Политика | |

Эдуард Кокойты возвращается в политику?

11 мая, 2018 | НЭТГАЗЕТИ
Эдуард Кокойты возвращается в политику?

Экс-президент самопровозглашенной Южной Осетии Эдуард Кокойты накануне дал очередное интервью интернет-изданию ANNA news, в котором фактически заявил о своем возвращении к активной политической деятельности и намерениях бороться за власть в Южной Осетии.

По его словам, он «не видит для себя другого выхода». После его отставки к власти в республике пришли случайные люди, которые разрушают государственность Южной Осетии, дискредитируют её в глазах россиян, и Россию — в глазах мирового сообщества, как страну, осуществляющую эффективный контроль в республике.

Убийство Арчила Татунашвили, дискриминационная политика в отношении грузинского населения, по мнению Кокойты, не единственные и не случайные ошибки руководства республики.

Все это признаки системного кризиса, которые являются следствием непрофессионализма властей и разрушительной работы, затесавшихся в руководстве республики, агентов Грузии (как же без них).

Приведу фрагмент беседы Эдуарда Кокойты и журналиста Константина Сивкова.

Эдуард Кокойты:
«Хочу предостеречь спикера парламента, действующего президента и их, так называемые боты. Я не понимаю, как человек возглавляющий государство, может ежедневно по 5-6 часов рабочего времени «сидеть» в социальных сетях.

Константин Сивков:
«Может человеку просто нечего делать?».

Эдуард Кокойты:
«Он сидит и отслеживает «лайки», а потом пишет пользователям в «личку»: «Мы все видим, кому вы «лайки» ставите». Неужели так строится государство?».

Кстати, использование т.н. ботов, или зарегистрированных в соц.сетях вымышленных пользователей из Южной Осетии, за последние годы стало одним из значимых элементов политической борьбы.

С их помощью в социальные сети сливаются компрометирующие материалы, проводятся целые кампании по дискредитации, за которыми нередко следует увольнение чиновника».

В интервью Эдуард Кокойты назвал имена целого ряда чиновников, которые под вымышленными именами  распространяли информацию о том что, ответственность за смерть Арчила Татунашвили несут российские пограничники.

Тем самым, подчеркивает экс-президент, они не только порочат Южную Осетию, но и компрометируют Россию.

Очевидно, что это обращение Кокойты, прежде всего, адресовано к Кремлю. Дескать, вы держите меня в опале с 2011 года, не допустили к выборам президента 2017 года, и чего вы добились? В республике правят случайные люди, чья вменяемость вызывает сомнения. Они сотрясают республику совершенно дикими скандалами.

Достается от Кокойты и кураторам, которые должны контролировать местную бюрократию. Они, в лучшем случае, непрофессионалы, а в худшем — вредители.

Людей с прозападными настроениями среди российских кураторов Южной Осетии хватает, утверждает Эдуард Кокойты.

Эксперты, в числе которых и политолог Николай Силаев, считают, что заявляя о своих намерениях вернуться во власть, Кокойты лукавит. На самом деле его интересы лежат за пределами республики.

По мнению Силаева, экс-президент спекулирует на проблемах Южной Осетии и намеренно сгущает краски. Цель — подороже «продать» кризис, поставив Москву перед альтернативой:

— «Или я вмешиваюсь в политическую ситуацию, или рассматриваю ваши предложения за пределами республики».

Знающие люди в Москве говорят, что Кокойты сильно поиздержался за время отставки. Что даже квартира в Москве, которую ему подарил Путин, находится в банковском залоге. Чтобы поправить свои дела, Кокойты нужна должность, способная удовлетворить его запросы, и, в то же время, не зазорная для вельможи, некогда занимавшего президентский пост. Дать такую должность ему может только Кремль.

Есть еще один аргумент в пользу утверждений, что Кокойты блефует. Дело в том, что претенденту на пост де-факто президента Южной Осетии, кандидатуру которого не одобрил Кремль, ничего «не светит». И, в этом смысле, Кокойты «не светит» больше всех.

В глазах Кремля Кокойты повинен в том, что в 2011 году не смог обеспечить спокойный переход власти к назначенному Москвой приемнику – Анатолию Бибилову. Выборы Бибилов тогда проиграл, и итоги голосования пришлось отменять через суд под смехотворными предлогами.

