Политика | |

Чем схожа тактика борьбы Иванишвили и Путина с НПО

6 декабря, 2019 | Джаба Ананидзе
Чем схожа тактика борьбы Иванишвили и Путина с НПО

«Такое отношение вредит, прежде всего, самому правительству и его имиджу как в международном, так и в грузинском сообществе», — заявила Народный защитник Грузии Нино Ломджария.

Мы спросили ее о перманентной критике в адрес неправительственных организаций (НПО) со стороны властей и о том, насколько эта тактика похожа на путинский метод подавления и искоренения «нежелательных организаций» в России.

С мнением омбудсмена согласны представители третьего сектора. Но, хотя «атаки» на НПО действительно напоминают российские методы, то что возможно в России, в Грузии сделать не получится.

Комментируя заявление председателя правящей партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили о потере доверия к американским институтам, президент Международного республиканского института США (IRI) Дэниел Твайнинг в интервью «Голосу Америки» сказал:

«Когда правительство осуществляет нападки на американские НПО, это, как правило, происходит в России или Китае, где нет политической свободы и демократической практики. Странно, что это происходит в условиях демократии. <…> Люди в Вашингтоне, проявляющие интерес к этим вопросам, очень удивлены тем, что мы говорим об этом сегодня».

Как поступает Путин?

Сравнения с Россией или Китаем, звучат не только в заявлениях президента IRI, о том что правительство Грузии в своей стратегии борьбы с НПО, напоминает РФ, говорят и аналитики, и представители третьего сектора. Хотя в последние годы Владимир Путин перестал критиковать неправительственные организации — их просто заставили замолчать.

Путин начал активную борьбу с неправительственными организациями еще в 2012 году. Тогда в России был принят закон, разрешающий властям объявлять НПО, получающие финансирование из-за рубежа, «иностранными агентами».

В 2015 году Кремль начал кампанию по сдерживанию гражданского сектора , тогда Путин подписал еще один закон — «о финансировании из иностранных фондов».

К тому времени из 150 организаций, действующих в России, осталось 87.

В соответствии с законом, принятым в 2015 году, общественным организациям было запрещено функционировать без решения суда. С одобрения МИДа прокуратуре России разрешили запрещать деятельность НПО.

В кремлевском списке «нежелательных» организаций значились: Национальный фонд в поддержку демократии, Международный республиканский институт, Национальный демократический институт международных отношений, Freedom House, фонды «Открытое общество» миллиардера-филантропа Джорджа Сороса, MacArthur Foundation, Charles Stewart Mott Foundation, Education for Democracy Foundation, Восточноевропейский демократический центр, Украинский всемирный конгресс, Украинский мировой координационный совет, Крымская миссия по гражданским правам.

Прежде чем Путин завершил борьбу с НПО, он, как и Иванишвили, часто ссылался на третий сектор и постоянно говорил об угрозе, исходящей от иностранного финансирования.

Однако самым запоминающимся было то, что он сказал в 2014 году:

— «Запад может использовать неправительственные организации для создания беспорядков в России».

Эту тему активно освещали различные агентства.

Агентство Рейтер опубликовало статью с цитатой Путина:

«Сегодняшние законы России создают нам необходимые условия для свободной и прозрачной работы неправительственных и общественных организаций. Но мы никогда не допустим, чтобы их использовали в деструктивных целях».

В 2015 году BBC издает статью с заголовком: «Путин подписал закон против «нежелательных» НПО».

В 2013 году ветеран правозащитного движения  Людмила Алексеева писала:

«Подчинив бизнес, судебную и законодательную власть, овладев технологией проведения выборов так, чтобы результаты были известны заранее, власть избавилась от последних ветвей независимости, которые существуют в нашей стране — в частности, гражданского общества, особенно после того, как оно стало более активным, что очень беспокоит правительство».

