Наші серця — з Україною

Новости

Глава движения «Shame Movement» обвиняет полицейских в избиении

19 мая, 2022 • 3358
Глава движения «Shame Movement» обвиняет полицейских в избиении

Руководитель движения «Shame Movement» Гиорги Мжаванадзе обвиняет полицию в физическом насилии. По его словам, 17 мая в отделении полиции №9 района Глдани-Надзаладеви он подвергся физическому насилию со стороны правоохранителей.

Звонок полицейского

Мжаванадзе рассказывает, что 15 мая ему позвонил сотрудник полиции и сказал, что на его имя имеется письмо, которое нужно получить в отделении. Активист объясняет, что речь идет о постановлении в суда, согласно которому он был оштрафован на 2800 лари в связи с арестом на акции 7 марта. Мжаванадзе инкриминировали обвинение в сопротивлении полиции.

«Странно то, что передать постановление поручили полиции. Как правило, этим занимается почта и у неё есть два месяца, только после этого постановление передается полиции. При этом, с его принятия не прошел и месяц. Из почты ко мне не приходили», — отмечает активист.

Что произошло в участке

17 мая, около в 17:00 часов вечера, Мжаванадзе по его словам решил заехать в полицию и связался со звонившим ему ранее сотрудником. Тот подтвердил, что ожидает его. По прибытии в участок Мжаванадзе вновь позвонил, но полицейский сказал, что вышел и попросил подождать.

«В отделении были свободные стулья для ожидающих, вот я и сел. В этот момент подошел дежурный Анзор Гулия, с неприязнью меня глянул и спросил, почему я здесь сел. Я ответил, что жду вызвавшего меня полицейского».

Далее приводится диалог написанный со слов Мжаванадзе:

— [Полицейский Анзор Гулия, далее — «П»]: Кто тебя вызвал?

— [Гиорги Мжаванадзе, далее «Г»]: Не знаю, позвонил какой-то полицейский.

— П: Для тебя полицейский — это «какой-то»?

— Г: Не знаю, как его зовут. Есть номер телефона, могу показать.

— П: Встань и по-быстрее выходи, жди снаружи.

— Г: Почему? Он сам велел подождать. К тому же, я гражданин, не вам одним принадлежит это здание. Оно принадлежит народу и я имею права ждать здесь.

— П: Здесь нельзя находиться с телефоном.

— Г: Уберу в карман и подожду.

— П: Нет, здесь вообще нельзя с телефоном, выходи.

— Г: Хорошо, я сдам его в ваше хранилище и подожду.

По словам активиста, он не собирался выходить, после чего полицейские взяли его за руки и грубо вывели к выходу.

«Я не оказывал никакого сопротивления», — подчеркивает Мжаванадзе и добавляет, что попытался достать из кармана телефон, чтобы заснять происходящее. «Я попытался занять дистанцию для съемки и высвободиться движениями плеч», — пишет он.

Как рассказывает активист, это не понравилось полицейским и один из них спросил, почему его не задерживают и призвал его задержать. После этого, вспоминает Мжаванадзе, его затащили обратно в участок и положили лицом в пол.

«Я кричал, что повинуюсь, не оказываю сопротивления и просил так не со мной не обращаться, не волочь. Бессмысленно: один держит за затылок, другой за одну руку, еще другой — за вторую. Один держал мою ногу и выкручивал её. Я почувствовал сильную боль и закричал, что ломают ногу. Они продолжили задержание в тойже форме. При этом все они материли меня, как им фантазия позволяла. За спиной с силой закрепили наручники, чтобы я почувствовал боль», — заявляет Мжаванадзе.

«Сижу в наручниках и меня бьют»

Вскоре, вспоминает Мжаванадзе, к нему подошел замначальника отделения Давид Канкава и спросил: «Как ты посмел назвать полицейского «каким-то», хам?»

После, рассказывает Мжаванадзе, последовали два сильных удара в голову.

«Это был шок. Я вообще не ожидал… Днем, я сижу в наручниках в фойе и меня бьют в лицо».

На этом побои не прекратились. По словам активиста, его оскорблял и бил не один, а много полицейских.

«Один раз ударили рядом с ухом. В правом ухе начался звон, который не прекращался два дня. Сейчас он то проходит, то возвращается».

Мжаванадзе рассказывает, что попытался найти в отделении камеры, но нигде их не нашел. Он подчеркивает, что ни разу даже словесно не оскорблял избивавших его полицейских, но повторял, что они преступники.

При этом, Мжаванадзе приводит слова одного из полицейских, который угрожал ему сексуальным насилием:

«Я здесь работаю 14 лет, я и вор [в законе — ред.], и «старый парень» [так называют мужчин, ведущих жизнь по «понятиям» — ред.] и полицейский».

Активист также заявляет, что полицейские угрожали ему повторной расправой:

«Говорили, что встретятся со мной без формы и вы**ут мою мать [т.е., в то время, когда они не исполняют служебные обязанности — ред.], что знают где я живу, что я нигде не спрячусь».

Протокол случившегося, по словам Мжаванадзе, под диктант «опытных» сотрудников составлял молодой полицейский, который вообще не принимал участие в его задержании.

«Когда он писал, я сказал ему, что они его используют как лжесвидетеля, что ему придется дать показания в суде, что лжесвидетельство является уголовным преступлением. Он испугался, посмотрел вверх, проверил камеры и убедившись, что их нет, спокойно продолжил писать».

После завершения написания протокола, вспоминает Мжаванадзе, его перевели в изолятор в районе Загэс.

В МВД Грузии заявляют, что Мжаванадзе был задержан за нарушение статьи 173 КоАП Грузии (неподчинение законному требованию сотрудника правоохранительных органов).

В Специальной следственной службе (занимается расследованием преступлений правоохранительных органов) заявили, что следствие ведется по статье 333 УК Грузии — превышение полномочий и насилие во время исполнения служебных обязанностей.

Правила перепечатки