Мнение | |

Как система здравоохранения Армении справляется с эпидемиологической ситуацией

11 июня, 2020 | НЭТГАЗЕТИ
Как система здравоохранения Армении справляется с эпидемиологической ситуацией

По состоянию на 7 июня, число инфицированных в Армении превысило 13 тысяч и теперь заметно больше, чем и в Грузии, и в Азербайджане. Причем в пересчете на душу населения эта разница еще больше, поскольку Армения меньше этих стран.

Ситуацию усугубляет то, что в отличие от соседей, в Армении большая часть инфицированных – активные, тогда как в Грузии и Азербайджане больше половины выздоровели.

В Армении зарегистрировано инфицированных 8’943, тогда как в Азербайджане их 3’406, а в Грузии всего 116. То есть каждые три из четырех инфицированных на Южном Кавказе проживают в Армении.

Однако это не все: в последние дни количество инфицированных заметно выросло и Национальный Центр по Предотвращению Заболеваний не в состоянии тестировать всех.

К примеру, 6 июня было проведено 2’497 тестов, из которых 766 дали положительный результат, и это соотношение (около трети) сохраняется уже на протяжении довольно долгого времени.

Это ставит вопрос относительно того, насколько система здравоохранения способна справляться с притоком инфицированных. Этот вопрос тем более легитимен, что мы уже понимаем — далеко не все инфицированные были в реальности зарегистрированы.

В частности, соотношение положительных и отрицательных тестов в Армении сейчас составляет 1 к 2, тогда как в Грузии это примерно 1 к 100 или меньше.

Министр здравоохранения Арсен Торосян еще 19 мая заявил, что бессимптомных пациентов, а также тех у кого легкие симптомы (в том числе пневмония, но не очень запущенная), больше принимать в больницы не будут. Их будут при необходимости консультировать врачи из поликлиник.

У кого симптомы не выражены также перестали тестировать, поскольку тестов не так много, к тому же, способность лабораторий проводить тесты ограничена примерно 2000 в день.

В Грузии Арсен Торосян стал известным после своего недипломатичного высказывания о том, что его ведомство по-прежнему лучше справляется с ситуацией, чем грузинское. Потом за него перед Грузией извинились его коллеги.

В Армении все понимают, что Торосян был неправ: очевидно, что Грузия справилась с эпидемией, а Армения – нет. Причем не справилась Армения именно из-за неэффективности политического руководства, а не системы здравоохранения, которая, просто вынуждена была справляться с куда большим потоком из-за неэффективно организованных карантинных мер.

В действительности и Торосян не хотел обижать грузинских коллег, просто он хотел оправдаться перед населением за то, что предотвращение эпидемии провалено, а грузинский пример в этом смысле очень показателен.

Вернемся к ситуации с системой здравоохранения Армении. Когда принималось решение о снятии большинства ограничений в два этапа – 4 мая и 18 мая, пациентов начали массово выписывать, в том числе тех, кто еще не выздоровел, но чей прогноз был положительным. За неделю с 15 по 21 мая выписали 1208 пациентов. Для сравнения, за неделю с 28 мая по 3 июня было выписано почти в 7 раз меньше людей.

Рост числа зарегистрированных инфицированных в последние три недели превышал 400 случаев в день с пиком в 766 случаев за 6 июня. Это сопоставимо с общим числом переболевших COVID-19 в Грузии за все время пандемии. Такой единовременный рост не может не создавать огромного давления на систему здравоохранения. При этом, в этом числе уже заведомо нет легко больных или асимптоматичных, так что это давление еще сильнее.

31 мая в Армении было, по заявлению министра здравоохранения 495 тяжелобольных, 55 из которых находились в крайне тяжелом состоянии. Это на данный момент предел системы здравоохранения по приему пациентов с COVID-19 в отделения интенсивной терапии.