Open Democracy в своей статье — «Путин против НПО» опубликованной в 2014 году,  пишет:

«Насколько далеко зайдет Кремль в борьбе с неправительственными организациями — большой вопрос. Теперь мы понимаем смысл сравнения России не только с Беларусью, но также с Китаем и Северной Кореей».

Amnesty International в 2016 писало:

«Совершенно очевидно, что главной целью российского правительства было замедлить рост критически вовлеченного гражданского общества и превратить его в целевого и зависимого сторонника государственной политики».

Как пытается поступить Бидзина Иванишвили?

Иванишвили выбрал стратегию Путина — атаковать неправительственные организации. Однако, в отличие от президента РФ, предводитель «Мечты» и правительственные чиновники обвиняли  в основном НПО связанные с «Единым национальным движением» (ЕНД).

Сентябрь 2016, Netgazeti, Бидзина Иванишвили:

«О каком «третьем секторе» мы говорим? Этот третий сектор испачкан и весь в грязи. Это ведь именно они, извините за выражение, развратили общество. Такими агрессивными, как те, кто прикрывается третьим сектором, обычно не бывают даже члены «Национального движения». Кто это сказал, скажите мне конкретно, и сразу будет видно… Наверное, это была Гигаури, наверное, это она. Это та Гигаури, которая «в погонах». Там (на видеокадрах) был какой-то разговор о деньгах. Гигаури тоже получила погоны в это время. Какие-то погоны, я не знаю эти слухи, но о ней так говорят».

Речь идет о директоре авторитетной неправительственной организации Transparency International – Georgia Эке Гигаури. 

В 2015 году Иванишвили дал эксклюзивное интервью телекомпании «Имеди»:

«По поводу неправительственных организаций мы проводим исследования, по поводу тех НПО, которые больше, чем правительство… Вернее, по поводу конкретных личностей их руководителей – Ломджария, Гигаури, Кожоридзе. Мы представим интересные исследования по этой теме. У нас — очень много вопросов. И касательно их самих у нас есть вопросы…».

Примеру Иванишвили, последовал тогдашний спикер парламента Ираклий Кобахидзе.

«Есть такой термин, как GONNGO, что означает правительственная НПО связанная с государством. Есть несколько организаций, которые в свое время были напрямую связаны с предыдущим правительством, и после того, как они проиграли выборы, эти GONNGO превратились в OPPONGO (оппозиционные НПО)», — сказал Кобахидзе в марте 2019 года.

В 2018 году кандидат в президенты Саломе Зурабишвили заявила, что неправительственные организации не защитили ее права от клеветы в период предвыборной кампании.

«Я выразила сожаление в отношении неправительственных организаций, с которыми мне, как президенту, понадобятся тесные отношения в будущем. Важно, когда неправительственные организации откликаются на кампанию, но во первых когда в отношении женщин звучат слова ненависти, не кто защищает права женщин, должны реагировать на это, а я не услышала такой реакции. С другой стороны, я думаю, что когда идет избирательная кампания, и когда для этого (критики) нет оснований, это уже не критика, а прямая клевета», — сказала Саломе Зурабишвили.

«Когда Нацдвижение и Михаил Саакашвили хвалят неправительственные организации, значит что-то вы делаете неправильно, друзья», — заявил Арчил Талаквадзе в октябре 2018 года, будучи лидером парламентского большинства.

«Несколько неправительственных организаций практически превратились в политические партии и живут по политическому сценарию «Националов» (ЕДН) и «Европейцев» (ЕПГ)», — заявила министр юстиции Теа Цулукиани в комментарии Первому каналу в апреле 2019 года.

Бывший премьер-министр и нынешний министр обороны Ираклий Гарибашвили обвинил третий сектор в «подрывной деятельности» против государства.

Он раскритиковал грузинские НПО за то, что они развернули кампанию «Это тебя касается – нас опять подслушивают», требуя ускорить процесс принятия законодательных изменений.

