Политика | | | |

20 июня — урок, также и для России

20 июня, 2020 | Нино Чичуа
20 июня — урок, также и для России

«Перемотав время вспять, я сделал бы все, дабы депутат Сергей Гаврилов никогда не садился в кресло председателя парламента Грузии», — посетует годом спустя, после событий 20 июня, лидер парламентского большинства правящей партии «Грузинская мечта» Мамука Мдинарадзе.

С этого ракурса стало ясно, что эмоция грузинского общества и ответ на говорящего на русском языке депутата госдумы РФ с президиума грузинского парламента изменит не только внутренние политические процессы, но и будет явным посылом для России.

Чему урок 20 июня научил с одной стороны Москву и политические силы, которые, несмотря на оккупацию, делают ставку на добрососедские отношения с Россией? Какое влияние случившиеся оказало на отношения Грузии и России?

Депутат госдумы Гаврилов в кресле председателя парламента Грузии

«К сожалению, организаторы международного форума допустили очень серьезную ошибку», — заявляет спецпредставитель премьера и главный переговорщик с Россией Зураб Абашидзе и добавляет, что после эту ошибку признали сами организаторы и правительство «Грузинской мечты» в целом.

— «За этой ошибкой последовала искренняя и очень резкая реакция нашего общества — народ вышел на улицу, была протестная манифестация. Однако, потом этой ситуацией воспользовались деструктивные силы и перевели процессы в насильствинные действия. Чем все это закончилось, хорошо известно», — заявляет Абашидзе.

Оппозиция и гражданские группы, стоящие за акциями на этот вопрос смотрят по другому. По их мнению, как на приглашение депутата госдумы Гаврилова, так и на события 20 июня вся ответственность лежит на правительстве.

Последующие события — решение о прекращении прямых рейсов со стороны России, по словам Абашидзе, нанесли ущерб туристическому сектору страны на 350 миллионов долларов США.

Нестабильность российского рынка не в «новинку». Абашидзе рассказывает, что «Грузинская мечта» лишь приоткрыла дверь для торговых отношении, а нестабильность рынка является частью бизнес-игр для тех, кто готов идти на такой риск.

«У событии 20 июня был свой политический эффект и сейчас, по прошествии времени, наверно, еще нагляднее можно увидеть картину произошедшего, во что это вылилось после. Можно было избежать всего этого и не иметь таких последствий», — считает спецпредставитель.

Как российский депутат оказался в грузинском парламенте

Правительство Грузии предварительно не рассчитало, что визит депутата госдумы РФ и его усаживание в кресло председателя грузинского парламента станет причиной массового протеста. Постфактум попыталось выставить все как «протокольную ошибку». Заявили, что было соглашение, по которому заседание должен был вести генсек ассамблеи Андреас Михаилидис, а не ее президент Сергей Гаврилов.

Руководитель грузинской делегации в ассамблее Закария Куцнашвили нашел «виновника» в технической службе парламента и указал на звукооператора, который в то же время, отец гражданского активиста Гиги Макарашвили и уже десятилетия работает в парламенте.

На вопрос Netgazeti об инициаторе проведения сессии ассамблеи в Грузии, еще тогда Куцнашвили ответил «Мы, грузинская сторона, требовали этого шесть лет».

Представители правящей партии считали, что проведение такого международного форума в Тбилиси «вопрос престижа». В 2019 году, Грузия внесла в ассамблею членский взнос в 30,27 тысяч лари (более 10’000 долларов США).

Председатель парламента Грузии Кобахидзе и депутат госдумы Сергей Гаврилов

Генеральная ассамблея торжественно открылась 19 июня 2019 года, в дворце государственных церемонии в Авлабари на фоне протестных акции.

К собравшимся обратился с речью председатель парламента Ираклий Кобахидзе, а во время выступления Гаврилова, посол Украины в Грузии Игорь Долгов, покинул церемонию в знак протеста.

До этого, оппозиция в лице «Единого национального движения» и «Европейской Грузии» потребовала не пускать членов российской делегации в Грузию и объявила ассамблее бойкот.

Лидер парламентского большинства Арчил Талаквадзе и депутат Закария Куцнашвили, в свою очередь, обвинили оппозицию в изоляционизме и попытке дискредитации международного мероприятия.

Тогдашним председателем парламента Ираклием Кобахидзе был подписан рабочий план 26-ой генассамблеи Межпарламентской ассамблей православия, в котором были прописаны организационные вопросы — встреча гостей в аэропорту, их обеспечение охраной, приготовление здания парламента для проведения генассамблеи и другое, даже перенос компьютеров с трибуны в центре президиума (место председателя заседания).

В президиуме поставили два кресла. Согласно распорядку дня, до ознакомления генсеком ассамблеи ее деятельности, должны были прозвучать вступительные речи.

20 июня Сергей Гаврилов вел заседание на протяжении одного часа, а во время перерыва спикерат заняли члены «Единого национального движения» и «Европейской Грузии» и сорвали заседание.

Параллельно началась протестная акция у здания парламента. После этого, представители правящей партии заявили, что проведение в парламенте ассамблеи — «возмутительная ошибка», а депутат Куцнашвили извинился перед обществом.

На акции требовали отставку министра внутренних дел Георгия Гахария, председателя парламента Ираклия Кобахидзе и руководителя Службы госбезопасности (СГБ) Вахтанга Гомелаури, а также проведение парламентских выборов 2020 года по полностью пропорциональной системе распределения мандатов.

По причине неисполнения требований, часть лидеров оппозиции призвала протестующих войти в парламент и занять здание. В это же время произошло столкновение между частью митингующих и правоохранителями.

