Политика | | |

Насколько опасны «Том и Джерри»? — вопросы к новому закону о вещании

27 августа, 2020 | Нино Чичуа
Насколько опасны «Том и Джерри»? — вопросы к новому закону о вещании

«Том и Джерри» — один из самых старых и тем не менее один из самых популярных детских мультфильмов.

В 2016 году повесть о коте, с переменным успехом гоняющегося за мышонком привлек внимание руководителя Государственной информационной службы Египта Салаха Абделя Садека. Он нашел связь между мультфильмом и ростом насилия и экстремизма в арабском мире.

Как не странно, теперь вопрос об опасности «Тома и Джерри» грузинские вещатели задают Национальной комиссии по коммуникациям (GNCC). Причина — новый кодекс о правах детей.

Новые запреты и регуляции

20 сентября 2019 года парламент Грузии принял «кодекс о правах детей». В силу он вступит в первого сентября 2020 года.

Изменения вошли в 21 нормативный акт, в том числе в закон о вещании и электронных коммуникациях. Теперь в медиа и интернете ограничивается распространение материалов «содержащих угрозу для детей».

Без дисклеймера о возрастном ограничении и в определенное время суток законом запрещается распространять материал «не соответствующий возрасту ребенка и тормозящий его развитие и становление независимой, социальной ответственной личностью».

В комиссии полагают, что для тех, кому нет 18 лет, неподобающей является программа, содержащая:

  • Графическое изображение полового акта, сексуальной сцены или сексуального насилия;
  • Сексуальную сцену, в которой участвует несовершеннолетнее лицо;
  • Похабные или насильственные действия, которые несовершеннолетний может легко повторить;
  • Крупные планы сцен насилия [исключение — комедийный, исторический, фантастический и образовательный жанр];
  • Сцену, которая содержит употребление наркотических веществ или показ правил их употребления, а также приготовление и оправдание или поддержка подобных действий;
  • Оправдание употребления табака или алкоголя;
  • Объяснение, как можно изготовить наркотическое вещество или средство для инъекции;
  • Сцену с пропагандой нанесения себе телесных травм или суицида и описывающая процесс этих действии или средство их исполнения;
  • Сцену, в которой легкодоступный бытовой предмет — нож, топор и другие, используются для нанесения травм или убийства;
  • Сцену, в которой играют в азартные игры, их популяризация и создание впечатления, что в азартных играх можно легко выиграть;
  • Информацию, положительно оценивающая преступное действие или идеализирующую криминал;
  • Оккультизм и подобное.

Кроме вышеперечисленного устанавливается и то, что не следует смотреть несовершеннолетним в возрасте до 15 лет:

  • Наготу в сексуальном контексте, сексуальюную сцену или графическое изображение сексуальной сцены;
  • Нецензурную брань, кроме тех случаев, когда это оправдано контекстом;
  • Терминологию, связанную с наркотическими веществами или их употреблением.

Детям до 12 лет по новому закону вовсе не следует смотреть материалы с нецензурной бранью, а детям до 7 лет материалы, которые могут оказать «сильное негативное эмоциональное воздействие».

Теперь у каждого вещателя появляется обязательство:

  • С шести утра до полуночи не показывать материал, неприемлемый для просмотра несовершеннолетним до 18 лет;
  • С 6 до 23 часов часов не показывать материал, неприемлемый для просмотра несовершеннолетним до 15 лет;
  • С 6 до 21 часов часов не показывать материал, неприемлемый для просмотра несовершеннолетним до 12 и 7 лет.

Если существует высокий общественный интерес, показывать такие программы можно, но с ясным предупреждением, что есть неприемлемые для несовершеннолетних материалы.

Предупреждение должно быть текстовым и вербальным. На протяжении всей программы на экране должен быть специальный предупредительный знак

Часть перечисленных регуляции действовала и раньше. Однако, жалобы на их нарушение рассматривал орган саморегулирования вещателя.

Теперь в роли надзирателя будет выступать Национальная комиссия по коммуникациям. Регуляции помимо телевидения распространяются на интернет и «программируемые сетевые носители».

Вопросы нарушения комиссия сможет рассматривать по своей инициативе или по запросу заинтересованного лица. За первое нарушение полагается штраф и обязательство его устранения. В случае, если за год вещателя вновь признают виновным — приостановка действия лицензии или вовсе ее отмена.

Позиция вещателей

У вещателей к новому закону много вопросов. Например, для детей до 7 лет неприемлемым считается «художественный, документальный или мультипликационный фильм со сценой или сюжетом, оказывающим негативное эмоциональное воздействие»:

— «Может ли оказать такое воздействие мультфильм «Бемби», в которой у косули убивают мать и будет ли его показ нарушением закона?», — вопрошают вещатели.

Телекомпании «Мтавари Архи», «Кавкасия», «ТВ Пирвели» и «Формула» обратились к комиссии по коммуникациям, парламенту страны и председателю комитета по защите прав человека Софо Киладзе.