Гарибашвили обвинил НПО в том, что они действуют во вред интересам государства:

«Тот вариант, который представили неправительственные организации, а также представители «Национального движения», был просто катастрофичным. Он мог подвергнуть опасности эффективность работы всей правоохранительной системы страны. Несколько месяцев назад они начали абсолютно непонятную для меня кампанию «Это тебя касается». В то время как имидж нашей страны укрепляется на международной арене, эти люди выступают с рекламой, на которую тратят тысячи лари. Я это могу прямо назвать подрывной деятельностью».

Критику высокопоставленных госчиновников активно поддерживают ультранационалистические силы. Они открыто инициируют закрытие организаций и введение запрета на их финансирование. особую инициативность в этом вопросе проявляет «Грузинский марш».

НПО: Когда власть ведет себя подобным образом, это напоминает Россию и Китай.

«Такой взгляд на неправительственные организации у политиков которые дистанцируются от демократии», -— сказал глава НПО «Демократическая инициатива Грузии».

Заявления Иванишвили и других высокопоставленных чиновников напоминают ему Россию, Китай, Беларусь — страны, где в условиях политического кризиса неправительственные организации подвергаются нападкам.

«Не думаю, что они копируют действия России. Когда сохранение власти становится важней, чем демократия, это происходит само собой. В процессе они смотрят, кто может стать  угрозой: политик, СМИ, НПО. Правительство действует к естественным методам, чтобы нейтрализовать угрозы», — называет мотивы нападок на НПО Мшвениерадзе.

С этим согласна Ана Нацвлишвили, экс-глава Ассоциации молодых юристов, а ныне спикер движения «Лело» [Lelo, политическая партия банкира Мамуки Хазарадзе, — ред.].

— «Россия не желает, чтобы в соседней стране укреплялась демократия», — сказала она.

«Ясно, что Россия не хочет, чтобы Грузия состоялась как сильное государство, и этот интерес распространяется на все, в том числе и на институты. Они не хотят ни сильного третьего сектора в Грузии, ни армии, ни справедливости. Проблема в Иванишвили, который мысленно находится в России. Он должен быть там, где он есть, но он желает, вернуть нас туда», — сказала она.

Нацвлишвили считает тревожным заявление президента IRI Даниэля Твайнинга о Иванишвили:

«Это тревожит, потому что до сих пор мы не слышали столь жесткой оценки внешнего курса Грузии. Фактически, правительство говорит нам, что оно европейское, но невозможно чтобы внешний курс был отделен от внутренней политики.

«Нельзя сказать, что вы европеец, но не защищаете права человека и не хотите независимой судебной власти …».

IRI — очень важная организация, ее мнение учитывается как в США, так и в Европе. Практически было сказано, что такие подходы не могут применятся в демократическом государстве, и такой стране место рядом с Россией и Китаем.

Гия Вольски об НПО: «Это командный тон»

«Это такой подход, если кто-то задевает или критикует позицию неправительственных организаций, у них реакция, словно они считают себя последней инстанцией, и если вы не принимаете их во внимание, вы в чем то виноваты, а ваша политика и риторика — российские».

— «Я считаю, наоборот, это неправительственный сектор использует командный и демагогический тон. На самом деле им не грозит закрытие, а я в целом считаю, что в нашей стране очень важно иметь неправительственные организации», — сказал Вольский.

Депутат от правящей партии не видит сходства с тактикой Путина, который сначала критиковал НПО, а затем принял закон, запрещающий их.

Также как Иванишвили и другие высокопоставленные чиновники, Вольский обвиняет некоторые НПО, в том, что они повторяют риторику «Национального движения».

При этом парламентарий не смог объяснить, почему позиция какой-либо организации гражданского общества не должна совпадать с взглядами политической партии, или наоборот.

«Не разговаривайте со мной таким раздраженным тоном, вы уже предвзяты, это чувствуется по тону… Я могу привести много примеров, когда НПО превышают свои функции и обязанности, копаются в политике и, самое главное, не объективны… Это мое мнение».