К примеру, 7 июня число тяжелобольных составляло 497 человек, из них уже 94 были в крайне тяжелом состоянии. Если предположить, что соотношение тяжелобольных и крайне тяжелых пациентов должно быть стабильным, то число тяжелобольных в реальности должно быть больше зарегистрированного примерно на 200-250 человек.

6 июня это признал и премьер-министр Пашинян. Он заявил, что 200 человек не могут получить помощь из-за нехватки койко-мест в реанимации. По его словам, три человека скончались из числа тех, кого можно было бы в ином случае спасти.

В общей сложности в Армении за время пандемии и до 7 июня включительно скончалось не менее 285 человек, из которых 211 были зарегистрированы как умершие непосредственно от коронавируса, 72 – как умершие с коронавирусом, но от осложнений, вызванных другими болезнями, и еще по меньшей мере двое (оперная певица и актриса) скончались от коронавируса, но не были зарегистрированы и информация об этом попала в СМИ.

Можно заключить, что с 19 мая система перестала регистрировать всех инфицированных, а с 1 июня система уже перестала принимать всех нуждающихся в госпитализации и интенсивной терапии. Это можно назвать коллапсом системы здравоохранения. Однако в действительности, этот коллапс временный.

Сейчас идет процесс подключения к работе частных клиник и других государственных больниц. В течение некоторого периода можно ожидать, что число пациентов, которых система здравоохранения сможет обслуживать, заметно вырастет.

В то же время, возникает необходимость сдерживать распространение коронавируса и добиваться «выпрямления кривой», раз уж предотвратить эпидемию, как в Грузии, не удалось. Для этого, началась активная пиар-кампания по обязательному ношению масок, социальному дистанцированию, но без того, чтобы вновь «закрыть» экономику.

После открытия общественного транспорта скорость инфицирования заметно выросла, но факты показывают, что рост числа инфицированных в последние дни начал замедляться.

Этому могут способствовать следующие факторы:

  1. Рост температуры и интенсивности солнечного излучения, что не предотвращает, но замедляет распространение вируса.
  2. Информирование населения со стороны правительства, активное внедрение масок, шельмование тех, кто маски не носит. Как следствие, маски носят действительно все, и все стараются изолироваться от других по возможности.
  3. Осознание населением опасности, поскольку теперь уже у каждого есть знакомый, инфицированный COVID-19, а некоторые даже знают погибших.
  4. Ограниченные карантинные меры: закрытие некоторых городов и сел по мере необходимости, а также регулярное закрытие предприятий, где произошла вспышка вируса.
  5. Общеобразовательные учреждения по-прежнему закрыты.

Таким образом, Армения адаптируется к высокому эпидемиологическому фону и стремится погасить вторую волну без объявления карантина. По оценке правительства, новый карантин будет губительным для экономики и поэтому было окончательно объявлено, что внедрять его не будут.

Остается лишь один вопрос – удастся ли подобными мерами реально погасить вспышку без того, чтобы останавливать экономику?

Этот вопрос не имеет однозначного ответа. К примеру, на данный момент мы знаем, что к началу мая в Стокгольме 7,3% населения имели антитела к коронавирусу, а в других регионах Швеции их число составляло около 4%.

Таким образом даже Швеция еще очень далека от коллективного иммунитета. В то же время, социальное дистанцирование помогает погасить волну даже без карантина, хотя это и происходит медленнее.

Никто точно не знает, сколько в действительности инфицированных в Армении. Премьер-министр предположил, что их число уже достигло ста тысяч, тогда как моя модель показывает, что их не более 75 тысяч.

С большой вероятностью, это число в реальности еще ниже. Как следствие, Армения может также погасить волну без достижения коллективного иммунитета, а кратковременный кризис системы здравоохранения в начале июня все еще может быть преодолен к концу месяца. Однако это все уже только возможные сценарии.

Автор: Грант Микаелян (Hrant Mikaelian)


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

© Heinrich-Böll-Stiftung