Мнение |

Как создается национальная идентичность в Абхазии

6 марта, 2019 | Давид Джишкариани
Как создается национальная идентичность в Абхазии

Разум человека не может запомнить все факты и политические события, которые имели место в истории. На протяжении веков общество помнит важные для нее события лишь на протяжении определенного периода.
С прошествием времени, это событие теряет значимость и просто переносится в хронологию исторических событий. Над тем, что мы должны помнить, а что предать забвению, часто “заботятся” политики и элиты, редко — все общество. Контроль над памятью важное оружие в борьбе за политическую власть. Так происходит в мире, так в Грузии и так в Абхазии.

Еще в 1895 году, 14 сентября на первой странице газеты “Иверия” были вести о Крцанисской битве вековой давности. Одесские Грузины писали, что “вместе со всей Грузией молятся за души тех великих героев, которые на Крцанисской долине принесли себя в жертву вере и дорогой родине”. Для уточнения, в это время Грузия политически не существовала и была частью Российской Империи.

Кроме этого, в Крцанисской битве принимала участие вовсе не вся Грузия. Это была война Картли-Кахетинского царства (восточная Грузия, прим.ред.). Однако газету “Иверия”, авторов депеши и редактора Илью Чавчавадзе эти факты не беспокоили, так как дата Крцанисской битвы — национальный символ.

Прошел еще один век и в 1995 году эту дату тускло отметили в признанной ООН и объявившую независимость Грузии. В газете “Республика Грузия” активно печатались статьи историка Алеко Асланишвили о советских репрессиях. Теракт, произошедший 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке сделал этот день ассоциированным с ним и для Грузии.

У абхазов тоже есть своя политика памяти и соответственно, символическая дата, 4 марта — день советизации Абхазии. В 1947 году трое молодых ученых — Георгий Дзидзария, Баграт Шинкуба и Константин Шакрил послали в Москву письмо. Они верили, что этот акт был направлен на восстановление чести абхазской нации. Это время, когда в Абхазии и остальной Грузии на должностях были назначены люди, приближенные к Лаврентию Берия и они и “решали” все проблемы. Амбициозный Акакий Мгеладзе был первым секретарем обкома Абхазии и проявлял в регионе активность, у него были дальше идущие планы.

Рожденный в Абхазии Петре Шариа работал в ЦК Компартии Грузии, руководил отделом пропаганды и идеологии. Лаврентий Берия, родом из абхазского села Мерхеули был в Кремле. Это были люди, хорошо знавшие возникшую в Абхазии ситуацию. В такой обстановке отправка протестного письма молодыми учеными, была как гром средь ясного неба.

Шакрили, Шинкуба и Дзидзария вместе с восстановлением абхазских школ требовали вернуть Абхазам национальный символизм. Под этим подразумевается поддержка фольклорных ансамблей, радиовещание на абхазском языке и т.д.

Одним из важных требовании было праздновать день советизации в Абхазии 4 марта, а не 25 февраля. Несмотря на то, что в местной прессе внимание дате 4 марта всегда уделяли, для ученых этого было недостаточно, так как все было представлено как советизация части территории Грузии.

Ознаменование [советизации] 4 марта значило дистанцирование от 25 февраля и нарратива Советской Грузии; демонстрацию того, что они другие и не разделяют с Грузий общую историю.

После войны 1992-1993 годов 4 марта потеряло для Абхазов функцию первоочередного национального праздника. Более важными датами для национальной памяти стали 27 сентября — день “Освобождения Сухуми” и 30 сентября — “День победы”.

Трансформации 4 марта помогли еще два важных факта. 4 марта 2005 года скончался Владислав Ардзинба, первый Президент Абхазии. Человек, который считается основоположником Абхазской государственности. Отмечать день его смерти было бы неловко. Пришедший после него во власть Сергей Багапш тоже родился 4 марта.

Несмотря на то, что в этот день молодежь часто чтит цветами памятники Нестора Лакоба и Ефрема Эшба, дата уже не является главным символом, отражающим национальную идентичность.

Все дошло до того, что сухумской улице им. «4-е марта» решили поменять название. Согласно проекту, носить имя 4 марта будет сегодняшняя улица Марухи, а нынешняя улица 4 марта получит имя Фазиля Искандера.

Отар Чиладзе в своих записях отмечает, что на каком языке писатель пишет, той он национальности. Фазиль Искандер очень интересен под этим углом, все его работы написаны на русском языке, но в абхазском национальном нарративе он первый и величайший абхазский писатель, а его популярную работу “Сандро из Чегема” считают важнейшим национальным произведением.

Ведением политики памяти в Абхазии, она еще дальше отдаляется от существующего или сформировавшегося национального нарратива Грузии. Переименование улицы 4 марта вовсе не значит, что от абхазского национального нарратива отказались. В то время, как в Грузии 25 февраля день российской оккупации, 4 марта здесь — день освобождения от меньшевистской оккупации. Кстати, Фазиль Искандер в своем произведении для изображения не наших, неабхазов и чужих использует слово “Эндурцы”. В первой же главе таковыми являются меньшевики-Грузины.

В Грузии, где политическая элита рассуждает о декларированном мире и братстве, забывают самое главное. Национальная идентичность, которая формируется в Грузии, радикально отличается от той, что существует в Абхазии. Эти идентичности не сближают, а отдаляют общества.


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

© Heinrich-Böll-Stiftung