В обращении они отмечают, что в новых нормах многим терминам не даны детальные объяснения и интересуются, кто составлял и где можно найти критерии, которые должны соблюдать СМИ.

У вещателей есть и другие вопросы:

  • Касаются ли регуляции информационных выпусков, в которых часто освещается криминал и будет ли считаться нарушением трансляция акции [или митинга] в 16:00, где имело место насилие?
  • Можно ли считать, что фильм «Ромео и Джульетта» пропагандирует самоубийство и не должен показываться в 22 часа?
  • Будет ли нарушением показ условного «Тома и Джерри», в которой бытовые предметы используются для причинения вреда?

Вещатели также отмечают, что новый закон является совершенно непонятным и невнятным, ибо юридические толкования норм не представлены. Например не указано, что подразумевается под нецензурной бранью. Телекомпании считают, что под видом защиты детей административным органам дается возможность контролировать редакционную политику СМИ и указывают на то, что создается угроза для свободы слова и выражения.

Вещатели заявляют, что не выступают против защиты прав детей, но не хотят, чтобы при этом ограничивалась свобода слова, особенно в предвыборный период.

— «Защиту прав детей нельзя полностью возложить на вещателей — существует мировая практика, то бишь родительский контроль».

Интернет-регуляции

Механизм родительского контроля предусмотрен и в интернет пространстве. Тем не менее, новый закон ограничивает распространение информации во всемирной паутине:

  • При выкладывании информации в интернет становится обязательным присваивать им соответствующую возрастную категорию;
  • Допускать на веб-сайты с «неприемлемым контентом» можно будет лишь после регистрации физического лица.

Кроме того, комиссия планирует создать специальный рейтинговый список «опасных сайтов» и указывать, для какой категории пользователей он предназначен. Определять категорию и сообщать ее комиссии придется владельцам сайтов.

Затронули и провайдеров — им поручено разработать механизм, которым на основании рейтинга заблокируют доступ к сайту для детей.

За размещение «опасной информации» с нарушением правил предусмотрен штраф — в первый раз 1000 лари [около 300 долларов США], во второй — 3000 [почти 1000 долларов].

Правила распространяются на физические и юридические лица, которые предоставляют интернет-услуги или размещают на сайте аудиовизуальный материал.

Расплывчатость закона и недоверие к комиссии

«Закон дает возможность настолько широкой интерпретации, что если следовать ему дословно, будет невозможно что-либо показывать и размещать», — считает исполнительный директор Хартии журналистской этики Грузии Мариам Гогосашвили.

«Комиссия уже годы пытается влезть в контент вещателей и перенести ряд вопросов из сферы саморегулирования в «законное регулирование». Проблемным является невнятность норм — комиссии дается возможность широко их интерпретировать. Все это вкупе вызывает подозрение, что комиссия попытается злоупотреблять своими полномочиями», — отмечает она.

На невнятность норм также указывает парламентский секретарь общественной организации «Ассоциация молодых юристов Грузии» Ника Свимонишвили. Он говорит, что в зависимости от вещателя один и тот же случай комиссия может интерпретировать по разному, а нынешнюю редакция закона никак нельзя оправдать:

«Защищать права детей обязательно надо, но для этого следует принимать максимальное понятные законы. Для медиа должно быть заранее известно, что подразумевается под опасным для детей материалом. Например, в законе сказано, что нельзя показывать насилие, а во многих детских мультфильмах оно присутствует», — заявляет он.

Иск в конституционный суд

По просьбе вещателей общественная организация «Демократическая инициатива Грузии» [GDI] работает над иском в конституционный суд Грузии. Цель — приостановить вступление закона в силу.

«Конституционный суд ранее истолковал, что у комиссии по коммуникациям нет никакого права ограничивать и регулировать контент медиа, поскольку ограничение содержания является самой тяжкой формой вмешательства [в свободу слова].

Новые нормы законодательства противоречат именно этому толкованию. Комиссии дается возможность под мотивом защиты прав детей ограничивать содержание информации.

Мы считаем, что из-за этого решения у КС есть возможность добится признания большей части этих норм, грубо нарушающих свободу выражения, не соответствующими конституции. Подготовим иск и попытаемся до сентября обратится в суд», — рассказал Netgazeti директор программы стратегических судопроизводств «GDI» Эдуард Марикашвили и добавил, что в последнее время решения комиссии нацелены на ограничение медиа и свободы слова в пользу правящей партии «Грузинская мечта» миллиардера Бидзины Иванишвили.

Представители общественного сектора также отмечают, что в условиях переходной демократической системы ставить под вопросом свободу слова — большой риск и призывают парламент с комиссией по коммуникациям до оглашения результатов парламентских выборов объявить мораторий на вступление закона в силу.

Дабы представить точку зрения обеих сторон, Netgazeti обратился за комментарием к Софо Киладзе и комиссии. Однако, они не захотели разговаривать на эту тему.

Соответственно, остается ясным, какие действия власть планирует предпринять в дальнейшем.