Политика | |

Две трети мажоритарных кандидатов правящей «Грузинской мечты» занимаются бизнесом

11 сентября, 2020 | НЭТГАЗЕТИ
Две трети мажоритарных кандидатов правящей «Грузинской мечты» занимаются бизнесом

11 сентября 2020 года Transparency International Georgia [TI] опубликовала отчет по бизнес-деятельности мажоритарных кандидатов и членов их семей. В него вошли данные по участию компаний кандидатов в государственных закупках и приватизации государственного имущества (за период с 2012 года по 20 августа 2020 года), политические пожертвования, сделанные этими людьми, и их бизнес-партнерами, декларации об имуществе бывших государственных служащих, выдвинутых в качестве кандидатов.

Основные выводы:

Более половины мажоритарных кандидатов «Грузинской мечты» — 19 из 30 — занимаются предпринимательской деятельностью (сами или члены их семьи). Эти 19 человек связаны с 186 компаниями.

Из 30 мажоритарных кандидатов, 14 лично сделали пожертвования «Грузинской мечте» в 2012-2020 годах. Сумма пожертвований «Грузинской мечте» составили 740,826 лари [около 250,000 долларов США по кросс-курсу инвалюты].

Этими кандидатами являются: Бека Одишария, Георгий Вольский, Леван Кобиашвили, Гоги Мешвелиани, Заал Дугладзе, Самвел Манукян, Гоча Энукидзе, Паата Квижинадзе, Бежан Цакадзе, Гиви Чичинадзе, Заза Ломинадзе, Ираклих Хаканидзе, Ираклих Хаканидзубик и Ираклих Чичинадзе.

Крупные политические пожертвования сделали и бизнес-партнеры мажоритарных кандидатов, занимающиеся предпринимательской деятельностью. В целом кандидаты, члены их семей и деловые партнеры пожертвовали «Грузинской мечте» 3,702,826 лари в 2012-2020 годах .

Крупнейшими донорами среди мажоритарных кандидатов (включая членов семьи и деловых партнеров) являются: Гоча Энукидзе — 1,254,000 лари; Заал Дугладзе — 990,000 лари; Ираклий Хахубия — 458,000 лари; Давид Сонгхулашвили — 340,000 лари; и Бежан Цакадзе — 320,000 лари.

Компании, имеющие связи с 8 кандидатами, занимающимися предпринимательской деятельностью, имеют опыт участия в государственных закупках.

В целом в 2012-2020 годах эти компании получили 4,364,109 лари в рамках тендеров и упрощенных закупок (623 450 лари в рамках тендеров; 3,740,659 лари в рамках упрощенных закупок).

В приватизации государственной собственности приняли участие 6 мажоритарных кандидатов (Давид Сонгхулашвили, Бека Одишария, Заал Дугладзе, Гоча Энукидзе, Заза Ломинадзе и Ираклий Хахубия): в 2013-2020 годах они или их компании купили недвижимость за 8,758,300 лари и акции госпредприятий на 2,210,000 лари.

Что касается двух кандидатов (Давида Сонгхулашвили и Ираклия Хахубиа), связанные с ними компании получили госфинансирование в рамках программы «Производи в Грузии» с общим объемом инвестиций в 12,646,900 лари.

Шесть из 30 кандидатов не занимаются предпринимательской деятельностью и не делали политических пожертвований. Это Созар Субари, Нодар Турдзеладзе, Давид Сергеенко, Шалва Кереселидзе, Заур Даргали и Нино Лацабидзе.

Шесть кандидатов «Грузинской мечты», баллотирующихся в мажоритарных округах, ранее пожертвовали деньги «Единому национальному движению» в 2012 году. Это Бека Одишария, Давид Сонгхулашвили, Гоча Энукидзе, Заал Дугладзе, Ираклий Хахубиа и Анзор Болквадзе.

Из 30 кандидатов, участвующих в одномандатных окружных выборах, 17 являются действующими или бывшими государственными служащими, подавшими декларации об имуществе в 2019-2020 годах. В последних заполненных декларациях были выявлены следующие нарушения:

Пять кандидатов заявили не полностью или вовсе не сообщили о компаниях, которыми владеют они и/или члены их семей: Давид Сонгхулашвили, Александр Моцерелия, Анзор Болквадзе, Ираклий Хахубиа и Ресан Концелидзе .

В шести случаях государственные служащие не передавали права управления принадлежащими им акциями, компании другому лицу. Помимо того, что это нарушение закона, это также указывает на то, что эти государственные служащие не отказались от управления своими акциями даже формально. Это Леван Кобиашвили, Давид Сонгхулашвили, Самвел Манукян, Ираклий Хахубиа, Гоча Энукидзе и Ираклий Кадагишвили .

Transparency International Georgia отмечает, что не может проверить, продолжают ли свою деятельность компании, упомянутые в этом исследовании, поскольку информация, необходимая для установки активности компаний, является налоговой тайной.