Люди

6-летний Арам, который «может все»: «Моя мечта вновь вернуться в Карабах»

11 июня, 2024 • 131
6-летний Арам, который «может все»: «Моя мечта вновь вернуться в Карабах»

«Я — Арам, и я все могу!» — на просьбу представиться 6-летний Арам Караханян из Карабаха отвечает известной пословицей. В армянском языке имя «Арам» рифмуется со словом «могу» [прим.ред].

Мы беседуем с ним в дошкольном образовательном учреждении при ереванской школе №196 имени Ашота Навасардяна, где он учится после того, как вследствие депортации армян из Нагорного Карабаха, в сентябре 2023 года, его семья переехала в Армению.

Как заявила 27 сентября 2023 года министр образования, науки, культуры и спорта Армении:
«Каждый третий беженец из Карабаха, прибывший в Армению – ребенок».

По состоянию на октябрь 2023 года из Карабаха в Армению стали беженцами 7996 детей в возрасте с младенческого возраста до 5 лет и 21266 детей — от 6 до 19 лет.


Арам Караханян, Фото: Медиамакс, 2024

Салки, прятки и «пост», который защищает дом

«Мы жили в Карабахе. Там было очень хорошо. Играл, а летом ходил на бассейн. Мама помогала мне плавать. Так и жили, а потом услышали первый выстрел, случилось все это и приехали в Ереван», — рассказывает 6-летний Арам на арцахском диалекте в ответ на мой вопрос о жизни в Карабахе.

Вместе с более чем 100 тысячами армян семья Арама была вынуждена покинуть родной Степанакерт (адм.центр региона) в сентябре 2023 года.

— «В Степанакерте я ходил в детский сад «Сосе», затем — в дошкольное образовательное учреждение. Мою учительницу звали Анна. У меня были друзья, мы играли в прятки и салки. У нас было игрушечное оружие, и мы построили «пост», чтобы защищать свои дома», — рассказывает 6-летний ребенок, которому уже с этого возраста пришлось осознать, что дом нужно защищать всегда.


Фото: Медиамакс


 

Мать Арама Лира Мирзоян вспоминает, как уезжая из Карабаха, закрыла дверь дома в надежде, что вернётся через пару недель.
— «Я сознательно закрывала дверь, думая: позже опасности не будет, мы скоро вернемся. А сейчас нам приходится сталкиваться с реальностью изо дня в день, и это очень сложно», — рассказывает молодая женщина и добавляет:

— «Слава Богу, в Ереване живет брат мужа. Здесь, в их доме, нас встретили с большой заботой. Со временем мы нашли квартиру по найму, переехали и начали задумываться об образовании детей. Арам поступил в дошкольное образовательное учреждение при школе №196 имени Ашота Навасардяна.

Никогда не забуду ту теплоту, с которой нас встретил директор и весь коллектив в первый день. У меня две дочери, одной 16, другой 12 лет. Старшая в этом году заканчивает школу и собирается изучать экономику.

Правда, пока у нас нет возможности дополнительных занятий по подготовке к поступлению в университет, но необходимые знания она старается получить самостоятельно.

Моя 12-летняя дочь училась в семинарии имени ученого Анания Ширакаци. Она располагалась в Степанакерте. После переезда с нами связались из ереванского филиала семинарии и предложили бесплатно продолжить обучение, а также предоставили транспорт до семинарии. Эта поддержка чрезвычайно важна для нас».

«Мы преодолеем даже блокаду, только бы жить на родине»

В декабре 2022 года Азербайджан блокировал нагорный Карабах, отрезав единственную «дорогу жизни», связывающую регион со всем миром. Таким образом, Карабах был лишен продовольствия, медикаментов, других предметов первой необходимости, а также электро и газоснабжения.

— «Во время блокады не было игрушек. У меня их было много, но купить новую было невозможно. Их нигде не продавали», — вспоминает Арам и продолжает перечислять самые интересные и ставшие недостижимыми для него потребности:
«Не продавали ни мороженного, ни сока — вообще ничего».

 


Фото: Медиамакс


 

Мать Арама говорит, что несмотря на сложную ситуацию, семья старалась сделать все возможное, чтобы все трое детей ни в чем не нуждались.

— «Мы буквально выжимали хлеб из камня. Жили в собственном доме и быстро разбили огород в саду напротив. Да, мы никогда не занимались сельским хозяйством, но – да здравствует Интернет! — поискали, научились и сделали (улыбается – ред.).

Мы не отчаивались и постоянно повторяли — это наша борьба, мы должны преодолеть блокаду, потому что хотим жить на своей Родине».

Учебные заведения Арама и двух его сестер находились довольно далеко от их дома, на другом конце города. Несмотря на это, рассказывает Лира Мирзоян, дети никогда не отсутствовали, выходили из дому пораньше, долго шли, но доходили до школы или детского сада.

— «Арам в это время посещал детский сад «Сосе». Здесь старались как-то отапливать помещения, чтобы дети не замерзли. Газа, естественно, не было, но когда давали свет, персонал быстро включал электрообогреватели, и холод удавалось как-то переломить», — вспоминает мать Арама.

