностью доминирует на уровне распространяемой информации.

Социологические опросы показывают, что уровень поддержки Пашиняна на сегодня близок к 40%, что немало, учитывая общую ситуацию. Еще примерно 40% настроены против него, и 20% — не определились, так что общество расколото примерно пополам. Однако из тех, кто настроен против Пашиняна, меньшинство готово поддержать нынешнюю оппозицию, использующую крайне устаревшие технологии мобилизации электората.

Таким образом, в модели противостояния «слабая власть против слабой оппозиции» пока что побеждает слабая власть. Но ситуация непредсказуемая.

Автор: Грант Микаелян (Hrant Mikaelian)


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

© Heinrich-Böll-Stiftung