Это обстоятельство едва не привело к открытому конфликту оппозиции и государства. Конфликту, который с трудом «разрулили» российские кураторы.

На Кокойты, в значительной мере, возложили ответственность и за коррупционные скандалы, которые сопровождали процесс послевоенного восстановления республики в 2009-2011 годах (хотя львиную долю средств «распилили» российские чиновники и подрядчики, присланные в Цхинвали Москвой).

Именно Кокойты, стремясь перехватить контроль над российскими траншами, организовал тогда серию громких разоблачений российских подрядчиков, по итогам которых югоосетинской генпрокуратурой было возбуждено около 70 уголовных дел.

Приведу пример, который привел мне один югоосетинский подрядчик. По его словам, в начале 2009 года устройство шатровой кровли над 4-подъездным жилым домом обошлось приблизительно в 1,8 млн. рублей. Югоосетинские подрядчики накрутили цену работ до 3 млн., ну а с прибытием подрядчиков из России, кровля стоила уже все 30 миллионов.

Эти коррупционные разоблачения потрясли жителей республики. В результате 5-дневной войны люди остались без крыши над головой, а деньги выделенные Москвой на восстановление жилья были украдены у них на глазах.

В Цхинвали тогда появился такой анекдот: «Русские — наши братья, а грузины – сволочи… хуже русских».

После отставки 2011 года Кремль Эдуарда Кокойты не трудоустроил, что было верным признаком опалы. Традиционно российских губернаторов после отставки устраивают на работу в федеральных ведомствах, полпредствах, Совете Федерации.

Кокойты, как «иностранец», конечно, не может претендовать на такие посты, но он вполне бы мог рассчитывать на хорошо оплачиваемую синекуру в государственных корпорациях или, например, в системе МИД.

В 2017 году Кокойты попытался выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента наперекор планам Москвы, но его попросту к ним не допустили в соответствие с решением Верховного суда РЮО.

Дело в том, что в самопровозглашенной республике действует закон, по которому кандидат в президенты, на протяжении последних 10 лет должен жить в республике не менее 300 дней в году.

В нарушении этого закона Кокойты и был уличен. Доказательства, предъявленные в суде председателем КГБ РЮО Виктором Шаргаевым, были ничтожными, потому что в РЮО на сегодняшний день нет легитимного, с точки зрения закона, и неопровержимого, с позиции здравого смысла, механизма подсчета этих дней, и закон этот невозможно применить в принципе.

Однако суд проигнорировал возражения Кокойты и автоматически принял сторону Шаргаева. Иными словами, Кокойты «указали на место» самым бесцеремонным образом.

На сегодняшний день нет никаких признаков того, что отношение Москвы к Эдуарду Кокойты изменилось. Однако, случиться может все что угодно — Кокойты не раз демонстрировал свою способность перешагивать через запреты и добиваться своего.

В 2001-м он «кинул» всесильных братьев Тедеевых, которые вырвав власть из рук первого президента РЮО Людвига Чибирова, усадили 17-летнего Эдуарда Кокойты в президентское кресло. Тедеевы рассчитывали, что он станет их марионеткой, но вскоре после выборов Кокойты избавился от их влияния, и они стали его врагами.

В 2011 году Кокойты не столько не справился с заданием Кремля, сколько сознательно его провалил. Тогда его не устроила ни кремлевская креатура в лице непредсказуемого десантника Анатолия Бибилова, ни кандидат от оппозиции Алла Джиоева, за которой стоял Дзамбулат Тедеев.

О том, как Кокойты обманул кураторов, мне рассказал бывший председатель Государственного комитета информации, связи и массовых коммуникаций Южной Осетии Дмитрий Ивако, который на выборах 2011 года отвечал за техническое и технологическое обеспечение ЦИКа и его пресс-центра.

По его словам заместитель председателя ЦИК РФ Станислав Вавилов привез в Южную Осетию «технарей» из Избиркома, чьей задачей было обеспечить победу Бибилова, путем фальсификации итогов выборов при помощи электронной системы подсчета голосов «ГАС Выборы».

Операторы должны были вводить в систему заранее подготовленный «драматический» сценарий, по которому, при подсчете голосов сначала побеждал кандидат от оппозиции, но постепенно голоса выравнивались, и в результате с минимальным отрывом побеждал «нужный» кандидат.