Блокада Нагорного Карабаха Азербайджаном завершилась в сентябре 2023 года полномасштабной войной.

 

«Ехали-ехали и, наконец, добрались до здешнего дома»

О дне начала войны и последовавших за ним событиях Арам рассказывает в стиле сказки. Но добро в этой сказке не побеждает.


Фото: Медиамакс


 

— «Когда началась война, мы с мамой возвращались из дошкольного учреждения. Услышав первый взрыв, мы побежали и увидели гараж. Возле гаража стоял мужчина. Он сказал: Бегите сюда скоре! Мы зашли внутрь – там было много детей, которые плакали. А я всем сказал: Не плачьте, это наши стреляют.

Потом за одним из детей приехала машина, забрала его и уехала. Мы долго ждали, сели в чужую машину и поехали в подвал школы. Он был битком набит, и все плакали. Я проголодался, сказал об этом маме, и девочка постарше дала мне кусок хлеба. Потом мужчина дал мне воды, я попил и уснул у мамы на коленях.

Мы долго оставались в подвале. А потом два дня были в пути Карабаха в Армению. Устал, папин друг угостил виноградом, мама дала мне кусочек хлеба, а соседи — воды. Вот так мы ехали-ехали-ехали – и, наконец, добрались до здешнего дома. Я ничего не взял из дома. Моя мечта – вернуться домой».

 


Фото: Медиамакс


 

Мать Арама вспоминает, что поведение ребенка 19 сентября ее просто шокировало.

— «Я беспокоилась за него, а он подходил ко всем как в гараже, так и в подвале и говорил: Успокойтесь, не плачьте.
Подходил, «расправлял» обеими руками мои брови и говорил: Вот так держи, больше не плачь».

Новое дошкольное образовательное учреждение

В новом учебном заведении Арам чувствует себя хорошо.
— «Мне здесь нравится. Мы играем с игрушками, рисуем красками, работаем с цветной бумагой. У меня здесь новые друзья: Самвел, Алекс, Арсен. Здесь много друзей».

Здесь повседневная жизнь мальчика наполнена не только играми, но и образованием и различными мероприятиями.

— «Сейчас мы готовимся к шахматному утреннику. Сделаем это, закончим и пойдём в школу. Я очень хочу в школу, очень!», — говорит 6-летний мальчик.


Фото: Медиамакс


Воспитательница Арама, Марине Мурадян рассказывает, что после вынужденной депортации армян из Карабаха восемь детей были приняты в дошкольное образовательное учреждение при школе №196 имени Ашота Навасардяна.

— «За это время две семьи уехали из страны, и теперь у нас шестеро детей из Карабаха. Наш главный принцип – здесь мы все семья и друзья. Так что дети, пережившие те тяжелые события, сразу получили любовь и ласку со стороны других учеников».

По словам Марине Мурадян, Арам очень способный, сразу усваивает то, что слышит, и активно участвует во всех мероприятиях.

— «Заметила в нем такие качества, как желание защищать и помогать. Однажды он нарисовал картинку с надписью: Раньше я защищал свой Арцах (арм. Карабах), а теперь — улицы Зовуни» — в то время семья Арама жила в поселке Зовуни, под Ереваном.
Даже когда девочку, сидящую рядом с ним, кто-то пытается обидеть, он встает и сердито кричит: Товарищ Марине, хватит, больше не могу терпеть, эту девочку обижают!», — вспоминает воспитательница с улыбкой.

О воспоминаниях, тоске и мечтах

Мама Арама рассказывает, что мечты ребенка теперь лишь об одном — о своем бывшем доме, Карабахе и о возвращении туда.

— «В прошлое воскресенье мы побывали в храме Гарни и монастыре Гегард. Арам подбежал и сказал: Мама, дай мне скорее монетку.

В церкви Гегард есть святой колодец, куда люди бросают монетки и загадывают желание. Я пошла за ним и увидела, как он громко говорит: Хочу, чтобы Арцах был нашим, хочу отпраздновать там свой день рождения!», — и бросает монетку в воду.

Он постоянно вспоминает дом, сравнивает. Когда мы переехали на съемную квартиру, он вошел, осмотрелся и говорит: Мама, это хороший дом, но наш лучше, правда?

Замечаю, что он все время проводит сравнения: Дома это было здесь, и качели были другие»…

— Арам, а Ереван и Степанакерт похожи? — спрашиваю я ребенка.
— Флаги похожи. Просто на ереванском нет белой линии, а на карабахском — есть, — отвечает он.
В конце отваживаюсь спросить: что он помнит и по чему скучает?
— Там у меня был большой двор, качели, друзья, велосипед. Я хочу, чтобы Арцах снова стал нашим.
— Хочешь вернуться? — спрашиваю я.
— Очень! — отвечает шестилетний мальчик, одним словом, и непоколебимой решимостью.

Автор: Яна Шахраманян, Видео: Гаяне Енокян, Фото: Эмин Аристакесян


В тексте содержится терминология и иные дефиниции, используемые как на территории Нагорного Карабаха, так и в международном описании локаций и мест. Мнения и суждения, высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции «Netgazeti»

Правила перепечатки


Также: