Мнение | |

Личный узник де-факто президента Бибилова? 22-й день после задержания доктора Важи

30 ноября, 2019 | НЭТГАЗЕТИ
Личный узник де-факто президента Бибилова? 22-й день после задержания доктора Важи

История задержания доктора Важи Гаприндашивли – это часть т.н. «цнелисского кризиса» — комплекса мер, предпринимаемых в Цхинвали, чтобы вынудить Тбилиси убрать полицейский пост с территории, которую Цхинвали считает своей.

Установив полицейский пост у селения Цнелис, грузины, прежде всего, причинили колоссальный политический ущерб лично президенту Бибилову.

Дело в том, что в еще 2018 году на протяжении нескольких месяцев депутаты парламента публично предупреждали президента о необходимости срочно строить забор и выставлять посты именно на западном участке границы, где впоследствии грузины выставили свой пост.

В противном случае, утверждали депутаты, эту «территорию могут занять грузины, и мы ничего не сможем с этим сделать». По непонятным причинам президент демонстративно проигнорировал выводы комиссии, и теперь в глазах общественного мнения он главный виновник произошедшего.

Вкупе с другими провалами у президента набирается критическая масса ошибок, которая может стоить ему политического будущего.

Президент пытается избавится от этого груза, и в том числе и исправить свою ошибку по границе. Прежде всего, он поднял ставки в этой игре. КГБ опубликовал целую серию заявлений, о готовящихся грузинскими спецслужбами масштабных провокациях на границе и диверсиях, о начале новой «гибридной войне», первым этапом которой является установление полицейского поста. То есть проблема не в его ротозействе, а в глобальных угрозах, с которыми столкнулась Южная Осетия.

С другой стороны, он добивается, чтобы Тбилиси убрал этот пост. Если бы он смог этого добиться, то в глазах соотечественников президент стал бы победителем, первым лидером, который самостоятельно добился уступок от Тбилиси

Для этого надо конвертировать маленькую победу у селения Цнелиси в большое политическое поражение, сделать так, чтобы в глазах грузинского избирателя эта история превратилась в бессмысленную авантюру, из-за которой страдает мирное грузинское население.

Очевидно, что в рамках этого плана закрыты все пункты пропуска. Ограничена свобода передвижения жителей и гостей Ленингорского района (р-н Ахалгори, — ред.), они фактически заперты в районе.

Не выпускают в Тбилиси даже экстренных больных, некоторые из них уже умерли, не получив адекватной медицинской помощи. Не выпускают и на плановые операции, на химиотерапию и т.д.

То есть можно предположить, что список жертв «цнелисского кризиса» будет расти, а вместе с тем, и возмущения грузинских граждан беспомощностью их руководства. Это причинение политического ущерба.

Частью «цнелисского кризиса» стал и доктор Важа Гапринадашвили. Справедливости ради надо отметить, что никто его в этот проект никто не втягивал, он сам оказался в подобной ситуации.

Дело в том, что с августа 2008 года это первый случай, когда человека подвергают аресту и грозят лишением свободы за нарушение государственной границы.

С того времени, как начали патрулировать границу после войны 2008 года, пограничники ежегодно задерживали около пятисот нарушителей. Все нарушители отделывались одинаково – задержание, суд, административный штраф от 500 до 1000 рублей и выдворение, если нарушитель пришел извне.

В ноябре прошлого года югоосетинские власти ужесточили наказание. Они увеличили размеры штрафов от 2000 рублей для тех, кто попался впервые, до 5000 тысяч рублей для «рецидивистов».

Ужесточение санкций мало что изменило — за три недели ноября югоосетинские пограничники задержали более сорока нарушителей. Их всех оштрафовали и отпустили. Всех, кроме Важи Гаприндашвили.

Сотрудница суда, которая присутствовала при рассмотрении его дела, уверяла меня, что и он бы отделался штрафом, если бы не начал делать политических заявлений.

По ее словам он жестко заявил, что находится на территории Грузии, граница которой с Россией проходит по кавказскому хребту. Никаких других границ и никакой Южной Осетии он не признает.

На жесткое заявление, последовала жесткая реакция – впервые с 2008 года суд применил к гражданину Грузии российский закон. Как говорится в сообщении пресс-службы КГБ самопровозглашенной РЮО:

— «В отношении Гаприндашвили В.Д. органами дознания КГБ было возбуждено уголовное дело по ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение границы). Установлено, что указанный гражданин Грузии умышленно пересек линию государственной границы Республики».

То есть КГБ в своем заявлении ссылается на то, что в Южной Осетии действует российское законодательство, которое предусматривает уже до двух лет лишения свободы за незаконное пересечение границы.

Лукавство этого заявления в том, что российское законодательство действует в тех случаях, когда на этот счет нет своего закона. А свой закон был принят в ноябре 2018 года (последняя редакция) и предусматривал административный штраф.

До суда доктора Гаприндашвили заключили под стражу сроком на два месяца.

Трудно сказать, в какой момент созрело решение использовать его в проекте « цнелисский кризис». Наверное, не сразу, как не сразу стало известно, что он знаменитый врач.

Такой вывод напрашивается их хронологии событий — 9 ноября задержали, 13 состоялся суд, и лишь 19 ноября, появляется первое заявление КГБ, связывающее его и цнелисский кризис:

«КГБ полагает, что участившиеся случаи нарушения государственной границы РЮО с Грузией связаны с выставлением тбилисским режимом незаконного поста грузинской полиции в районе н.п. Уиста (Цнелис) и являются элементами одной гибридной операции, направленной на уничтожение понятия «государственная граница» республики Южная Осетия и ревизию главных политических итогов августа 2008 года. По указанной причине ответ Южной Осетии на провокационные действия В.Гаприндашвили и его кураторов будет лежать исключительно в правовой плоскости, направлен на недопущение рецидива и эскалации напряженности, а также защиту суверенитета, независимости и территориальной целостности Республики Южная Осетия».

В своем заявлении КГБ поднимает в статусе Важу Гаприндашвили до активного участника боевых действий:

«По имеющимся данным, капитан запаса военно-медицинской службы Вооруженных сил Грузии, принимавший в качестве военврача активное участие в событиях августа 2008 года».

С этого момента становится ясно, что «дело Гаприндашвили» помещается в один кейс с закрытыми пунктами пропуска и цнелисским постом. Цхинвали, скорее всего, будет настаивать на том, чтобы все три вопроса решались одновременно.

Три пункта не предел, судя по всему, в этот кейс может попасть еще много сюжетов, был бы случай. Время в этой истории работает на Цхинвали.

Он почти не скован в действиях – из-за ограниченного статуса защищен от санкций, его безопасность обеспечивает российская военная база. Президент Бибилов не опасается репутационных издержек, если они не грозят его благополучию, и не боится произносить абсурд.

При этом, как показала история с Арчилом Татунашвили, он плохо управляем из Москвы, особенно, когда чувствует себя задетым, или когда, по его мнению, из-за уступок он может показаться слабым.

Вот собственно параметры проблемы, в которую угодил доктор Важа.

Вопрос, который остался без ответа: зачем ему это было нужно? До него задержали, по меньшей мере, четыре тысячи нарушителей, и никто не позволял себе подобных демаршей. И всех отпустили…

Не понятно также зачем он полез через колючую проволоку.

Важа Гаприндашвили был задержан 9 ноября пограничниками в селении Монастери (Муниципалитет Хашури, регион Шида-Картли — ред.) – это в западной части Ленингорского района, в так называемой Цинагарской зоне.

К границе его подвез коллега-врач. Из опубликованных КГБ Южной Осетии распечаток их последнего, перед задержанием, разговора, Важа Гаприндашвили искал кафе в центре села, чтобы выпить чашку кофе.

На суде, он объяснил причины своего появления в селе, желанием помолиться в местной церкви. Грузинские пользователи социальных сетей попытались придать этому заявлению какой-то смысл. Дескать, врач шел на помощь к больному, но был пойман и теперь скрывает истинные причины перехода, чтобы не подставлять под удар пациента.

Красивая история, но не правдоподобная, потому что в этом случае, врача обязательно бы встретили на границе, и предприняли бы все меры к тому, чтобы он не попался.
И не ходил бы он по селению в одиночку в поисках кафе.

В грузинских соцсетях обсуждалась версия, будто бы он шел в Ленингори на помощь к Тамаре Гигаури – пожилой женщине, которая упала в колодец.

Но это слишком далеко от села Монастери. Кроме того, выбраться из Цинагарской зоны в Ленингори или в Цхинвали почти невозможно из-за проверок документов у всех приезжих.

Если он шел в Ленингори, то логичней было бы переходить границу с востока, со стороны Душети. И пройти там шансов на порядок больше, и расстояние — рукой подать.

Наверное, на все эти вопросы ответит сам доктор, когда вернется домой.

В настоящее время Гаприндашвили сидит в цхинвальской тюрьме. 28 ноября я говорил с его адвокатом Владимиром Фидаровым. По словам адвоката, его клиент чувствует себя хорошо, держится бодро, отношения с соседями у него хорошие.

На все остальные вопросы адвокат отвечать отказался, сославшись на условия его контракта по защите клиента.

От около-кремлевских экспертов я слышал, что Москве «эта история не нравится». С одной стороны, она наносит ей, как ответственной за все происходящее в Южной Осетии, репутационный ущерб. С другой — Москва в этой ситуации выглядит не способной урезонить своего сателлита.
Как я слышал от московских экспертов, в ходе недавней встречи югоосетинских депутатов с российскими сенаторами, последние настоятельно рекомендовали не затягивать с освобождением врача.

На встрече в формате Карасин-Абашидзе, состоявшейся 28 ноября, бывший замглавы МИД России сенатор Григорий Карасин выразил надежду, что ситуация с задержанием грузинского врача Важи Гаприндашвили вскоре разрешится.

А в окружении Бибилова я слышал такое мнение:
— «Вот если бы руководство Грузии напрямую обратилось к президенту с просьбой, тогда он отпустил бы Гаприндашвили….».

То есть, судя по всему, Бибилов ждет предложений, соответствующих его амбициям и политическим целям. Посмотрим, чья возьмет.

Автор: Мурат Гекемухов


Материал подготовлен в рамках проекта «Вести из Южного Кавказа». В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые в самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti» и тбилисского офиса Фонда Heinrich Böll.

© Heinrich-Böll-Stiftung