— «Например, когда Transparency Georgia делает какие-то выводы о единоличном правлении Бидзины Иванишвили, это абсурд. А постоянное повторение, слово в слово, риторики «Национального движения» не соответствует действительности», — сказал Вольский.

Депутат считает, что проводить параллель с Россией неправильно, потому что правительство в Грузии только выражает свое мнение только о гражданском секторе, но не стремится ослабить гражданский сектор.

«Это не ограничение, когда неправительственный сектор, даже политизированный, имеет таких активных защитников, как вы… негосударственный сектор нужен. Посмотрите, что на самом деле происходит в Европе, в США, где даже СМИ и третий сектор тоже не во всем согласны».

— «Я могу не согласиться с вашей редакционной политикой, но это не значит, что вы не должны звонить мне и пытаться своими вопросами поставить меня в неловкое положение. Тем более, что это у вас не получится», — ответил Гия Вольски.

Ана Нацвлишвили предложила Вольскому ознакомиться с Конституцией Грузии.

«Права человека там написаны не случайно… Когда что-то правда и эту правду повторяет другой актор, это не может стать ложью, только потому что вам это не нравится. Эти люди постоянно держат в подозрении критически настроенных активистов. Мы помним, как Иванишвили анонсировал фильм против НПО в 2015 году. Они не верят, что кто-то действительно может искренне встать на защиту ценностей».

«Это неверное ожидание, то что неправительственные организаций должны быть оторваны от политической жизни и сидеть тихо и спокойно писать отчеты», — говорит Георгий Мшвениерадзе, глава НПО «Демократическая инициатива Грузии».

Как критика правительства влияет на неправительственные организации?

Народный защитник Нино Ломджария считает, что перманентные атаки правительства на негосударственный сектор могут негативно сказаться на отношениях с различными ветвями власти, которые необходимы третьему сектору для достижения конкретных целей.

«Сегодня у нас в стране очень сильный и независимый гражданский сектор, который работает во многих областях, включая права человека и борьбу с коррупцией. Я думаю, что такие заявления не ослабят их, но они повлияют на отношения между НПО и различными ветвями власти. У них есть ряд проектов, в которых они помогают различным учреждениям и предоставляют экспертную помощь».

— «Когда представители различных ветвей власти слышат подобную ​​критику неправительственных организаций, это влияет на их сотрудничество», — сказала нам Нино Ломджария.

«Заявления Иванишвили и других нацелены на то, чтобы их сторонники стали преследовать организации гражданского общества, что разжечь очаги конфронтации против тех организаций, которые реально борются за демократию. Эта тактика правительства нанесет ущерб не только неправительственным организациям, но и демократическим процессам в стране в целом», — сказал Мшвениерадзе.

Насколько реально повторение в Грузии российского сценария?

Нино Ломджария, народный защитник:

«Я считаю, что Грузия существенно отличается от России. Поэтому я не ожидаю, что правительство сможет оперировать теми методами,как бы сильно им этого не хотелось. Это не сработает, потому что мы не Россия, и у нас гораздо более сильная демократия и более сильное гражданское общество».

Георгий Мшвениерадзе также считает, что Грузия — это не Россия. По его словам, гражданский сектор в стране достаточно силен. Он также обращается к прошлому и напоминает властям, что первая неправительственная организация была в Грузии еще 140 лет назад, и ее не смогла победить даже царская Россия.

«Я не думаю, что правительство может надеяться на успех в этой борьбе. Правительство не верит, что здесь есть люди, которые сражаются самоотверженно. Их можно остановить, если их убьют или посадят в тюрьму. Иванишвили будет очень непросто. У нас все это началось еще 140 лет назад, во времена Чавчавадзе, Гогебашвили и Кипиани, в период когда в обществе распространялась  грамотность и привносили западные ценности. На эту борьбу не смогла повлиять власть, даже при царской России», — добавил Мшвениерадзе.

Автор: Джаба Ананидзе, Газета Батумелеби