20 ივნისის მოვლენების ქრონოლოგია

? 20-21 ივნისის მოვლენებიდან ერთი წელი გავიდა.▶️ნახეთ, როგორ ვითარდებოდა მოვლენები 20 ივნისის დილიდან აქციის დარბევამდე.

Posted by Netgazeti on პარასკევი, 19 ივნისი, 2020

Через несколько часов, правительство с применением силы разогнало акцию, вследствие чего пострадали 240 человек. Среди них — 80 правоохранителей.

Несколько молодых людей пострадавших при разгоне потеряли глаз, несколько — зрение.

После разгона в отставку ушел председатель парламента Ираклий Кобахидзе, а Куцнашвили заявил, что отказывается от депутатского мандата. Участники акции сочли это недостаточным и продолжили протест с требованием отставки Георгия Гахария.

После протестов, в «Грузинской мечте» приняли решение провести выборы 2020 года по пропорциональной системе, но на голосовании по этим поправкам правящая партия свое обещание отозвала и инициатива на фоне противоборства мажоритариев провалилась.

Акции помимо Тбилиси продолжились и в регионах. Руководители аккредитованных в Грузии дипломатических миссии взяли на себя посредничество между правительством и оппозицией. Переговоры которых завершились 8 марта 2020 года.

Реакция России

В Кремле события в Тбилиси расценили как «антироссийскую провокацию». Госдума РФ приняла заявление о санкциях по отношении к Грузии. В заявлении было сказано, что санкции могут касаться экспорта вина и газированной воды, а также финансовых и внешнеторговых операции, туристической деятельности и т.д.

Путин введение санкции не поддержал, причиной чего назвал «уважение к грузинскому народу». Правда, до этого Кремль туристические санкции уже ввел — 8 июля 2019 года прямые рейсы между странами были прекращены как раз по приказу Путина. В Москве заявляют, что отменят решение, когда в Грузии «пройдет русофобный фон».

«Русофобии в Грузии нет. Есть критическое отношение к политике РФ, что ни для кого не должно быть удивительным учитывая ту политику, которая Россия ведет по отношению к Грузии. Но о том, что русофобии нет, свидетельствует и то, что за последние годы миллионы российских туристов приезжали в Грузию и никакой агрессии или инцидентов не было», — отмечает спецпредставитель премьера, Зураб Абашидзе.

Об отсутствии русофобии в Грузии соглашаются и исследователи российской политики и заявляют, что это выдуманный повод. Они, в то же время, считают, что в Кремле были неправильные представления о настроениях в Грузии насчет России, чему способствовала лояльная политика «Грузинской мечты», а протесты 20 июня полностью уничтожили иллюзии о смирении с российской оккупацией.

— «У России были определенные иллюзии об общественных настроениях в Грузии. Эти иллюзии были созданы политикой умиротворения и сглаживания, которую правительство Грузии вело после выборов 2012 года».

После смены политической элиты попытка установить с РФ отношения нового типа была легитимной, но надо обращать внимание на две концепции внешней политики Москвы принятых в 2013 и 2016 годах. В обеих из них пассаж о Грузии идентичен — Россия готова развивать отношения с условием, что Грузия признает новую реальность, то есть независимость Абхазии и Южной Осетии.

Настало время для правительства Грузии сделать выводы, что существующий курс по отношению к России вреден, не приносит результатов и надо бы его кардинально поменять.

— «По моему, главное, что случилось 20 июня — это то, что правительство России освободилось от всяких иллюзии, ибо прекрасно увидело, что общественное настроение в Грузии стойкое и никогда не примирится с оккупацией страны», — говорит нам Валерий Чечелашвили, старший научный сотрудник фонда имени А.Рондели и бывший посол Грузии в РФ.

Спецпредставитель премьера в вопросах грузино-российских отношений, Зураб Абашидзе ответственность за создание иллюзии не разделяет:

«Терминологию вроде потепление, нормализация, большой прогресс или прорыв, мы не использовали. Это попытка наших оппонентов приписать правительству «Грузинской мечты», и это не соответствует действительности».

— «Наоборот, мы говорим, что политические отношения между двумя странами в тупике и так будет до тех пор, пока продолжится оккупация территорий Грузии. Между странами нет дипломатических отношении и в такой ситуации их восстановление невозможно».

«Вы не сможете найти вторую страну, у которой на государственном уровне настолько низкие отношения, как сегодня у нас и России», — рассказывает Абашидзе.

Директор Института политики Грузии (GIP) Корнели Какачия же считает, что «несмотря на некое потепление, которое наблюдалось после прихода «Грузинской мечты» и которое правительство РФ сочло как привыкание грузинской стороны к оккупации, события 20 июня вновь подтвердили, что взгляды грузинского общества о России и конкретно о ее политике не изменились».

«В особенности молодежь не смирится с оккупацией. Для Москвы это было неожиданностью. События показали, что насколько бы правительство не захотело наладить отношения, общество всегда сохраняет право на вето и может, в той или иной степени, влиять на внешнеполитические решения», — считает Какачия.

По мнению политолога, события 20 июня также были неким посланием и для политических сил внутри страны о том, что с пророссийским нарративом в Грузии электорального успеха достичь нельзя.

«До этого пророссийские силы проводили грандиозные манифестации для озвучивания своих прокремлевских взглядов. После 20 июня воодушевление у них сомнительно пропало», — заметил он.

В годовщину событий видеообращение записал сам Сергей Гаврилов. Он выразил надежду, что правительство Грузии найдет силы для того, чтобы «положить конец планам реваншистов, желающих переворота», которые по указке изгнанного из страны и осужденного президента (Михаила Саакашвили — ред.) пытаются упразднить в Грузии мир и демократию.


Материал Netgazeti на эту тему:

20 июня — толчок к политическим изменениям