Но тогда, в 2011-м все сорвалось — по команде Кокойты, Дмитрий Ивако ввел в компьютер реальные итоги голосования и кремлевский кандидат проиграл.

Затем по отмашке Кокойты Верховный суд Южной Осетии отменил итоги выборов из-за «массовых нарушений», а гасить пламя народного гнева, он предложил в ту пору кураторам — начальнику управления администрации президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Сергею Винокурову и его заму Владиславу Гасумянову.

После этого провала Гасумянова отправили в отставку, а Винокурова перевели с понижением в Службу внешней разведки.

Наконец, в 2017 году, несмотря на то, что Кокойты не допустили к президентским выборам, избирательная кампания прошла в значительной мере по его сценарию.

Напомню, что тогда кандидатом №1 Москва объявила Леонида Тибилова, и Владимир Путин публично пожелал ему победы на выборах.

Кокойты же подал документы на регистрацию в ЦИК, заранее зная, что ему откажут.

Однако при этом он продемонстрировал обществу, что закон о цензе для кандидатов невозможно исполнить, а значит и недопущение его к выборам незаконно. Тем самым он поставил под сомнение и легитимность выборов в целом.

С другой стороны, он мобилизовал свой электорат, среди которых значительную часть составляют комбатанты – ветераны ополчения, вооруженных сил и спецназа.

Кокойты также провел серию акций против произвола властей, чем сильно повысил градус политической ситуации в республике. В ту пору президент Леонид Тибилов попытался пресечь активность «кокойтовцев» силами ОМОНа. Против участников акций генеральная прокуратура возбудила уголовные дела.

В ответ, верные Кокойты комбатанты пришли к казарме ОМОНа, вызвали бойцов и задали вопрос — простой, но предполагавший самые серьезные последствия: «Вы с нами или вы против нас?». Те ответили: «Мы всегда были с народом».

Кокойты, по сути, сделал то, на что не решался Бибилов – он пошел на обострение, создал ощущение угрозы открытого конфликта, и в этой ситуации Леонид Тибилов не рискнул использовать административный ресурс, то есть, заготовки для фальсификации выборов…

Таким образом, Кокойты, с одной стороны, показал Москве, что его нельзя игнорировать и он по-прежнему игрок №1, а с другой — продемонстрировал Кремлю несостоятельность московских кураторов, которых он переиграл.

И, наконец, он показал своим сторонникам, что «еще в седле», что их время еще не прошло и они, по-прежнему — сила.

С тех пор Эдуард Кокойты стал периодически выступать в СМИ с оценкой происходящих в республике событий.

Уверенный тон Кокойты не оставляет сомнений — он считает себя выше своих соперников. Их несостоятельность открывает для него новые политические перспективы.

То есть, если перед отставкой 2011 года, на фоне ожиданий перемен, общественных запросов на институциональные реформы, Кокойты выглядел как пережиток прошлого, то теперь он весьма недурно смотрится на фоне «достижений» его преемников.

Все-таки, он руководитель военного времени, а война – это хорошая возможность оправдать авторитарный режим необходимостью сплотиться перед лицом внешней угрозы и списать неудачи на происки врага.

Еще одно в его пользу — жизнь людей в то время была наполнена смыслом, переживанием трудностей, мечтами о будущем. Для многих Кокойты стал частью их молодости, их войны.

Ностальгия по Кокойты, сродни с ностальгией по «совку» бывших граждан СССР, которым не нашлось места в современной России.

В чем фатальная ошибка Кокойты? После того, как Россия признала Южную Осетию и взяла ее под свою опеку, граждане республики ожидали перемен к лучшему. Все должно было измениться. Исчезла угроза, а значит не было больше оправдания авторитаризму.

В этой новой жизни люди хотели принимать самое деятельное участие. Эти настроения можно сравнить с атмосферой начала перестройки в Советском Союзе. Кокойты этот общественный зуд не заметил, продолжая крутить старую пластинку о том, что расслабляться ещё рано и надо теснее сплотиться вокруг власти… Общество не простило ему этой недальновидности.

Конечно, Кокойты в любом случае покинул президентский пост после второго срока. Но, его поражение заключалось в том, что уходил он под гневные крики соотечественников, собравшихся у Дома правительства.

Вместе с ним вынуждены были уйти и все те, кого он привел во власть. Казалось, они уходят навсегда

На волне этих завышенных ожиданий к власти пришел Леонид Тибилов. Но оказалось, отставному чекисту нечего было предложить обществу, кроме ослабления режима.

Действительно, давление государства на общество заметно снизилось. Оппозиционеров больше не избивали и не вышвыривали из самопровозглашенной республики.

Но эти послабления не были оформлены, как принципиальный выбор в пользу прав человека. Они так и остались проявлением миролюбия дедушки Тибилова. Никаких реформ, никакого движения, полный застой.

Образно выражаясь, вместо ожидаемых перемен люди получили, как бы переход от позднего Сталина к позднему Брежневу.

Что до Бибилова, то первый год его правления вызывает самые противоречивые оценки. Демонстрации здравомыслия и прагматизма чередуются с безумными директивами. Люди из окружения Бибилова объясняют это тем, что вокруг него собрались очень разные люди.

По принимаемым решениям можно судить о тех, кто конкретно его «продавил» – умеренные или маргиналы, люди ответственные или проходимцы. Говорят, проблема еще и в тяжелом характере нынешнего руководителя.

На этом фоне Кокойты видит для себя перспективы. Вопрос в том, как их реализовать в условиях действующего ценза для кандидата в президенты.

В интервью интернет-изданию ANNA news, Эдуард Кокойты намекнул, как можно преодолеть это препятствие, если перед президентскими выборами 2021 года выиграть парламентские, которые должны состояться в 2019 году.

«Партия Единая Осетия (партия Бибилова, имеет в парламенте более 50% голосов – прим. М.Г.), а также некоторые другие парламентские партии проиграют выборы «в одни ворота». Я это хочу им заранее сказать, чтобы они там не напрягались и не дискредитировали дальше Южную Осетию…», — сказал Эдуард Кокойты по поводу возможных итогов парламентских выборов.

То есть, если верные ему политические партии и мажоритарии займут в парламенте большинство, то Кокойты сможет отменить ценз оседлости для кандидатов и пойти на выборы в обход кураторских запретов.

Кстати многие московские аналитики, отслеживающие ситуацию в Южной Осетии, считают, что подобный план имеет шанс на успех. Во-первых, за последние годы внимание Кремля на этом направлении заметно ослабло. После признания Южной Осетии и Абхазии случилась Сирия, Украина, были введены санкции…

И если за последние пять лет удалось наладить более-менее эффективные механизмы контроля за расходованием российских траншей, позволяющие уберечь от разворовывания большую часть выделяемых средств, то на фоне внешних вызовов, внимание России к происходящим там процессам заметно ослабло.

Южная Осетия отошла даже не на второй план. Она где-то на периферии внимания структур администрации президента России, осуществляющих кураторский надзор.

Южная Осетия уже не передний край российской внешней политики, а территория со сложившимся положением вещей. Москва стала более терпима к тамошним внутриполитическим процессам, при условии соблюдения двух принципиальных моментов – лояльности к государству-патрону и политической стабильности.

Очевидно, этим и объясняется демонстративная обеспокоенность Кокойты активизацией «прогрузинских» и «прозападных» сил.

Это такой сигнал кремлю: «Несмотря на опалу, я по-прежнему тебе предан. Я понимаю, твое недоверие – это результат козней наших общих врагов».

Правда, остается такой труднопреодолимый для Кокойты фактор, как кураторы — бесцеремонные и своенравные, они не раз демонстрировали, что способны задействовать любые самые неприглядные методы воздействия на ситуацию.

Однако такой поэтапный план прихода к власти – сначала получение большинства в парламенте, а затем борьба за президентское кресло — укладывается в принципиальные требования Москвы и может оказаться действенным средством против кураторов.

В этой истории есть еще один важный фактор — голос югоосетинского избирателя.

В 2011 году в ту пору Дмитрий Медведев пожал руку Анатолию Бибилову и пожелал ему удачи на выборах, что в принципе означало: Бибилов – кандидат Кремля. Но выборы выиграла кандидат от оппозиции Алла Джиоева.

В 2017 году Путин обозначил Леонида Тибилова, как своего фаворита, но победу одержал Анатолий Бибилов. Поэтому ничего не предопределено.

Кокойты, безусловно, имеет шансы. Насколько они велики, никто не знает. Как показал опыт, все социологические исследования в Южной Осетии – это вздор.

Автор: Мурат Гекемухов